Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

28.04.2008 | Татьяна Становая

«Справедливая Россия»: между Путином и «Единой Россией»

25 апреля в Москве прошел съезд «Справедливой России», на котором Сергей Миронов усилил свой контроль над партией (соответствующие поправки были внесены в Устав), был изменен ее флаг. Съезд проходил в ситуации, когда «СР» должна выбрать вариант своего дальнейшего развития в сложных для нее политических условиях.

«Справедливая Россия» находится в непростой ситуации. На протяжении года ее политические перспективы постепенно сужались, дойдя до своего минимума после того, как Владимир Путин возглавил «Единую Россию». Напомним, что своего пика расцвета «СР» достигла в марте 2007 года, когда впервые за последние годы оппозиционная партия получила большинство в региональном парламенте – в Ставропольском крае. Тогда «СР» опередила «Единую Россию» с результатом 37,64% голосов избирателей, при том, что «единороссы» набрали всего 23,87% голосов, что стало самым низким региональным результатом партии власти с марта 2005 года.

Изначально «СР» позиционировала себя как оппозиционная по отношению к «Единой России», но пропутинская партия: сам Путин при этом сохранял дистанцию от «Единой России», что давало партии определенные шансы. Однако «Справедливая Россия» фактически представляла собой угрозу «Единой России» как безальтернативной партии власти. «Справедливая Россия» в отличие от других прокремлевских партий (например, Гражданской силы или ДПР Богданова), изначально была не просто пропутинской, а партией, которая публично поддерживалась Путиным, тем самым, претендуя на роль второй партии власти. Более того, в отличие от других пропутинских партий, «СР» имела иммунитет от снятия с дистанции: в марте 2007 года ее не удавалось снять нигде, несмотря на предпринятые в этом направлении попытки. Достаточно вспомнить, что президент отводил в перспективе «Единой России» роль правого центра, а «Справедливой» - левого центра.

Однако в данном случае произошло столкновение краткосрочных и долгосрочных приоритетов, из которых Кремль был вынужден сделать выбор в пользу последнего. Долгосрочной задачей Кремля может считаться создание стабильной партийной системы, в которой есть две главные партии, сменяющие друг друга в рамках электоральных циклов. При этом выборы не должны каждый раз решать судьбу страны. Пока в России нет альтернативы «Единой России», а КПРФ в качестве таковой не рассматривается: понятно, что ее гипотетический приход к власти может привести к радикальным переменам и пересмотру всех выстроенных ранее институтов. Кремль прекрасно понимает тупиковость данного сценария развития, и санкция на появление «СР» не просто как партии, а как партии, способной в перспективе сменить у власти «ЕР», была обусловлена стратегическими задачами управления партийной системой. Более того, «Единая Россия» далеко не идеальная с точки зрения власти, структура, о чем не раз говорил публично и Путин. «СР» должна была выполнять функции ограничителя в отношении партии власти.

Однако долгосрочные приоритеты вошли в противоречие с практикой и краткосрочными интересами. Краткосрочной задачей Кремля было проведение максимально безопасных с политической точки зрения, полностью контролируемых и прогнозируемых выборов в парламент и выборов президента. Появление по сути второй партии власти означало риск распада административного ресурса, а значит снижения контроля и управляемости. Этот риск стал проявлять себя практически сразу: в «СР» потянулись мэры крупных городов, усилив институциональный конфликт с губернаторами политической составляющей. Достаточно вспомнить напряженные выборы мэра Самары (победил «справоросс» Виктор Тархов), войну админресурсов на выборах ставропольской краевой думы, противостояние Александра Донского (бывшего мэра Архангельска, выступавшего в пик конфликта в «СР») и «единоросса» Николая Киселева (бывшего губернатора области). Рост числа таких конфликтов снижал эффективность политического управления и повышал риски для моноцентрического режима.

Против поддержки «Справедливой России» сыграли и факторы ее становления. В условиях политического доминирования «Единой России» «справороссам» пришлось столкнуться с проблемой ярких политиков, большинство из которых были либо уже в «Единой России», либо находились с ней в конфликте (во многом из-за автономности и персональной политической дееспособности). Достаточно вспомнить скандал с исключением из избирательного списка партии Сергея Шаргунова (бывший лидер молодежной «Родины»), отказ включить в список Александра Лебедева, а также громкий конфликт с Евгением Ройзманом.

Наконец, не понравился Кремлю и тот факт, что «СР» начала активно действовать на электоральной площадке «Единой России», при этом прибегая к популистским лозунгам, что могло негативно сказаться на результатах партии власти. Сам Путин не раз предостерегал партии от громких, но нереальных обещаний.

