Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

11.03.2008 | Татьяна Становая

СПС и «Яблоко»: конец эпохи традиционных либералов?

3 марта в Москве и Санкт-Петербурге прошли «марши несогласных». В российской столице были задержаны почти все участники, включая и лидера СПС Никиту Белых. В Санкт-Петербурге акция была санкционирована, однако за сутки до ее проведения был арестован лидер регионального отделения «Яблока» Максим Резник. Это может стать причиной срыва намеченной на апрель «большого совещания» либеральной оппозиции с участием основных представителей «внесистемных сил». Последние события в стане либеральной оппозиции свидетельствуют о разрушительных процессах внутри СПС и «Яблока», способных при наихудшем для них сценарии привести к исчезновению брендов с политической арены России. При этом часть наиболее видных представителей этих сил могут разойтись в противоположные лагери – власти и внесистемной оппозиции. Тем самым, в России создаются все предпосылки для исчезновения реальной легитимной либеральной оппозиции.

После окончания нового электорального цикла в России, можно наблюдать очередной этап развития кризиса либеральной партийной оппозиции, представленной в лице традиционных демократов – СПС и «Яблока» (все остальные участники либеральной оппозиции не имеют права на участие в выборах из-за отсутствия регистрации в Росрегистрации). Напомним, что кризис СПС и «Яблока» перешел в острую фазу в 2003 году – после проигрыша на парламентских выборах. С того времени можно выделить три этапа развития кризиса, последний из которых берет начало с марта 2008 года. Каждый из этих этапов тесно связан с проблемой отношений партий и власти и характеризуется значительным сдвигом в сторону внесистемной оппозиции. Напомним, что понятие внесистемной оппозиции появилось в России примерно в 2005 г. – именно тогда шел наиболее активный период правки избирательного законодательства, значительно сужающий возможности для «входа» в политическую систему (начался он значительно раньше). Тогда постепенно оформлялись новые правила отношений оппозиции и власти, при которой все участники легитимного политического процесса должны были принять некий новый формат политического участия, предусматривающего возможность Кремля контролировать деятельность партии, состав ее избирательных списков, идеологические приоритеты, методы ведения борьбы. Те партии и политики, которые оказывались неподконтрольными, а значит, в состоянии острого конфликта с Кремлем, превращались во «внесистемную» оппозицию, то есть оппозицию, для которой «вход» в систему закрыт. За последние 5 лет традиционные демократы прошли путь от системной до внесистемной оппозиции с крайне пессимистическими прогнозами на будущее.

Первый этап – маргинализация либеральных партий – длится с конца 2003 по осень 2007 года. Либеральная оппозиция в лице СПС и «Яблока», став внепарламентскими силами, на протяжении этого времени оставались системными. Они также упорно сохраняли дистанцию от внесистемной оппозиции в лице Михаила Касьянова, Гарри Каспарова и других, создавших «Другую Россию» (хотя изначально в этом процессе активное участие принимали и представители СПС). Уже тогда внутри СПС и «Яблока» пошло внутреннее «брожение», которое, однако в целом не было решающим для позиции партии в целом. Более того, давление власти на участников «Другой России» на протяжении 2006-2007 гг. способствовало поляризации между участниками системной и внесистемной оппозиции. Летом 2006 года СПС и «Яблоко» четко дистанцировались от «Другой России». Фактически лидеры этих партий руководствовались прагматической линией, основанной на добровольном отказе от конфликта с Кремлем. Однако это не остановило маргинализацию СПС и «Яблока»: партии за несколько лет все реже участвовали в региональных выборах, о чем свидетельствует статистика. Из 34 региональных кампаний с марта по март 2007-2008 гг. СПС принял участие в 12 (из них 9 ровно год назад), а «Яблоко» - в 4. Региональные выборы в декабре 2007 и марте 2008 гг. обе партии практически проигнорировали. Все это было основанием для критики «прагматиков», чья линия не приносила положительных политических результатов.

Второй этап более короткий. Он берет свое начало осенью 2007 года и заканчивается после президентских выборов в марте 2008. СПС и «Яблоко» начинают быстро радикализироваться. СПС, в частности, привлекает для проведения кампании Антона Бакова, который поднимает на приоритетные позиции в идеологической иерархии партии социальные проблемы: бедность, низкие пенсии, социальные пособия и т.д. «Полевение», которое было отмечено сразу после провала на думских выборах в 2003 году, осенью 2007 года ставило вопрос о либеральной идентичности СПС. Однако перед партией стояла дилемма: либо проведение рискованной кампании и получение хотя бы шанса на прохождение в Госдуму, либо инерционное существование, снижающее политические риски, но ставящие крест на парламентском будущем партии. Эволюция в сторону более социально-популистской партии, с одной стороны, могла привлечь более широкие слои избирателей, не желающих голосовать ни за КПРФ, но и ни за партию власти. Но, с другой стороны, создавала политические риски для «Единой России»: СПС фактически заступала на поле партии власти.

