Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

11.03.2008 | Сергей Маркедонов

Грузия-Россия-НАТО: необходимость взвешенных оценок

Проблема возможного вступления Грузии в НАТО до последнего времени была одним из тех политических «камней», которые тянули на дно двусторонние российско-грузинские отношения. К числу наиболее острых проблем отношений между Москвой и Тбилиси можно отнести две. Точнее сказать, одна является следствием другой. Речь, прежде всего, идет о проблеме территориальной целостности Грузии (ситуациях в Абхазии и в Южной Осетии), и о военно-политической интеграции бывшей закавказской республики СССР в Североатлантический Альянс.

Во-первых, следует понимать мотивацию Тбилиси в ее прорыве в «евроатлантическое братство». Для Грузии – это не приобщение к западным ценностям или к демократии (в том же НАТО в течение долгих лет пребывали салазаровская Португалия, авторитарная Греция «черных полковников» и пребывает Турция, которую активно не пускают в ЕС именно по причине недостатка демократии). НАТО- это инструмент для решения территориальных проблем. По справедливому мнению тбилисского политолога Гулбаата Рцхиладзе, «после событий в Абхазии 1992-1993 гг. и вступления Грузии в СНГ в 1994-ом году наблюдалось некоторое потепление в двухсторонних отношениях. В Тбилиси прибыл Борис Ельцин, с примирительной речью выступил в Академии наук перед грузинскими учеными и представителями творческой интеллигенции. В январе 1996 г. Совет глав государств СНГ принял постановление, вводящее экономическую блокаду против Абхазии. Параллельно всему этому в Грузии укреплялись необоснованные ожидания скорого решения абхазской (а также югоосетинской) проблемы с помощью России. А когда эти ожидания не сбылись, приблизительно с 1998 года Шеварднадзе начал проводить радикально прозападный политический курс». Напомним, что в июне 1998 года считавшийся пророссийским министр обороны Грузии Вардико Надибаидзе был смещен Давидом Тевзадзе, который военное образование получил в США. А в 1999 году тогдашний президент Грузии Эдуард Шеварднадзе заявил, что к 2005 году Грузия «постучится в двери Североатлантического альянса». Прошел уже и 2005 и 2006 год, однако настойчивые стуки в дверь пока не принесли желаемого результата, хотя в отличие от Шеварднадзе Михаил Саакашвили с первых же дней своего президентства заявил о стратегическом приоритете своей внешней политике - членстве в НАТО.

Во-вторых, необходимо отметить, что такая мотивация Грузии (которую можно описать, как национальный эгоизм без всяких негативных коннотаций) прекрасно понимается в НАТО. Сами натовские чиновники никогда не были в восторге от возможного пополнения рядов за счет Грузии. Всегда их заявления были выдержаны в духе «здорового конструктивизма» и «осторожного оптимизма». Тем паче, никто из официальных представителей Альянса не спешил поучаствовать в разрешении территориальных проблем Грузии, вытеснив из зон конфликтов российских миротворцев.

16 октября 2006 года (то есть в разгар обострения российско-грузинских отношений после «шпионского скандала» и депортаций грузинского населения) председатель военного комитета НАТО генерал Раймонд Эно, выступая перед журналистами, заявил, что НАТО не планирует вводить своих миротворцев в зону грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов: «У НАТО нет никаких планов заниматься этим вопросом. Мы рассматриваем отношения между Россией и Грузией как двухсторонние и не можем иметь прямого влияния на эти отношения». Приведу еще один весьма показательный пример, говорящий об асимметрии восприятия перспектив НАТО в Тбилиси и в Брюсселе. В феврале 2007 года президент Грузии Михаил Саакашвили даже заявил, что датой вступления Грузии в Альянс станет 2009 год: «Когда задавали вопросы о датах вступления Грузии в НАТО, я всегда воздерживался. Но вчера Генеральный секретарь НАТО (президент Грузии имел в виду выступления генерального секретаря НАТО Яапа де Хооп Схеффера на конференции по безопасности в Мюнхене 11 февраля 2007 года) сам обозначил эти сроки». Однако «предложение» генсека НАТО не содержало точных сроков и дат. Яап де Хооп Схеффер заявил буквально следующее: «В 2009 году я хочу видеть больше стран в НАТО. Я хочу, чтобы Сербия продолжила свой твердый путь в НАТО. Я хочу также, чтобы мы вместе уважали и оценили стремление Грузии и Украины стать членами альянса».

