Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

05.03.2008 | Валерий Выжутович

Пир побежденных

Второго марта, когда голосование было в самом разгаре, Дмитрий Медведев, уже опустив свой бюллетень, поехал в один из московских ресторанов. С ним разделили застолье проголосовавшие Владимир Путин, Виктор Зубков, Борис Грызлов и Сергей Миронов. По сообщениям ИТАР-ТАСС, обед был дружеским, неофициальным, его участники перебрасывались шутками, атмосфера за столом царила приподнятая, оживленная. Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский и Андрей Богданов отмечали завершение президентской кампании в своих штабах, и не днем, а глубоким вечером. Пир проигравших был скромен и тоже нашел отражение в прессе. Председатель КПРФ пригубил бокал шампанского. Глава Демократической партии запечатлелся с бутылкой виски. А лидер ЛДПР, проведя пресс-конференцию, спустился в столовую и выпил стакан компота.

Как эти кандидаты комментировали исход голосования? Да в общем так, как они это обычно делают, благо им не впервой. Геннадий Зюганов сообщил, что вел кампанию в «урезанном формате»: «Скажу вам откровенно: если бы были прямые дебаты, открытые представления программ, я бы выиграл эти выборы». Владимир Жириновский дал комментарий в своей манере: «Мой настоящий результат минимум в три раза больше, чем говорит ЦИК. На прошлых выборах было то же самое - подтасовки и вбросы бюллетеней». И лишь Андрей Богданов сказал, что его не огорчает, скорее, радует полученный им результат (1,7 процента). Он даже не стал объяснять его чьими-то происками: «Нарушений нашими наблюдателями не зафиксировано».

Зюганов и Жириновский привыкли к поражениям. Председатель КПРФ баллотировался в третий раз, лидер ЛДПР - в пятый. Богданов - дебютант и, как многие до него, случайный человек в ряду завсегдатаев президентских кампаний. Но, кажется, еще никогда проигравшие не оценивали итоги выборов с таким меланхолическим спокойствием. Никто не бил себя в грудь, не посыпал голову пеплом, не изъявлял готовности оспорить итоги голосования в суде, не клялся, что на следующих выборах он уж точно покажет себя, возьмет реванш. Даже сетования на «неравные условия, засилье административного ресурса, ограниченный доступ к СМИ», прочая послевыборная риторика в оправдание неудачи - все это было вялым, без былого напора и страсти. Потому что из этой тройки никто на победу и не надеялся, исход выборов был предрешен? Так он и прежде был не менее предрешенным (кроме разве что выборов-1996, когда Зюганов имел реальные шансы на победу). Я склонен думать, что покорность политической судьбе, продемонстрированная тремя кандидатами вечером 2 марта, обусловлена не только условиями и результатами выборов: дескать, что делать, плетью обуха не перешибешь.

Причины внутренней усталости, читаемой на лицах побежденных, обстоятельствами нынешней президентской гонки, мне кажется, не исчерпываются. О Богданове не говорю. Только о Зюганове и Жириновском. Их усталость - накопленная. Если это личная усталость от политической борьбы (точнее ее имитации), то лишь отчасти. В гораздо большей степени это усталость «металла» - той худосочной многопартийности, что возникла в первые постсоветские годы и остатки которой продолжают существование, год от года все более непродуктивное. Обветшалые программы и полинявшие лозунги. Несменяемые вожди. Неуклонно тающий электорат.

Наиболее показательна тут эволюция КПРФ и ее лидера. Восстановив в начале 90-х рескомы, обкомы, райкомы, наследница КПСС сделалась боевым авангардом непримиримой оппозиции. Но год за годом, а в последние восемь лет - особенно, эта партия врастала в систему власти и теперь чувствует себя в ней вполне комфортно. Говоря, что «в партии наблюдаются две тенденции - те, кто готов строиться под Путина, и те, кто готов противостоять проводимой в стране политике либеральной диктатуры полицейского толка», сам же Зюганов образцово олицетворял обе тенденции. Вплоть до нынешних президентских выборов он только и делал, что одновременно и «строился», и «противостоял». Попутно выяснилось, что антиправительственные речи имеют единственного адресата, имя которому - коммунистический электорат, по своей численности уже далеко не такой, каким он был в эпоху Ельцина. И дело даже не в том, что лозунги коммунистов изрядно пожухли. Дело еще и в другом: протестные настроения в обществе неуклонно идут на убыль. Во-первых, небывало благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура со сказочными ценами на нефть обеспечила большинству населения относительно сносный уровень жизни. Во-вторых, народ уверен, что Путин и все, что с ним связано, - это надолго, и значит надо приспосабливаться к режиму, нравится он или нет. А в-третьих, в обществе вызрело понимание, что лояльность к власти сегодня - свидетельство политической респектабельности, встроенности в систему. Тогда как любые наскоки на власть - верный знак маргинальности, путь на обочину. Раньше всех это поняла политическая элита. Один за другим от Зюганова отдалились - каждый в свое время - Геннадий Селезнев, Аман Тулеев, Михаил Лапшин...