В итоге, СПС в ходе думских выборов столкнулась с беспрецедентной кампанией, послужившей мощным толчком к радикализации позиции партии. Партия была лишена возможности вести полноценную агитацию: ее материалы арестовывалась в масштабе страны. Мощное давление оказывалось на участников избирательного списка. В СМИ против «традиционных демократов» велась крайне негативная кампания. Все это послужило толчком к тому, что сторонники гибкой линии взаимодействия с Кремлем и сохранения в системном поле все больше теряли поддержку среди партийного актива. Уже на президентских выборах партия объявила активный бойкот, несмотря на сопротивление Анатолия Чубайса, выступающего за взаимодействие с властью. Решение о бойкоте было принято с перевесом всего в один голос, а за его принятие голосовали Борис Немцов, Никита Белых и Леонид Гозман (последний традиционно считался «чубайсовцем», но лично пострадал во время разгона питерского марша несогласных в конце прошлого года).

«Яблоко», в свою очередь, до сих пор держит паузу в своей политической деятельности. Кампания на выборах в Госдуму была более чем спокойной, даже пассивной. Кремль при этом не видит в партии опасности, предпочитая действовать локально, точечно, против наиболее радикальных представителей партии: главы молодежного движения Ильи Яшина или главы питерского отделения Максима Резника. На региональных выборах атаке подвергались наиболее дееспособные отделения – в Санкт-Петербурге и Карелии. Президентские выборы партия и вовсе проигнорировала, не призывая ни к каким политическим действиям. Как видно, СПС и «Яблоко», по сути, избрали противоположные стратегии поведения. Однако ни та, ни другая стратегия не ведет к хоть какой-то политической реабилитации. Зато внутри партий, вне зависимости от выбранной политической тактики, идут очень активные процессы. В «Яблоке» растет недовольство Григорием Явлинским: часть актива призывает к его отставке. Одним из самых «продвинутых» «яблочников» стал Максим Резник – глава питерского отделения и сторонник радикальной линии, сотрудничества с внесистемной оппозицией. По сути, «Яблоко» внутри себя также разделилось на полностью пассивную часть сторонников политической паузы и крайне активную часть сторонников жестких действий. Однако если в СПС раскол происходит на высшем уровне, но не носит острого конфликтного характера, то в «Яблоке» можно говорить о потере управляемости партии, ее постепенном разрушении и серьезных проблемах Явлинского.

Таким образом, второй этап связан с постепенной радикализацией партийного актива СПС и «Яблока» при неспособности или нежелании мешать этому со стороны реальных руководителей.Третий этап начинается сейчас, после президентских выборов и он может быть гораздо более длительным и опасным для СПС и «Яблока». Речь идет о значительном росте поляризации внутри этих партий, размежевании между радикалами и «системщиками». Если на первом и втором этапах представители обеих тенденций могли уживаться в рамках одной структуры и находить разные формы компромисса, то теперь баланс сил смещается в пользу радикалов, что неизбежно ведет к острому внутреннему конфликту. Прагматики, занимавшие осторожные позиции во внутрипартийных дискуссиях, вступили в борьбу против «радикалов».

Так, за умеренную позицию в отношении власти более четко стали выступать влиятельные руководители правых. Сейчас активно обсуждается план реформирования СПС, авторство которого приписывают Григорию Томчину, предложившему «начать все сначала» и сделать упор на построении партии снизу, на идее так называемого «народного либерализма». За возвращение конструктивизма в отношениях с властью выступил ряд региональных руководителей СПС. Глава архангельского отделения партии Дмитрий Таскаев крайне резко раскритиковал решение Немцова приостановить свое членство в СПС и объявить бойкот президентским выборам. В интервью «Национальному журналу» он крайне эмоционально заявил: «А ты [Немцов] меня, ядрена вошь, спросил или не спросил [о целесообразности бойкота выборов], как вообще на мне, на твоем товарище по партии отразится такая позиция по активному бойкоту президентских выборов? У меня фракция в областном собрании, мне нужно подставлять людей?» С резкой критикой радикалов выступил и влиятельный ингушский регионал Ваха Евлоев.

