Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

31.03.2008 | Игорь Рябов

План на Путина

«Партия третьего срока», которой пугали всякого из преемников Владимира Путина, никуда не делась. Не только в том смысле, что люди пока остались на своих местах. Она никуда не делась концептуально. Идея «третьего срока» всегда была не столько лозунгом сохранения у власти дееспособного и популярного президента, сколько оборонительным маневром для бюрократии. Не столько для укрепившихся за последние восемь лет государственных институтов, сколько для всего института администраторов, нарастивших за те же годы мускулатуру собственной устойчивости. Понимая это, Владимир Путин не внял даже мольбам припавших его ногам заслуженных инвалидов спорта и культуры, и показал не менее дееспособный способ распорядиться своей популярностью.

Кажется, что страна еще не в полной мере оценила это нелегкое и, судя по всему, выстраданное для Владимира Путина решение – отказаться от полномочий в пользу другого, пусть даже и максимально близкого политика. Ведь соблазнов и мотивов сохранить всю полноту власти у Путина было достаточно. Но гораздо важнее для него оказалось с честью выполнить своего рода долг перед страной. За что, конечно, ему очень хотелось бы гордиться. И в этом смысле Путин, конечно, никуда не уходит. Он остается вместе со своим судьбоносным решением.

Но что с того, у института администраторов на кону другая ставка – сохранить завоеванные высоты после вступления в полную силу нового президента. Судя по тому, с какой неохотой бюрократическая элита трактует публичные намерения тандема Путина и Медведева, у «партии третьего срока» непочатый край работы.

Сразу после победы на выборах оба президента стали с пугающей регулярностью отвергать идею двоевластия, то есть равноправного распределения полномочий между Кремлем и Белым домом. Не проходит и дня, чтобы напарники не сослались на Конституцию, разъясняя различия между полномочиями президента и премьера. Само по себе упование на Основной закон выглядит весьма благонамеренно, но с точки зрения «партии третьего срока» – это блажь и опасное заблуждение. Ведь «партия третьего срока» видит свое место лишь у подножья альтернативного трона, в силу превратности конституционных норм поставленного в Белом доме. Чтобы трон встал, его надо возвести.

Самый простой способ реализовать этот «план на Путина» – заставить всех думать, что сентенция «Путин никуда не уходит» означает буквально следующее: Владимир Владимирович остается президентом, как бы ни обманывал его новый статус. Для «партии третьего срока» тандем – это союз равных, в котором премьер Путин заметно равнее.

Политический принцип «партии третьего срока» вписывается в каноническое «разделяй и властвуй». Разделяй Путина и Медведева и властвуй на их противоречиях.

План «партии третьего срока» сегодня – ослабить институт президента за счет усиления роли премьера. Оснастить исполнительную ветвь власти поправками в закон о правительстве, расширяющими его полномочия. Перевести в Белый дом контроль силовых структур. Расширить функции аппарата правительства, включая функцию контроля СМИ. Сделать доминирующее положение «Единой России» в парламенте инструментом влияния премьера. Если не протащить соответствующий закон, то хотя бы создать фантом парламентской республики. Переподчинить губернаторов напрямую кабинету министров. Словом, что скрывать, связать Медведева по рукам и ногам.

Что за беда, в конечном итоге, если это обернется конституционным перераспределением сил между ветвями власти. Ведь в противном случае, намекает «партия третьего срока», никакого тандема не получается: Путин уходит в тень, Медведев царствует, третьего срока, даже и в прямом понимании, можно и не дождаться. Да и вообще, в противном случае «через год-другой Владимир Путин рискует превратиться в мальчика для битья».

Вызов, брошенный тандему, носит открытый характер. И Путин, и Медведев знают «партию третьего срока», так сказать, в лицо. Не случайно формирование своей новой команды они оставляют исключительно за собой – что только раззадоривает тех, кто привык вклиниваться в тандем при обсуждении кадровых вопросов.

Все эти маневры «партии третьего срока», в конечном счете, связывают по рукам и ногам самого Путина. Ведь очевидно, что ему выгоден популярный и дееспособный президент Медведев, поскольку его сила должна подтвердить правильность выбора. Успешность нового президента – такая же важная зона ответственности для него, как и для «позднего Ельцина» – успешность самого Путина. Вообще говоря, в этом суть преемственности, а чтобы окончательно избавить это понятие от хулительных смыслов – российской политической традиции смены власти. В этой степени уже решенный главный кадровый вопрос до конца не обсужден. Замечание политолога Алексея Зудина – о том, что Медведев сегодня напоминает раннего Путина, требует развития. Нынешний Путин нисколько не напоминает позднего Ельцина. Выдвижение на пост президента Медведева и уход Путина на ступеньку ниже – форма политического удвоения ВВП. Эта математика сработает, только если между Путиным и Медведевым не возникнет никакого зазора.

Ответом на попытки разлучить двух президентов стали первые инициативы Дмитрия Медведева. Создание эффективного и некоррумпированного бюрократического аппарата «от мала до велика», как лакмусовая бумажка – снятие чрезмерного надзорного груза с малого бизнеса, реформа судебной системы – его первые активные декларации. То есть, основной фронт работ – над ошибками бюрократии.

Для президента Путина всегда было проблемой производить радикальные административные изменения. Как по кадрам, так и стратегически. Сколько он не высказывал своей поддержки лично Дмитрию Козаку, но так и не решился реализовать его план административной реформы. Которая должна была, в важной частности, снизить коррупционные риски в системе высшего государственного управления. Напротив, Путин проявил мягкость, согласившись на создание странной конструкции в структуре правительства, в которой были созданы дублирующие друг друга службы и агентства. Что привело не к упрощению дел, а к раздуванию чиновничьих штатов и сразу нескольким локальным войнам между ведомствами.

То, с чем Владимир Путин не справился в одиночку, он вправе рассчитывать одолеть в тандеме с новым президентом. Тандеме, в котором роль рабочей лошадки, а не представительские функции отдана тому, кому положено в соответствие с конституцией. В этом и есть, как представляется, особенность нынешнего старт-апа. И, если хотите, очертания реального плана Путина.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net