Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

До губернаторских выборов в ряде регионов России осталась неделя. Главный вопрос, захвативший повестку вокруг единого дня голосования, – вероятность второго тура. 27 августа РБК со ссылкой на источники, близкие к Кремлю, опубликовал данные закрытых социологических исследований, проведенных для администрации президента, по результатам которых рейтинги всех врио губернаторов, участвующих в предстоящих 8 сентября выборах, позволяют им победить в первом туре.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

17.03.2008 | Татьяна Становая

Украина выиграла «войну нервов»

13 марта ОАО «Газпром» и ОАО «Нафтогаз Украины» договорились о поставках газа в Украину. Новое соглашение во многом перечеркивает не только договоренности президентов России и Украины Владимира Путина и Виктора Ющенко в феврале этого года, но и делает бессмысленной «газовую войну» конца 2005 – начала 2006 гг. Достигнутые договоренности стали крупной внешнеполитической уступкой Кремля, связанной с нежеланием идти на новый конфликт с Украиной и Европой в ситуации передачи власти в России. Однако не исключено, что «Газпром» намерен вернуться к новой «войне» в конце 2008 года, когда для этого будут более подходящие условия.

Договоренности от 13 марта 2008 года противоречат проводимой все последние годы внешнеполитической линии Кремля, крайне жесткой политики в отношении «проблемных» стран СНГ. Нынешние соглашения пересматривают все те цели и задачи, которые были поставлены после «цветных революций» в Грузии и Украине.

«Цветные революции» в Грузии и Украине привели к власти в этих странах недружественные Кремлю режимы. Это заставило в 2005 году в корне пересмотреть экспортную политику в отношении не только этих стран, а всего постсоветского пространства, на котором также резко обострилась конкуренция с Западом. Фактически был поставлен крест на существовавшей с советского времени дотационной политике, прежде всего в энергетической сфере. До пересмотра Кремль за счет фактического субсидирования экономик соседних стран, удерживал их в поле своего политико-экономического влияния и не стремился ломать старую систему, хотя до конца и не было понятно, что конкретно она дает. Все страны СНГ получали газ по льготным ценам. Так, Украина в 2005 году получала газ по цене в $45 за тыс. кубометров. После того, как к власти в Украине пришла «оранжевая власть», прежняя практика была пересмотрена и Кремль объявил о переходе на рыночные принципы ценообразования и отказе от субсидирования экономик соседних стран. Это означало, что цены на газ вырастут в несколько раз.

Это сразу же породило несколько фронтов напряженности: как в отношениях со странами СНГ, экономики которых были не готовы к повышению цен на энергетику, так и с Западом. При этом Запад выступал и как потребитель российского газа, опасающийся рисков дестабилизации в существовавшей системе поставок, так и как в качестве геополитического игрока, резко активизировавшего борьбу за альтернативные пути экспорта газа в обход России. Отсюда и появление конкуренции новых проектов транспортировки среднеазиатского газа, на фоне которого Туркмения, Казахстан и Узбекистан не могли не пойти на повышение своих цен. Россия в этом противостоянии пока выигрывает, согласившись покупать гораздо более дорогой среднеазиатский газ с 2009 года, а также добившись большей конкурентоспособности российских проектов строительства газопроводов – Южного и Северного потоков, а также Прикаспийского газопровода. А это значительно поднимало и цену удержания этого успеха – сохранение оптимальных отношений с азиатскими странами и странами Запада потребовало отказа от слишком жестких мер в отношении стран-транзитеров. Иными словами «газовая война» слишком дорого могла обойтись России, продвинувшейся далеко в своей энергетической стратегии.

Изначально проблема в отношениях с Украиной состояла в том, что переход на рыночные цены не был самоцелью: Кремль понимал, что ни Украина, ни другие страны не могут платить европейскую цену за газ. Повышение цен носило скорее инструментальный характер: Украине (а также и всем другим странам) были предложены дополнительные формы оплаты, позволяющие закрепить зависимость этих стран от России и позволить России в большей степени контролировать их энергетический рынок (Россия действительно добилась успеха в ряде стран), равно как и процесс транзита российского топлива в Европу. Тем самым, стратегия России была направлена на то, чтобы в первую очередь, снизить свою зависимость от стран-транзитеров, во вторую очередь – получить более действенный рычаг влияния на внутриполитические процессы в этих странах и в последнюю очередь – поднять цены на газ.

В отношениях с Украиной всех этих целей удавалось частично добиться в результате крайне болезненной не только для Украины, но и для «Газпрома», «газовой войны» конца 2005-2006 гг. Теперь большая часть этого успеха пересмотрена в пользу Украины. То есть победа в «газовой войне» оказалось обратимой: на 2008 год газовая монополия берет тайм-аут, рассчитывая начать новый торг по условиям на 2009 год.

