Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В практике экономической политики последних лет сложилась традиция, когда в начале весны РСПП – крупнейшее объединение работодателей и предпринимателей проводит «неделю российского бизнеса», завершающуюся съездом, на котором выступает Президент РФ. 14 марта это событие случилось в 10-й раз, оказавшись во многом не только значимым, но и знаковым.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

26.04.2008 | Алексей Макаркин

Становление Рамзана

Конфликт между Рамзаном Кадыровым и Сулимом Ямадаевым является свидетельством того, что чеченский президент стремится в течение ближайших недель решить проблему полного установления контроля над республикой. Его возможности в настоящее время ограничены ресурсом двух батальонов - «Запад» и «Восток» - которые находятся в структуре министерства обороны и неподконтрольны Рамзану. Эту проблему Рамзан может решить с опорой на федеральный ресурс Владимира Путина, который является политическим патроном нынешнего чеченского президента и завершает свое пребывание на посту главы государства - видимо, с этим и связана очевидная спешка Кадырова, стремящегося как можно быстрее завершить выполнение своей задачи.

Экспансия Рамзана

За четыре года, прошедшие после гибели Ахмад-хаджи Кадырова его сын стал единоличным лидером республики. Заняв первоначально пост первого вице-премьера, курировавшего силовые структуры, он в 2005 году начал активную аппаратно-политическую экспансию. Был сменен муфтий республики - вместо давнего партнера Ахмад-хаджи Кадырова Ахмада Шамаева им стал клиент Рамзана Султан Мирзаев, некоторое время бывший при Аслане Масхадове председателем шариатского суда. На парламентских выборах 2005 года доминирующие позиции в обеих палатах получили прямые ставленники Кадырова - таким образом, он установил контроль и над вновь сформированной законодательной властью.

Спикером Народного собрания (нижней палаты) стал один из ближайших соратников Рамзана Дукваха Абдурахманов, ранее бывший министром сельского хозяйства Чечни. Политическая карьера Абдурахманова противоречива - как, впрочем, и у многих других чеченских политиков. При Джохаре Дудаеве он некоторое время был главой администрации Гудермеса, при пророссийском режиме Доку Завгаева являлся первым заместителем министра сельского хозяйства Чечни. В то же время сотрудник «Новой газеты» Вячеслав Измайлов цитировал документы за подписями известных ичкерийских полевых командиров о том, что Абдурахманов «действительно оказывал моральную и материальную помощь бойцам и различным группам и отрядам сопротивления», в том числе во время операции «Джихад» в августе 1996 года (захвата боевиками Грозного). Спикером верхней палаты первоначально стал малоизвестный в Чечне политик Ахмар Газиханов, однако уже в 2006 году его сменил Вахид Манцаев, в прошлом первый заместитель Абдурахманова в министерстве сельского хозяйства. Официальной причиной отставки Газиханова стало состояние здоровья, неофициальной - сомнения в его лояльности Кадырову.

