Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

19.03.2008 | Дмитрий Тымчук

ПДЧ Украины на фоне политических торгов

Поняв, что для поднятия бокалов с шампанским за присоединение Украины к Плану действий относительно членства в НАТО надо «уговорить» далеко лишь не одну Россию, Киев разразился вторым посланием в адрес Брюсселя. Шаг этот больше похож на жест отчаяния: после заседания Североатлантического Совета на уровне министров иностранных дел 6 марта стало окончательно понятным, что разнобойные заявления политиков отдельных западноевропейских стран в итоге вылились в формирование эдакой «антиукраинской и антигрузинской коалиции» в самом НАТО. Подобного хода Киев, настроившийся лишь на жесткое дипломатическое противостояние с Москвой по поводу своих намерений присоединиться к ПДЧ, при единогласном одобрении своих планов всего Альянса, явно не ожидал.

«Антиукраинская коалиция»

Параллельное с «заявкой-2» обращение Киева к канцлеру ФРГ Ангеле Меркель и президенту Франции Николя Саркози с просьбой изменить свою позицию, и все же поддержать украинские евроатлантические устремления, отражают элементарное непонимание причин поведения этих стран президентом Ющенко и премьером Тимошенко. Как будто Берлин и Париж вот так, за здорово живешь, из-за какой-то внутренней неуемной тяги к противоречию решили встать на евроатлантическом пути Киева, и единственный способ изменить ситуацию в свою пользу – это просто очень хорошенько попросить, уломать нытьем.

При этом «оранжевая власть» абсолютно уверена, что, заручившись поддержкой Белого дома, в диалоге с НАТО она фактически держит Бога за бороду, и неувязки с европейцами – лишь мелкие, тактические неудачи. В то же время сама Западная Европа – все шесть стран, предлагающих Украине не спешить с ПДЧ, и потенциальных ныне колеблющихся сторонников этой точки зрения (в итоге – до десятка европейцев) – балансирует между готовностью дать себя «уговорить» (под определенные дивиденды) и категорическим, безапелляционным отрицанием, когда аргументом будет служить даже не «путинско-бизнесовый» вариант нынешнего перераздела Европы, а политический принцип «это мое национальное мнение».

То есть в данной ситуации украинская власть оказалась неготовой к анализу ситуации на Западе и пониманию: причиной отказа может быть не то, что Украина физиономией не вышла, а серьезные европейские процессы, начавшиеся задолго до «натовской эпопеи» Киева. НАТО уже проходило это и во время раскола из-за войны против Ирака, и «европейского демарша» 2003-го при решении о создании структур ЕС, альтернативных Альянсу. «Левый уклон» Испании после нынешней победы социалистов заставляет думать, что она уже без всяких колебаний в этот раз до победного или просто конца будет с Германией и Францией. Менее понятно присоединение к «антиукраинской коалиции» в лице Германии, Франции, Испании, Греции и Норвегии Нидерландов. Долгое время эта страна поддерживала Украину как ее назначенный протеже в Альянсе, и как прежде ярого сторонника единства (в американском понимании) НАТО. В то же время это позволяет говорить о том, что, в отличие от вопроса по Ираку на первых этапах его разрешения, ныне Европа демонстрирует куда большую сплоченность и меньшую боязнь гнева Вашингтона.

Исходя из соображений целесообразности

Ко всему прочему, играет свою роль и боязнь проблем расширения – именно подобные неурядицы уже заставляли (да и чего греха таить, заставляют сейчас) ЕС больше сосредотачиваться на решении внутренних вопросов в ущерб активности, которая влечет за собой утерю позиций и авторитета на международной арене. В случае с Украиной и Грузией проблем не избежать: при их вступлении в НАТО и даже просто присоединении к ПДЧ стоит ожидать жесткого противостояния на дипломатических фронтах с Россией, которая способна весьма не ко времени надавить и на больные энергетические точки.Прием в НАТО Албании, Македонии и Хорватии в данный момент куда целесообразнее. Это, по мнению европейцев, определенным образом позволит стабилизировать ситуацию в регионе, что сегодня более чем актуально. К тому же подобный прием говорит о том, что НАТО все же слово держит: его двери по-прежнему открыты для всех, а «неудача» с Украиной и Грузией – проблемы последних. Им ведь не отказывают окончательно, а лишь указывают на имеющиеся недостатки и рекомендуют перед присоединением к ПДЧ их устранить. Позиция США, как сторонника скорейшей евроатлантической интеграции Украины и Грузии, может представляться при этом в Европе как неоправданно поспешная и не учитывающая объективных обстоятельств.