Иное дело взгляды отдельных стран-членов Альянса на перспективы членства Грузии. Гораздо более оптимистичны в этом вопросе представители американского истеблишмента, а также элиты стран «новой Европы» (вчерашних восточноевропейских саттелитов СССР и стран Балтии). В марте 2007 года Законопроект под названием «Акт 2007 года о консолидации свободы в НАТО» («NATO Freedom Consolidation Act of 2007») был поддержан членами нижней палаты Конгресса простым большинством голосов. Ранее (ноябрь 2006 года) этот документ уже прошел утверждение в верхней палате Конгресса - Сенате. В апреле 2007 года этот Закон подписал президент США Джордж Буш. Этот проект рекомендовал поддержать (в том числе и финансово) стремление Грузии и Украины ускорить подготовку к их приему в НАТО.

13 февраля 2008 года профильный комитет Сената США по иностранным делам единогласно утвердил резолюцию о поддержке скорейшего присоединения Грузии и Украины к Плану действий по членству в НАТО. Активно поддерживает евроантлантические устремления Грузии и Польша. В ходе визита в Варшаву 3 марта 2008 года Михаил Саакашвили получил официальную поддержку со стороны Леха Качиньского, президента Польши.

Однако даже с американским истеблишментом не все так однозначно. Те дипломаты США, которые не сидят в Вашингтоне и не конструируют отвлеченные проекты по «демократизации», а работают «в поле», более осторожны в своих оценках. Известный американский дипломат, в чьи функциональные обязанности входит работа на Кавказе (помощник заместителя Госсекретаря) Мэттью Брайза в своем интервью радио «Эхо Москвы» в январе нынешнего года заявил буквально следующее: «Сейчас трудно было бы сказать, когда Грузия будет членом НАТО… Что касается первого круга критериев - реформы сектора безопасности и обороны, то там Грузия справляется. Вторая категория - это демократическая реформа, права человека…Грузия проходит через сложный период, испытания действия своей демократии. Демонстрации вокруг 7 ноября - это не позитивное событие. Мы надеялись, что будут свободные и справедливые выборы и почти готовы сказать, что так и было. И что будут свободные и справедливые выборы весной в парламент». А выборы в парламент пройдут в мае, то есть после очередного апрельского саммита НАТО в Бухаресте.

Именно с этим саммитом грузинская элита связывает возможное получение «зеленого света» для более тесной интеграции в НАТО. Скорее всего, осторожный и деликатный Брайза имел в виду то, что страны-члены Альянса возьмут паузу. Иначе возможна новая асимметрия интерпретаций. Получив «добро» от НАТО, официальный Тбилиси в мае 2008 года вполне может повторить 7 ноября (и кто знает, может быть и «кровавую субботу» в Ереване). Благо, оппозиция сейчас на подъеме, она ощутила силу после январских выборов и, скорее всего, будет (как это обычно случается в постсоветских образованиях) жестко оспаривать любые итоги, которые сочтет неправильными. У Запада же (в широком смысле этого понятия) на Кавказе и без этого полно забот. Это и новое обострение ситуации в Нагорном Карабахе, и рост милитаристской риторики Баку, и новое обострение в Южной Осетии и в Абхазии, и теперь проблемы роста с демократией в Армении. На всем этом фоне принимать в НАТО Грузию, чья репутация первопроходца демократии на Кавказе весьма пострадала, проблематично.

В этой связи последнее заявление Специального представителя Генсека НАТО по Южному Кавказу и Центральной Азии Роберта Симмонс о том, что Грузия и Украина не получат приглашение присоединиться к НАТО на предстоящем в апреле саммите альянса в Бухаресте, не может рассматриваться как сенсация (а уж тем паче, как победа российской дипломатии). Такое мнение вызревало долго, и его высказывали даже американцы (гораздо более грузинофильски настроенные, чем представители «старой Европы»). 4 марта 2008 года Роберт Симмонс заявил: «Безусловно, НАТО не будет решать вопрос о присоединении Грузии в Бухаресте». По мнению Симмонса, Тбилиси не выполнил ряд условий, необходимых для вступления в НАТО (в частности, речь идет о реформе судебной системы, превращении суда в независимую инстанцию). «Мы не можем пока оценивать, сколько времени на это потребуется», - заявил он. Тот же Симмонс корректно заметил, что высказывает, скорее свое скромное мнение. Но, во-первых, не такое уж оно и скромное, а во-вторых, чиновники не будут давать разного рода прогнозы без понимания «духа времени».

