Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Взгляд

09.04.2008 | Николай Пахомов

О факелотушителях

Если с политической и экономической точек зрения проблема возможного бойкота Олимпийских игр в Пекине сейчас всё-таки не стоит, то на уровне общественной активности в странах Запада протестов против предстоящей Олимпиады всё больше. Несмотря на некоторые оценки, появившиеся в последние дни в мировых СМИ, пока нет серьёзных оснований говорить о том, что из-за этого бойкот или, тем более, провал Олимпиады возможны. Однако такие протесты дают очередной повод задуматься о том, как Западу стоит вести себя с Китаем.

Некоторые наблюдатели торопятся заявить, что череда протестов способна заставить руководителей стран (первый кандидат — Николя Саркози) бойкотировать Олимпиаду. Такое развитие событий маловероятно — всё-таки существуют экономические интересы, которые у подавляющего большинства западных стран включают в себя активнейшее сотрудничество с Китаем. Однако нельзя не признать, насколько влиятельны сегодня силы общественного протеста, умеющие использовать для привлечения внимания формирующие общественное мнение мировые СМИ.

Стиль авторитарного руководства в Тибете и не только китайских властей известен, но, наблюдая за почти комедийными кадрами, на которых истошно вопящий протестующий огнетушителем пытается затушить пламя, нельзя не задать вопрос о значении Олимпиады. Если в западную столицу приезжает высокий чин из Пекина и демонстранты не жалеют сил, чтобы заявить ему протест, это понятно. Сейчас же получается, что в понимании протестующих, которые стараются убедить в этом и весь мир, Китай почти что приватизировал и извратил саму идею олимпийских игр.

Возможно ли это? Ясно, что идея Олимпиад не может принадлежать какой-либо одной стране, она принадлежит человечеству. Справедливость, дух честной борьбы, самосовершенствования, взаимопомощь, призыв к миру во всём мире — получается, что против всего этого выступают сегодня демонстранты в ведущих мировых столицах. Начиная со студенческих бунтов 1968-го года, выход энергии общественного протеста на Западе нередко и ранее получался не только неэффективным, но и несколько абсурдным. Большинство «бунтарей» 68-го года сегодня стали воплощением идей респектабельности и добропорядочности; «антиглобалисты» с удовольствием пользуются плодами глобализации; многие борцы с бедностью требуют для бедных лишь подачек, а не реальных возможностей для развития; теперь же сторонники «независимости» Тибета тушат олимпийское пламя.

И Далай-лама, и многие представители тибетцев неоднократно говорили о том, что никакой независимости для Тибета они не хотят. Очевидно, что даже для ведущих держав такая независимость была бы очень накладна — в конце концов, только недавно было признано Косово, жителей которого ещё предстоит накормить. Кто займётся решением проблем независимого Тибета, случись невозможное, большой вопрос.

Скорее, свой гнев недовольным следовало бы обратить против Международного олимпийского комитета, в своё время решившего провести Олимпиаду в Пекине. Да и к выборщикам предъявлять претензии трудновато: принимали они решение исходя из того, какой заявитель создаст лучшие условия для соревнований атлетов. С этим китайские власти вполне справляются. Хотя по-прежнему не ясно, как олимпийцы смогут дышать в загазованном Пекине (вот тут претензии к выборщикам вполне обоснованы), большинство проблем решены, по заданию партии и правительства пекинские жители учат английский и даже почти научились соблюдать очередь, не толкаться, не плеваться где попало, что было для них обычно раньше.

То есть, при тщательном рассмотрении оснований для насилия во время эстафеты огня найти можно немного. Да и в целом в тех же западных государствах у любителей демократии и защиты прав человека существует множество поводов для демонстрации их усердия. Активисты в Лондоне могут требовать введения в их стране норм шариата, поддерживая требования сограждан, не умеющих и не желающих интегрироваться в британское общество. Активистам в Париже следует задуматься о предложенном одним из сотрудником посольства Китая во Франции (ныне уволен) сравнении беспорядков в Тибете и населённых иммигрантами пригородов французских городов. А авторы идеи повесить лозунг о свободном от оккупации Тибете на мосту Золотые Ворота в Сан-Франциско в следующий раз могут попробовать повесить такой же антиоккупационный лозунг про Ирак.

Такие темы властям вряд ли понравятся, а вот дать волю общественности критиковать Китай, с которым эти государства вынуждены сотрудничать, приятный пустяк. Удивительно, что лондонская и парижская полиция, по идее способные предотвратить самый коварный теракт, оказались настолько слабы, чтобы исполнить свои обязанности и защитить эстафету олимпийского огня от нападений. Или, напротив, куда им гоняться за террористами, если они не способны обеспечить порядок во время столь торжественного мероприятия? Впрочем, пару лет назад китайская правозащитница сумела обойти все преграды американских спецслужб и подобраться к Председателю КНР во время его визита в США. Разумеется, совершенно случайно. (Интересно, приглашали ли потом храбрую даму читать лекции и делиться опытом с заинтересованной аудиторией в учебных центрах, расположенных в зоне племён на границе Пакистана и Афганистана?)

Нельзя не отметить необходимость указать Китаю на то, что методы средневековой деспотии и тотального контроля в одном из ведущих государств двадцать первого века, как минимум, неразумны. Если уж протестовать и взывать к разуму пекинских правителей, то делать это надо цивилизовано, а не хулиганить с огнетушителями. До Китая что-то всё-таки доходит: то Судан после увещеваний из Пекина станет соглашаться с ООН, то бирманские власти при посредничестве переговорщиков из Китая ослабят давление на оппозицию. А недавно случилось и вовсе невероятное — в конце марта в КНР был открыт доступ к англоязычной и центральной версии сайта ВВС.

Ближе к Олимпиаде Китай будет открываться ещё больше. Не сможет не открываться. Тем более, если руководители КНР действительно хотят превратить свою страну в современную, популярную в мире державу. (Благо, бесперспективность изолированной деспотии в Китае уже давно очевидна). Если олимпийские игры воспринимаются ими лишь как необходимая для этого церемония, то международному сообществу надо дать официальному Пекину понять, что церемониями дело не ограничится. Тушение же олимпийского огня тут делу совсем не поможет.

Николай Пахомов - публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net