Во-первых, ликвидируются посредники, через которых газ поступал в Украину на протяжении многих лет (до «РосУкрЭнерго» была «Eural TG»). Наличие посредников делало систему поставок газа крайне непрозрачной, дававшей повод обвинять ее участников в коррупции махинациях. Однако «Газпрому» это давало возможность контролировать весь импорт газа в Украину. Напомним, что 4 января 2006 года Россия и Украина подписали соглашения, в соответствии с которыми создавалось два посредника. СП-1 – RUE (собственники - 50% - Дмитрий Фирташ и Иван Фурсин; 50% - «Газпром») закупал среднеазиатский дешевый газ и дорогой российский и продавал его на границе Украины другому посреднику – (СП-2) – «УкрГаз-Энерго» (принадлежит на паритетных началах «Нафтогазу Украины» и RUE). Таким образом, «Газпром» опосредовано получал возможность контролировать газ не только до момента его поставки в Украину, но и на территории самой Украины, а также напрямую поставлять газ промышленным потребителям. Заметим, что де-факто RUE находилась в сфере контроля российской газовой монополии, хотя в последнее время возникли проблемы с другими акционерами, что также подтолкнуло Кремль к поиску новых формул.

Однако в условиях прихода к власти Юлии Тимошенко, Кремль не сумел отстоять возможность сохранения посредников даже при условии ликвидации сомнительной RUE. Еще с 2006 года вопрос о ликвидации посредников был одним из центральных пунктов ее предвыборной программы. Напомним, что предполагалось создать два СП на паритетных началах между «Газпромом» и «Нафтогазом». Это делало бы схему более прозрачной, но при этом позволяло бы сохранить контроль «Газпрома» над импортом газа в самой Украине. Кроме того, «Газпром» сохранял бы монополию на поставку среднеазиатского газа. При новых соглашениях ситуация с продажей среднеазиатского газа остается непрозрачной: экс-министр топлива и энергетики Украины в правительстве Виктора Януковича Юрий Бойко, которому приписывают близость к RUE, заявил, что этот посредник останется поставщиком среднеазиатского газа в Украину до конца 2008 года. Однако ранее RUE получала прибыль за счет возможности экспортировать часть газа в Европу. Теперь весь импортный газ будет скупать «Нафтогаз Украины», что делает участие RUE, с точки зрения интересов России, скорее техническим (на компанию оформлены все контракты).

Попытки Кремля удержать успехи, достигнутые в ходе «газовой войны» оказались неудачными, притом, что «Газпром» использовал все возможные методы. В частности, угрозу сокращения поставок газа (новая «газовая война»), попытку обойти Тимошенко и договориться напрямую с Виктором Ющенко (не удалось из-за неспособности Ющенко реализовывать соглашения при фактически неконтролируемом правительстве), попытку решить «тихо», вернувшись на изначальные позиции – Украина получает фактически дешевый газ, а Россия сохраняет посредников. Ни «по-хорошему», ни «по-плохому» договориться не удалось.

Фактически «Газпром» полностью принял все условия Юлии Тимошенко. В соответствии с соглашением, с марта по декабрь 2008 года на Украину будет поставляться не менее 49,8 млрд кубометров газа из Центральной Азии по цене 179,5 долларов за тысячу кубометров. Вместо СП-2 будет «Нафтогаз Украины». Иными словами, «Газпром» теряет свои возможности на внутреннем рынке Украине: при создании СП-2 «Газпром» получал контроль над продажей половины импортируемого газа. Взамен этого «Газпром» будет осуществлять прямые поставки газа в объеме не менее 7,5 млрд. кубометров (всего 10% украинского газового рынка) промышленным потребителям Украины. Ранее подобная идея была озвучена Юлией Тимошенко. По ее словам, дочерней компании «Газпрома» можно дать лицензию на продажу газа внутри страны. Тогда анонимный представитель «Газпрома» называл эту идею в СМИ «абсолютно неприемлемой». Максимум, что удалось добиться «Газпрому» - это увеличение доли. Тимошенко говорила об объемах не более 5 млрд. кубометров.

Во-вторых, «Газпром» не смог использовать «газовый рычаг» во внутриполитической борьбе в Украине: ведь именно для этого вводилась мифическая формула «смешивания газов» (увеличение российской доли автоматически вело к удорожанию газа и риску сокращения поставок). Напомним, что отношения в энергетической сфере обострялись на фоне прихода к власти в Украине самых радикальных «оранжевых» сил и смягчались на фоне усиления позиций более договороспособных политиков. Так, соглашения от 4 января 2006 года были подписаны при правительстве Юрия Еханурова. Приход на пост премьер-министра Украины Виктора Януковича также позволял без проблем договариваться о газе. В «Газпроме» не скрывали, что отношения в этой сфере будут складываться в зависимости от того, кто победит на досрочных выборах в Верховную раду. Попытка Кремля использовать энергетический рычаг по итогам досрочных выборов и оказать внешнеполитическую поддержку Партии регионов в конце 2007 года провалилась: заключение с правительством соглашения о поставках по относительно низким ценам ($179,5 за тыс кубометров) оказалось недостаточным, и к власти пришла Юлия Тимошенко. Таким образом, достижения «газовой войны» начала 2006 года также оказались весьма сомнительными с точки зрения политических интересов Кремля внутри самой Украины.