Восемь лет мирного сосуществования с властью не добавили популярности ни самой КПРФ, ни ее лидеру, изрядно сократило число коммунистических сторонников, повыветрело из населения веру в Зюганова и его потускневших товарищей. Но всякий раз, как только приходит пора выборов, коммунисты вспоминают, что они коммунисты. Извлекаются из партийных запасников портреты Ленина, поднимаются на щит привычные лозунги. Так было и сейчас. Геннадий Зюганов участвовал в предвыборных теледебатах, израсходовал, кажется, весь запас застарелой риторики. Но у вождя КПРФ не было того, чем он прежде брал за душу своих сторонников. У него не было вдохновения.

Хорошо помнится момент, когда положение лидера КПРФ серьезно пошатнулось. После грандиозного поражения коммунистов в думской кампании 2003 года коммунисты собрали съезд. Накануне его 62 члена ЦК подписали письмо с требованием включить в повестку дня вопрос о доверии руководству. Но как только дошло до голосования, число жаждущих кадровой крови сократилось до 28: помогла разъяснительная работа, проведенная среди смутьянов. Верный шанс обновить руководство компартии был упущен. Кадровая революция, о необходимости которой так долго говорили большевики, не совершилась. После 2 марта в кулуарах КПРФ разговоры на эту тему вновь слышны. Судя по всему, прошедшие выборы были для Зюганова последними. Поглощение КПРФ «Справедливой Россией» едва ли произойдет, но через четыре года представлять коммунистов в борьбе за президентский пост будет, скорее всего, другой кандидат.

Пойдет ли снова на выборы Жириновский или вместо себя пошлет кого-нибудь типа Малышкина, гадать бесполезно. Но ЛДПР никуда не денется. Эта вождистская партия будет существовать до тех пор, пока Владимиру Вольфовичу не надоест заниматься политикой.

Выдвинет ли еще раз свою кандидатуру Андрей Богданов - вообще не вопрос для серьезного обсуждения. Глава ДПР оповестил, что намерен заняться объединением всех демократических сил под эгидой своей партии. Бесплодность этого занятия заведомо очевидна. Потому что опять мы услышим: «Обновление власти. Богатая страна без бедных. Свобода и равенство возможностей. Неприкосновенность частной собственности. Развитое гражданское общество». Подобными лозунгами украшены знамена и СПС, и «Яблока», что вовсе не добавило этим партиям идейной мощи. Декларативность программ, в основе которых - абстрактный демократический выбор при отсутствии четких сегодняшних целей и способов их достижения, одинаково утомила как противников либерализма, так и его приверженцев. Но в канун выборов-2012 кто-то все равно получит приглашение на роль либерала-государственника, конструктивно оппонирующего власти.

Впрочем, любые предсказания на четыре года вперед делать рискованно. Все сегодняшние расчеты могут быть опрокинуты возможной сменой обстоятельств. Упадут цены на нефть, случится мировой биржевой крах - и все политические конструкции, созданные в России за последние годы (включая систему выборов с семипроцентным барьером и отсутствием кандидатов-мажоритариев, многопартийность в ее нынешнем виде), потребуют неотложной модернизации. Возвращения к публичной политике. Создания конкурентоспособных партий вместо политтехнологических муляжей. Возобновления реальной межпартийной борьбы. Формирования такого парламента, в котором будет место для дискуссий. И налаживания такой президентской гонки, когда кто-то за фаворитом действительно гонится, имея шансы хотя бы сравняться с ним на финише.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net