Очевидно, что радикализация позиции СПС бьет, прежде всего, по наиболее успешным политикам в СПС, сумевшим пройти в региональные законодательные собрания. Нередко это представители среднего бизнеса, заметного в масштабе региона: для них радикализация СПС – это значительное осложнение их политической деятельности и конфликт с властью. Число «выходцев» из СПС по добровольным или часто принудительным мотивам растет. Одновременно ужесточается и борьба за партию. В ряде Интернет-СМИ началась достаточно активная кампания, призывающая и обосновывающая необходимость возвращения Анатолия Чубайса на роль главного и единственного лидера СПС. Эта линия находит поддержку преимущественно в тех регионах, где отделения партии более или менее дееспособны. Радикализация позиции СПС может поставить вопрос о возможности перерегистрации партии, которой придется вскоре вновь подтверждать свою численность (напомним, по новому закону она должна составить не менее 50 тыс.).

Тем временем, «радикалы» также активизируют свою деятельность. Недавно с разгромным докладом «Путин. Итоги» выступили Борис Немцов и Владимир Милов: до сих пор одним из главных критериев различия системной и внесистемной оппозиции был добровольный отказ от критики лично Путина. После этого доклада Немцов автоматически стал одним из лидеров внесистемной оппозиции. Никита Белых продолжает принимать участие в несанкционированных «маршах несогласных»: в Москве 3 марта он был задержан сотрудниками правоохранительных органов. 22 марта СПС планирует провести в Санкт-Петербурге «большое совещание» с «Яблоком» (там отделение более оппозиционно, чем федеральная часть партии), незарегистрированной Республиканской партией, ОГФ Гарри Каспарова и НДС Михаила Касьянова. Там будет поставлен вопрос о выработке новой программы. Участники совещания не скрывают, что это может стать первым шагом к созданию «Объединенной демократической партии России», которая, безусловно, будет внесистемной и незарегистрированной.

Не менее драматическая ситуация складывается и в «Яблоке». Здесь полным ходом набирает обороты кризис вокруг фигуры Григория Явлинского. В декабре прошлого года публично о своих амбициях стать лидером «Яблока» заявил глава питерского отделения партии Максим Резник, а также лидер молодежного «Яблока» Илья Яшин. Неоднозначность положения Явлинского заставила его отказаться от участия в президентских выборах: получение заведомо крайне низкого результата дало бы его конкурентам прекрасный повод говорить о необходимости ротации. Борьба за пост лидера напрямую связана и с внутрипартийными разногласиями относительно должного поведения партии. Явлинский выступил резко против участия Резника и Яшина в питерской конференции. Он заявил, что руководящие органы «Яблока» не получали каких-либо предложений об участии и никого для участия в данном движении не уполномочивали». Участие отдельных лидеров и региональных организаций «Яблока» в конференции Явлинский назвал «неприемлемым и наносящим политический ущерб партии». В ответ на это Резник обвинил руководство партии в авторитаризме, отметив, что «демократическое движение не может зависеть от одного человека». «Я бы хотел, чтобы мы были в одной партии с такими людьми, как Гарри Каспаров и Владимир Рыжков, - сказал Максим Резник.Проведение питерской конференции во многом знаменует собой третий этап кризиса двух либеральных оппозиционных партий СПС и «Яблока», при котором будет усугубляться размежевание между «радикалами» и сторонниками умеренной линии. При этом для первых самоцелью является любые действенные формы протеста. Для других – сохранение партийных брендов пусть и ценой отказа от любой публичной политики.

Спустя 4 года после провала либералов на думских выборах, встал вопрос о будущем существовании этих партий. На сегодня их моральный и политический износ, неспособность к обновлению, тесная привязка к политике 90-х годов говорит о негативной динамике политического существования СПС и «Яблока» с перспективой полного исчезновения (часть политиков перейдет окончательно во внесистемную оппозицию, другая часть просто прекратит политическую активность). Несмотря на то, что Кремлю пока невыгодно полностью уничтожать либеральные партийные бренды, там продолжают активно обсуждать варианты снижения числа партий до 5-7 без участия традиционных демократов. Однако судьба традиционных демократов вовсе не идентична судьбе российских либералов и в ближайшее время вопрос о том, кто займет место либеральных сил, остается открытым. Это особенно актуально в связи с избранием на пост президента Дмитрия Медведева, позиционирующегося себя как либерального политика: «Единая Россия» в ее нынешнем виде вряд ли сумеет гармонично обслуживать его курс. А это означает, что либералы будут востребованы внутри режима: будь они встроены в лояльные Кремлю институты или структуры (например, а самой «Единой России») или окажутся в системной оппозиции.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net