Между тем, Тбилиси пытается всеми силами приблизить дату чаемого вступления в Альянс. 14 февраля 2008 года Михаил Саакашвили направил письмо руководству НАТО с просьбой включить Грузию в «План действий по вступлению в Альянс». Напомним также, параллельно с президентскими выборами в Грузии прошел референдум по вопросу о вступлении страны в НАТО. В январе 2008 года 77% избирателей высказались за реализацию такого проекта.

Бухарестский саммит покажет, какие резоны возьмут верх, прагматизм или идея «демократической революции» и тотального расширения (хотя с предыдущими пополнениями Альянс справляется с трудом). Однако в случае неудачи для Тбилиси можно прогнозировать новое сближение с Россией. Не зря с самого начала своей второй легислатуры президент Саакашвили избрал курс на «разрядку» напряженности с соседом. И дело здесь не в абстрактном альтруизме. Для Грузии и Запад, и РФ - не ценностные категории, а инструменты, с помощью которых можно решать свои собственные задачи, отстаивать свои интересы. И надо сказать, что на сегодняшний день российско-грузинская «разрядка» зашла дальше, чем обычно (взять хотя бы продвижение по вопросу ВТО). Однако проблема заключается в том, что и Москва, и Тбилиси не всегда адекватно оценивают потенциал Сухуми и Цхинвали. Для Москвы- это верные люди, едва ли не часть «вертикали власти», а для Тбилиси- это марионетки Кремля. Обе эти картинки неверны, по сути. В этой связи, российские политики и дипломаты могут решить, что спасение от «чумы» НАТО лучше, чем сотрудничество с непризнанными республиками. Тогда идея конвертации отказа Грузии от НАТО в отказ от поддержки наших союзников, может стать реальностью, что будет чревато дестабилизацией российского Юга.

В этой связи необходима правильная оценка ситуации, понимание того, что в самом НАТО далеко не все грезят о приходе на Кавказ (равно как и о приходе Кавказа в НАТО). Следовательно, предметы торга должны правильно оцениваться, если говорить циничным языком. В НАТО не боятся России (надо говорить честно), но гораздо больше опасаются непредсказуемости возможно нового члена Альянса. В этой связи необходимо не спешить с радикальной «разрядкой», точнее реализовывать ее на более выгодных условиях. Надо не столько бороться с НАТО, сколько подождать, пока сами члены Альянса убедятся, что Грузии пока рановато становиться ее членом. Сегодня об этом уже открыто говорят чиновники НАТО. К сожалению, вместо этого российские дипломаты спешат (хотя, наверное, пытаются играть на опережение).

Например, 6 марта 2008 года Россия отменила введенные в 1996 году торгово-экономические, финансовые и транспортные санкции в отношении Абхазии (они были введены на связи по государственной линии) и предложила другим странам СНГ также выйти из режима ограничений в отношении республики. Фактически сегодня Москва признают то, что де-факто уже существует. И российские туристы, и экономические контакты с Абхазией существуют уже не первый год. В принципе, по умолчанию все это признают. Подобное решение сегодня вызовет, во-первых, недовольство (открытое или скрытое) ряда государств СНГ, а во-вторых, даст грузинской стороне новые аргументы, почему в НАТО надо срочно вступать (даже игнорируя вопросы демократии и прав человека). И такие аргументы многие «друзья России» с удовольствием примут и сочтут приемлемыми. Если бы Россия приняла точно такое же решение после апрельского саммита в Бухаресте (если бы Грузия получила бы чаемый План), то наши позиции выглядели бы гораздо более аргументированными и весомыми (НАТО идет к нашим границам, а мы реализуем домашние заготовки). Сегодня, когда отношение к Грузии внутри НАТО неоднозначное, есть сомнения в ее скором приеме в евроатлантическое братство, России следовало бы подождать, создав для себя более благоприятный фон. В прочем, умение держать паузу и действовать в соответствии с требованием настоящего момента нужно нашей дипломатии не только на грузинском направлении.

Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net