В декабре 2005 года Рамзан стал лидером местного отделения партии «Единая Россия», отстранив от фактического руководства им Руслана Ямадаева, одного из братьев Сулима (они оба являются Героями России; это же звание было присвоено и их погибшему в бою с сепаратистами брату Джабраилу). Правда, в конце 2007 года он покинул этот пост, но только после того, как получил партийное повышение, став членом бюро Высшего совета «Единой России» - честь, которой удостаиваются лишь наиболее влиятельные губернаторы. Партийная система Чечни также полностью контролируется Рамзаном. Попытка давнего конкурента еще Ахмад-хаджи, Бислана Гантамирова вернуться в чеченскую политику с помощью использования ресурса партии «Родина», потерпела неудачу, а вскоре и сама партия прекратила свое существование, войдя в состав «Справедливой России», региональную организацию которой с самого начала возглавил человек Рамзана. Это был Муслим Хучиев, в то время первый заместитель главы аппарата президента и правительства Чечни в ранге министра и вице-президент Фонда имени Ахмата Кадырова - основной финансовой опоры режима Кадырова, из которого спонсируется ряд популярных социальных программ (в настоящее время Хучиев занимает еще более важный пост мэра Грозного). В непосредственной сфере влияния Рамзана находится и местное отделение Союза правых сил - депутатом чеченского парламента от этой партии является Магомед Ханбиев, бывший министр обороны Ичкерии, входящий сейчас в «команду» Рамзана, но из-за своего громкого прошлого не вписывавшийся в ряды «Единой России». Лояльны по отношению к Рамзану и коммунисты - единственная автономная от него партия в Чечне, по спискам которой в парламент республики прошел представитель влиятельной в республики «династии» Арсановых, возглавляющей чеченское «отделение» суфийского тариката (ордена) Накшбандия, давно конкурирующего к тарикату Кадирия, к которому принадлежит и семья Кадыровых. Полностью отстранять накшбандийцев от участия в представительной власти республики не может даже такой авторитарный лидер как Рамзан - другое дело, что их влияние локализовано.

Весной 2006 года Рамзан возглавляет правительство Чечни, официализировав, тем самым, свое положение в качестве «второго человека» в республиканской власти - ранее эту должность занимали выдвиженцы федерального центра. Впрочем, предыдущий глава правительства Сергей Абрамов был полностью зависимой от Рамзана фигурой, так что тот и ранее осуществлял фактическое руководство кабинетом министров. Премьерский пост был нужен Рамзану в большей степени как плацдарм в борьбе за президентское кресло, которое занимал Алу Алханов - политический союзник Ахмад-хаджи, ставший проявлять к 2006 году определенную самостоятельность (в частности, добившийся назначения своего ставленника Германа Вока секретарем Совета безопасности республики). Однако не слишком решительные попытки Алханова стать реальным главой Чечни потерпели неудачу. В начале 2007 года Кадыров, которому к тому времени исполнилось 30 лет (президентский возраст по Конституции Чечни) добился отставки Алханова и занял его место как непосредственный выдвиженец Владимира Путина - к тому времени прямые выборы глав субъектов Федерации уже были отменены.

Разумеется, новое правительство Чечни было сформировано исключительно из ставленников Рамзана, а премьером стал его двоюродный брат Одес Байсултанов, который при Кадырове-премьере был первым заместителем главы правительства, отвечавшим за текущую работу кабинета. В 2004-2006 годах он же являлся управделами президента и правительства Чечни в ранге министра, будучи «человеком Рамзана» при недостаточно подконтрольном Алханове. На думских выборах 2007 года в состав федерального парламента от Чечни были избраны только лояльные Рамзану фигуры, включая его ближайшего соратника, куратора силовых структур в чеченском правительстве Адама Делимханова, бывшего командира так называемого «нефтеполка», одной из первых военизированных структур клана Кадыровых. В целом, благодаря влиянию Кадырова чеченская «квота» в Думе существенно расширилась - в нее, кроме Делимханова, входят Ахмар Завгаев (брат Доку Завгаева, представляющий Чечню на федеральном уровне еще со времен Ахмад-хаджи), Магомед Вахаев (экс-министр труда и социального развития, бывший уже в президентство Рамзана председателем Конституционного суда республики) и Саид Яхихажиев, врач из Гудермеса и депутат чеченского «прорамзановского» парламента.

Таким образом, три из четырех представителей Чечни в Думе являются протеже президента Кадырова. Зато Руслан Ямадаев, бывший депутатом Госдумы предыдущего созыва, на этот раз даже не фигурировал среди кандидатов, что, наряду с утратой позиций в «Единой России», свидетельствует о значительном аппаратно-политическом ослаблении клана Ямадаевых, который сохранил лишь «региональное» влияние в Гудермесе (втором по численности населения городе Чечни) и контроль над батальоном «Восток».