Грубо говоря, и Украина, и Грузия стали заложниками ситуации. Они видят в своем приближении к НАТО решение многих внутри- и внешнеполитических проблем. Тогда как сам факт их приближения катализирует в самом НАТО кризисные процессы, в которых Брюссель как европейский полюс стремительно отдаляется от Брюсселя-полюса НАТО, обретая попутно даже противоположность зарядов.

Рука Москвы на «рубильнике» расширения

Достаточно разумно сыграл на противоречиях между «американским» и «европейским» НАТО в данной ситуации Кремль. Вместо привычного в прошлые времена угрожающе-истеричного топания ногами мир увидел новую европейскую политику Кремля. Выступление Владимира Путина во время мартовской встречи с Меркель с негативной оценкой перспектив расширения НАТО выглядело вполне рутинным. Но вот комментарии Меркель после встречи, когда, собственно, канцлер и озвучила позицию Германии относительно негативного отношения к возможности Украины присоединиться к ПДЧ на Бухарестском саммите, однозначно смотрелись как заигрывание Берлина перед Москвой. Раньше европейцы не особо демонстрировали подобные откровенные реверансы в сторону Кремля.

Европа моментально принялась разгадывать немецко-российский, а затем и подобный же российско-французский ребус: чем же президент Путин взял «сильных европейцев»? Польская Gazeta Wyborcza, как известно, сообщила, что нынешний российский лидер пообещал помочь НАТО в операции в Афганистане выделением российских подразделений для проведения боевых операций и созданием транспортного коридора из Европы в Афганистан через Россию. В обмен на отказ НАТО расширяться на Восток, то есть принимать в свои ряды Украину и Грузию. Правда, такой коридор в российском воздушном пространстве на самом деле давно существует и вполне успешно функционирует. Однако военная помощь на воне невозможности или нежелания самих европейцев помочь США с самыми близкими друзьями в Афганистане (о чем без устали и сообщает Пентагон, вовсю критикуя “союзничков”) представляется уж никак не лишней. Если это та плата за отказ от расширения, которую готов платить Кремль, то она вполне устраивает как Европу, так и США.

Французская Le Monde уже высказала свое видение “путинско-европейского чейнджа”. А именно – согласно предложению Владимира Путина, Россия в обмен на отказ Брюсселя “присоединить” к ПДЧ Киев и Тбилиси готова задействовать свой новый план урегулирования «замороженных конфликтов» на постсоветском пространстве. При этом Москва идет на серьезные уступки, например, будучи готовой «сдать» Приднестровье в обмен на то, чтоб к причерноморским натовцам Румынии и Болгарии не присоединились Украина и Грузия, что грозит Кремлю глобальной потере влияния в регионе.Однако, на каких бы условия не договаривались Россия и Европа относительно отказа Брюсселя Киеву и Тбилиси, уже ясно то, что на наших глазах осуществляется давняя мечта Брюсселя о действенной «трансформации с учетом современных условий». Правда, может быть, вовсе и не в то образование, какое раньше виделось в самом Брюсселе. Североатлантический альянс, а точнее его политические, не военные возможности стали предметом торга европейцев на их пути к «процветающей Европе» на международном политическом рынке. Руководство НАТО не раз заявляло, что Альянс перестает быть военно-политическим, и становится все более политико-военным блоком. Что ж, похоже, он именно таковым и стал. Только не думается, что сам Брюссель испытывает от этого огромное удовлетворение.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net