В-третьих, «Газпром» частично теряет рыночные завоевания, полученные в результате «газовой войны». Газовая монополия не раз утверждала, что ликвидация посредников приведет к тому, что Украина будет вынуждена покупать газ по цене в $315 за тыс. кубометров. Принцип перехода на рыночные отношения был краеугольным в «газовой войне» и всей новой стратегии энергетических отношений со странами СНГ, положенной в основу внешнеполитического курса в 2005 году. Теперь же далеко не рыночная цена в $179,5 сохраняется. Более того, долг за поставленный газ в январе-феврале 2008 года Украина отдаст не деньгами, а газом (при этом неясно, каким образом будет это компенсировано). Переход на денежные отношения был одним из важнейших завоеваний «Газпрома» в ходе «газовой войны».

Таким образом, «газовая война» после заключенных соглашений теряет всякий смысл, несмотря на то, что за нее была уплачена огромная репутационная цена. Фактически Кремль признает ее неэффективность и реанимирует принципы прежней системы, при которой Россия поставляла газ соседним странам по льготным ценам (хотя и на другом, более высоком уровне).

Такое развитие событий связано не только с неэффективностью «газовой войны», но и с необходимостью ее постоянно защищать от внутриполитических кризисов в самой Украине. Иными словами, удержание всех завоеваний «газовой войны» требовало ее постоянного ведения: в Украине нет стабильной власти, с которой можно заключить долгосрочные соглашения и тем самым гарантировать стабильность договоренностей. Постоянный политический кризис в Украине создавал риски пересмотра ранее достигнутого компромисса. Показательно, что внутри самой Украины достигнутые Тимошенко успехи были встречены крайне резко ее политическими оппонентами, в том числе и президентом Виктором Ющенко: ей в вину ставится краткосрочность успеха и почти гарантированное возобновление «газовой войны» в 2009 году. При этом сама Украина постепенно готовится к дорогому газу: практически все политические силы признают, что стране придется искать средства на покупку «голубого топлива» по ценам, близким к европейским.

Однако не менее значимым фактором является внутриполитическая ситуация в самой России. Следствием этого уже стало общее изменение внешнеполитической стилистики России ко всем «проблемным странам». Грузии Россия пошла на значительные уступки, возобновив авиасообщение. В отношении Польши, несмотря на пока неизменную позицию по вето на переговоры России и ЕС, отменено эмбарго на поставки мяса. Наконец, Россия удовлетворила буквально все требования Тимошенко. Очевидно, что все это не связано с изменением политики России в отношении этих стран. Судя по всему, сейчас Россия просто не готова к тому, чтобы проводить жесткую внешнеполитическую линию. Москва идет на важнейшие уступки, которые ранее лишь «продавались» в условиях жесточайшего торга.

Это может быть связано с проблемами внутриполитических перестановок внутри России. В условиях передачи власти Дмитрию Медведеву, распределением постов и выработкой структуры функционирования основных институтов власти в России, дополнительная внешнеполитическая напряженность неудобна. Рост напряженности в отношениях России с Западом, а также странами СНГ способен помешать Дмитрию Медведеву начать свое президентство на позитивном фоне. Более того, отсутствие конфликтов дает Медведеву больше свободы маневра, больше возможностей для проведения более гибкой внешнеполитической линии, с одной стороны, не противоречащей основным принципам «путинского курса», но с другой стороны, свободной от наиболее одиозного «наследия». Наконец, что еще более важно: жесткая внешнеполитическая линия, тем более связанная с «Газпромом», главой совета директоров которой был Медведев, не является консенсусной в путинском окружении и может спровоцировать внутриэлитные конфликты, которые в условиях распределения власти крайне нежелательны. Это означает, что внешнеполитический курс не меняется, он остается прежним, однако в его реализации взята пауза. В ситуации с Украиной эта пауза составит около полугода, пока не начнутся переговоры о ценах на 2009 год. Тогда в России уже будет политическая ясность, а основные игроки будет расставлены на свои места. В то же время в Украине в активную фазу войдет президентская кампания, а среднеазиатские страны значительно поднимут цены на газ. Все это даст России возможность попробовать возобновить «газовый передел», и новая «война» может оказаться не менее жесткой, чем в 2005 году.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net