Целый ряд конкурировавших с Рамзаном чеченских силовиков были нейтрализованы различными путями. Так, бывший командир оперативно-боевой группы ФСБ «Горец» Мовлади Байсаров, бывший соратником старшего Кадырова, но рассорившийся с младшим, утратил контроль над собственным подразделением, был вынужден бежать в Москву, где 18 ноября 2006 года убит (по официальной версии, при попытке задержания) кадыровскими силовиками. В ряде случаев используется такой метод решения конфликтов, как формальное повышение по службе, лишающее, однако, реальных властных рычагов. Так, в прошлом году Ахмед Хасанбеков, начальник оперативно-розыскного бюро № 2 (ОРБ-2) Главного управления МВД РФ по Южному федеральному округу, единственной неподконтрольной Кадырову милицейской структуры в республике, был назначен заместителем руководителя ГУ МВД по Южному федеральному округу, а его преемником стал Иса Сургуев, более лояльный по отношению к Рамзану. Командир батальона «Запад» Герой России Саид-Магомед Какиев, демонстративно не принимавший в свое подразделение бывших сепаратистов, стал заместителем военного комиссара Чечни по военно-патриотической работе - впрочем, его преемником стал давний соратник и единомышленник Бислан Элимханов. Однако в июне прошлого года Элимханов чуть не погиб во время столкновения с кадыровцами, в ходе которого четверо военнослужащих «Запада» были убиты, а один - смертельно ранен. По словам Сулима Ямадаева, Элимханову вскоре пришлось покинуть республику.

После этого резко усилилось давление на батальон «Восток», руководство которого было обвинено в многочисленных преступлениях - от укрывательства одного из братьев Ямадаевых Бадруди (еще в 2003 году осужденного за попытку убийства) до возможного участия в похищении двух братьев известного московского банкира Абубакара Арсамакова, пропавших без вести в Чечне еще в феврале прошлого года. Известно, что Арсамаков и Сулим Ямадаев находились в конфликтных отношениях с 2006 года, когда отряд военнослужащих «Востока» во главе с командиром батальона вмешались в имущественный спор на мясомолочном предприятии «Самсон» в Петербурге, в результате чего был избит директор завода, племянник банкира Хамзат Арсамаков.

Позиции Кадырова усилились и в экономической сфере Чечни. Наиболее крупным его успехом можно считать установление контроля над «Нурэнерго», дочерней компанией РАО «ЕЭС России». Основателем и главой «Нурэнерго» был Герой России Нурдин Усамов, который руководил чеченской энергетикой еще с 1992 года - он обладал значительной автономией от Рамзана благодаря своим тесным связям с Анатолием Чубайсом. Однако Кадыров смог добиться его отставки и назначения новым главой республиканской энергетики бывшего спортсмена Саид-Хасана Муртазалиева (ныне он является заместителем генерального директора ОАО «Межрегиональная распределительная компания Северного Кавказа»). Его основным аргументом было обещание повысить уровень оплаты электроэнергии юридическими лицами Чечни, чего Рамзан мог добиться куда успешнее, чем Усамов, у которого отсутствовало влияние на силовые структуры. В прошлом году Чубайс направил Рамзану благодарственное письмо, в котором говорилось, что «оплата электроэнергии на розничном рынке ЧР по итогам 2006 г. составила 455,8 млн. рублей или 101,2 процента. Более чем 3-кратный рост платежей в 2006 г. указывает на значительное улучшение платежной дисциплины потребителей Чеченской Республики» (впрочем, критики утверждали, что часть средств - 60 млн руб. - были уплачены не живыми деньгами, а векселями неплатежеспособных предприятий республики).

Единственный экономический ресурс республики, до сих пор неподконтрольный Рамзану - нефть, который находится в ведении «Роснефти», имеющей собственный аппаратный ресурс, более значительный, чем у Рамзана. Решить этот не только экономически, но и политически значимый вопрос ему пока не удается.

Причины успеха Рамзана

Основной причиной столь успешной экспансии Кадырова является патронаж со стороны Владимира Путина в рамках традиционной ставки российского президента на клан Кадыровых, которая выразилась в его поддержке его Ахмад-хаджи, начиная с 2000 года, когда тот был назначен руководителем временной администрации республики. Именно Путин обеспечил «прикрытие» бывшему чеченскому муфтию, который подвергался резкой критике со стороны как многих пророссийски настроенных политиков республики (они не могли простить Кадырову его роли в сепаратистском движении, а также его отказа учитывать их политико-экономические интересы), так и федеральных силовиков, что было значительно опаснее для Ахмад-хаджи. Именно Путин настоял на отказе от планов создания в Чечне некоего «генерал-губернаторства» (прямого федерального правления), на проведении референдума по новой чеченской Конституции и на избрании Ахмад-хаджи президентом (все влиятельные конкуренты Кадырова-старшего были вынуждены отказаться от участия в выборах). Он же поддержал Рамзана в самой сложной для него ситуации, после гибели его отца. Именно Путин санкционировал назначение Рамзана премьером, а затем «продвинул» его на пост президента.

Представляется, что Путину было необходимо найти в Чечне политическую опору - наиболее перспективную фигуру, которая могла бы поддерживать порядок в республике, подавлять сепаратистское движение (с тем, чтобы снять эту ответственность с федеральных сил) и нести личную ответственность за достигнутые результаты перед президентом России. Конкуренция между различными пророссийскими чеченскими группами воспринималась в Кремле как сугубо негативный фактор, способный помешать реализации данных задач. Поэтому каждый конфликт Рамзана с его оппонентами - будь то Гантамиров или Алханов - решался в его пользу, а попытки антикадыровски настроенных чеченских политиков апеллировать к федеральному центру (в том числе с использованием собственных связей в Москве, в том числе в силовых структурах) завершались неудачей.

Однако выдвигать в качестве аргумента, объясняющего успешность кадыровской экспансии, только покровительство, оказываемое Рамзану Путиным, было бы неверно. Существенную роль играют и собственные лидерские качества младшего Кадырова. Он является жестким политиком, подавляющим любую оппозицию его режиму и сумевшим создать боеспособную опору в виде вначале Службы безопасности президента Чечни, затем «нефтяного полка» и различных подразделений чеченского МВД, а позднее батальонов «Север» и «Юг», лояльных Рамзану в отличие от «Запада» и «Востока». Первоначально силовая инфраструктура была создана Рамзаном при покровительстве его отца, но продолжила существование и даже усилилась и после гибели последнего.

В то же время нельзя сводить причины влияния Кадырова в республике только к силовой составляющей - Рамзан выступает в Чечне в качестве популистского лидера, обеспечивающего порядок и справедливость, причем в соответствие с родовыми понятиями. Выше уже говорилось о Фонде имени Ахмада Кадырова, реализующем «раскрученные» социальные программы, повышающие личный авторитет Рамзана - в эту структуру отчисляют средства предприятия республики (официально это происходит абсолютно добровольно, но ясно, что никто из хозяйственников не хочет конфликтовать с Кадыровым). Кроме того, Рамзан инициировал реализацию масштабных строительных проектов, в том числе в Грозном - столице республики, которая еще несколько лет назад лежала в руинах после ожесточенных боев 1999-2000 годов (тогда даже выдвигалось предложение перенести столицу в Гудермес). В условиях традиционно высокой для Чечни коррупции Кадыров демонстрирует способность добиваться конкретных результатов - это импонирует как федеральному центру, так и значительной части жителей республики, разумеется, тех из них, кто не вступает в конфликт с Рамзаном или его соратниками. Можно вспомнить и активную кампанию по внедрению в различные сферы жизни республики - от образовательной до бытовой - норм традиционного для Северного Кавказа суфийского ислама как альтернативы влиянию радикального ваххабизма.

При этом Кадыров позиционирует себя как борец с коррупцией и иными несправедливостями, допускаемыми чиновниками, карающий виновных «по понятиям». Так, бывший генеральный директор компании «Чеченстрой» Шамсади Дудаев, руководивший восстановлением Грозного и бывший ставленником Рамзана, был снят с занимаемой должности в 2006 году - официально с почетом (по словам самого Кадырова, «мы очень благодарны ему за все то, что под его личным руководством было сделано в республике»). Однако в самой республике ходили многочисленные слухи про примерное наказание, которое постигло этого чиновника: якобы, один из его домов за допущенные хозяином злоупотребления был демонстративно разрушен, другой отдан под детский сад, а сам Дудаев некоторое время находился на исправительных работах, подметая кадыровский двор. Другой видный в прошлом чиновник, заместитель председателя Госсовета Чечни (консультативного органа, существовавшего до проведения в республике парламентских выборов) Данильбек Тамкаев был обвинен в ложном доносе на своего односельчанина и личного врага. В результате он сам и все его родственники были изгнаны с занимаемых ими должностей в системе республиканской власти.

Таким образом, успех Рамзана связан с комплексом причин, которые обеспечивают ему контроль над республикой. Другое дело, что позиции Кадырова при ближайшем рассмотрении представляются не столь стабильными, как это кажется на первый взгляд.

Проблемы Рамзана

Понятно, что первая проблема, стоящая перед Рамзаном Кадыровым - это появление Дмитрия Медведева на посту президента России. У Медведева нет исторических контактов с кланом Кадырова, и можно предположить, что антикадыровская оппозиция (в первую очередь, братья Ямадаевы) будут апеллировать к нему, рассчитывая на возможную поддержку и переход к концепции выстраивания сдержек и противовесов в Чечне. Впрочем, подобные представления могут быть нереальными из-за того, что Путин и в качестве премьера может сохранить значительное, а, возможно, и определяющее влияние на политику федерального центра на чеченском направлении.

Однако есть и другая проблема, которая носит сугубо внутричеченский характер. Речь идет о существующих в республике традициях, исключающих долговременное единоличное руководство авторитарного типа (известно, что и Джохар Дудаев, и Аслан Масхадов так и не смогли стать консолидирующими фигурами для чеченского общества, несмотря на харизму и командный опыт). Что касается Рамзана, то он вступил в конфликт уже со многими соратниками своего отца. Речь идет, в частности, об упоминавшихся выше президенте Алханове и Мовлади Байсарове, а также о Таусе Джабраилове, одном из ближайших людей к Ахмад-хаджи, возглавлявшего чеченский Госсовет.

Можно назвать и целый ряд имен видных деятелей силовых структур, входивших уже в клиентелу не Кадырова-старшего, а самого Рамзана, которые не смогли сработаться с авторитарным чеченским лидером. Среди них заместитель министра внутренних дел Ахмад (Аламбек) Ясаев, ранее командовавший вторым полком патрульно-постовой службы (ППС) МВД Чечни, сформированным из кадыровских силовиков. 18 ноября 2006 года Ясаев был в числе функционеров чеченского МВД, оказавшихся причастными к гибели Мовлади Байсарова. Сам факт его направления в Москву с официальной целью задержания бывшего командира «Горца» свидетельствовал о высоком доверии ему со стороны Рамзана. Однако спустя год он же выступил на сходе в своем родном поселке Ойсхар на окраине Гудермеса, осудив деятельность силовиков из села Центорой («родового гнезда» Кадыровых), которые, якобы, избивали и унижали выходцев из Ойсхара. По словам Ясаева, «сегодня, чем быть «женами» хоси-юртовцев, лучше умереть, воюя против них, если мы мужчины!», на что митингующие отвечали «Аллах акбар!» (Хоси-Юрт - другое название Центороя). Впрочем, попытка «бунта» со стороны Ясаева завершилась неудачей - после беседы с Рамзаном он написал заявление об отставке и покинул Чечню, а его сторонники были смещены со своих постов. Существует информация о том, что уже в Москве Ясаев пытался установить контакт с Русланом Ямадаевым.

Еще две знаковые прошлогодние отставки в силовых структурах Чечни носили не столь громкий характер, но касались не менее влиятельных персонажей. Со своих постов были уволены командир чеченского ОМОНа Артур Ахмадов (бывший ичкерийский полковник, некоторое время отвечавший за охрану Масхадова) и командир батальона «Юг» Муслим Ильясов, в прошлом бригадный генерал армии Ичкерии. Официально эти отставки объяснялись переводом на другую работу (Ахмадов) или последствием ранения (Ильясов), однако неофициальной версией являются противоречия с Кадыровым. Так, утверждается, что Ахмадов не поддержал Рамзана во время его конфликта с президентом Алхановым, а у Ильясова произошел личный острый конфликт с Кадыровым.

Впрочем, место одних кадыровских силовиков занимают другие. Так, в последнее время усиливаются позиции Магомеда Даудова, в прошлом году ставшего начальником РОВД Шалинского района. Молодой (1980 года рождения) силовик, начавший свою карьеру, как и многие кадыровцы в рядах боевиков, он до назначения в Шали был начальником штаба чеченского ОМОНа. Даудов руководил операциями по уничтожению ряда видных сепаратистов. За свои заслуги он стал Героем России, а в минувшем марте Гелдагенской средней школе № 1, которую он заканчивал, было присвоено его имя. На торжественную церемонию прибыли Рамзан и члены чеченского правительства.

Несмотря на то, что основной «костяк» боевых соратников Кадырова остается стабильным, уход от Рамзана ряда его влиятельных соратников является важным симптомом, демонстрирующим противоречивый характер ситуации в среде чеченских силовиков. И вполне возможно, что если президент Кадыров решит проблемы, связанные с конфликтными отношениями с руководством батальонов «Восток» и «Запад», и ликвидирует последнюю открытую внутриреспубликанскую оппозицию своем режиму, то он все равно не гарантирует свой режим от серьезных политических рисков, от новых конфликтов, которые могут разрешаться только дальнейшим «закручиванием гаек», что, в свою очередь, будет провоцировать новые противоречия. Однако подобные настроения вряд ли перерастут в серьезный открытый протест, так как любые попытки объединения недовольных или их перехода к публичным действиям будут жестко пресекаться (как это произошло с Ясаевым). Подобный режим, таким образом, может существовать довольно долго, но его перспективы связаны с личной судьбой Рамзана, у которого нет легитимного преемника.

Единственным серьезным ограничителем для рамзановского авторитаризма в этой ситуации может быть только федеральный центр, который имеет право в любой момент уволить чеченского президента - однако в условиях, когда в Чечне ликвидированы все реальные альтернативы Кадырову, применить этот вариант на практике будет очень сложно.

Алексей Макаркин - вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Эта страна, расположенная на северо-западе Южной Америки, славится божественными орхидеями, которые поставляются во многие уголки планеты. Но она известна и тем, что на протяжении длительного времени в стране шла кровавая гражданская война, унесшая жизни миллионов людей. Тем не менее, сохранилась приверженность демократическим институтам. В этом ее специфика.

Продолжая цикл о способах передачи власти в латиноамериканских странах, остановимся на Чили. Длительное время в стране доминировал авторитарный режим генерала Аугусто Пиночета, пришедшего к власти посредством военного переворота в сентябре 1973 года. Сразу же начались репрессии против активистов политических партий. Их подвергали пыткам, держали на стадионе в Сантьяго, превращенном в концентрационный лагерь. Людей пачками высылали за границу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net