В итоге, в начале осени Кремль принял решение сделать однозначную ставку на «Единую Россию»: Владимир Путин возглавил ее список, а в апреле этого года было объявлено о его избрании председателем партии. Для «Справедливой России» ставка Путина на «ЕР» означала сразу несколько проблем: утрату политического иммунитета, «путинского ресурса» поддержки, значительная потеря уже завоеванных позиций и ухудшение перспектив. Все это подтвердили региональные выборы. Партия не была допущена к региональным выборам в декабре в Смоленской области и Камчатском крае, в марте – в Якутии (правда, 29 февраля Верховный суд восстановил ее) и Ярославской области. Ее средний результат за год постепенно снижался. Если в марте 2007 года она имела в среднем от 14,5%, то в декабре он составил около 11%, а в марте 2008 – около 7%. «СР» начала терять свою привлекательность и как партия для политических оппонентов «ЕР». В Калмыкии и Ивановской области конфликт глав регионов и их противников пришлось решать в рамках списка партии власти. Продолжилось и снижение среднего результата партии. Наконец, самым сильным поражением партии стала потеря уже завоеванных позиций в Ставропольском крае: мэр Ставрополя Дмитрий Кузьмин находится в розыске, спикером краевой думы избран «единоросс», а большинство за счет перехода депутатов во фракцию «ЕР» теперь за партией власти.

В то же время важным итогом года стало появление у «Справедливой России» собственной фракции в Госдуме: на фоне полупроходного статуса партии и неопределенного будущего, это является скорее позитивным результатом, свидетельствующем о готовности Кремля сохранить проект на перспективу.Нынешний съезд для «Справедливой России» имеет особое значение: партия должна определиться, как ей развиваться в условиях, когда Владимир Путин возглавил «Единую Россию».

Неопределенное положение партии спровоцировало внутри острую дискуссию вокруг тактики политического поведения. Суть дискуссии состоит в том, в какой степени необходимо сохранить остроту конкуренции с «Единой Россией» в условиях, когда во главе соперника – Путин. Здесь обсуждаются два допустимых варианта. Первый – отказ от конфронтации с партией власти и ставка на сотрудничество. Речь может идти о некой неформальной коалиции, которая позволила бы стать скорее союзниками, чем конкурентами. За такой сценарий выступают «партийные прагматики», в числе которых Александр Бабаков. У него уже были конфликты с Мироновым: например, вокруг должности главы фракции, ее занял близкий к Миронову человек Николай Левичев. Ситуация продолжает оставаться напряженной, что сопровождается и информационными войнами в СМИ. Сейчас Бабаков выступает за смягчение риторики и более тесное взаимодействие партии с другими силами, явно имея в виду нечто вроде коалиционного взаимодействия с «Единой Россией». «В России возможны варианты взаимодействия между разными партиями, характерные для многих европейских стран, которые «предполагают, а не исключают взаимодействие по ключевым аспектам». «Политсистема явно движется к тому, что будет действовать ограниченное количество партий, которые будут объединены решением государственных задач», - заявил Бабаков в интервью Русской службе новостей.

Однако этот вариант, по сути, означает политическое поражение Сергея Миронова, который как союзник «Единой России» фактически теряет политическое будущее. Показательно заявление заместителя главы думского комитета по конституционному законодательству Александра Москальца, который сообщил, что, по его данным, Миронов перестанет возглавлять партию уже в конце мая после того, как ему предложат «такую должность, где он, наконец, сможет себя проявить». Такое заявление может означать, что в нынешних условиях обсуждается сценарий союза «СР» и «ЕР», но уже без Миронова. Но такой вариант выглядит весьма маргинальным, и сам съезд подтвердил это.

В то же время понятно, что оставаться как жестко оппозиционная партия в отношении «Единой России», «СР» не может. Отсюда рождается некий компромиссный сценарий, позволяющий, с одной стороны, оставаться дееспособной и автономной политической силой, а с другой стороны, не портить отношения с «Единой России» как путинской партией.

Этот компромиссный вариант подразумевает, что «СР» действительно смягчает риторику, но при этом все-таки остается мягким оппонентом партии власти. Интересно, как например, Сергей Миронов прокомментировал решение Путина возглавить «ЕР»: он его полностью поддержал. Миронов заявил, что ему «нравится логика» президента, в соответствии с которой он, возглавивший «ЕР», не вступил, однако, в партию. Уже в ходе съезда Миронов однозначно давал понять, что его партия настроена на сотрудничество. Это позволяет «СР» очень узкое поле для маневра: с одной стороны выступать с дозированной критикой партии власти, но при этом оставаться пропутинской партией.

Тот факт, что съезд не только прошел, но и прошел в Государственном кремлевском дворце, свидетельствует о том, что партия сохраняет большие политические амбиции и стремится продемонстрировать их общественности. Показательно, что съезд уделил особое внимание партийной символике – еще одном признаке стремления сохранить свою идентичность и самостоятельность. «Эсеры» поменяли цвет своего флага, вместо красно-золотого (похожего на коммунистический), он стал бежево-желто-золотистым. Более того, Миронов вслед за «Единой Россией» инициировал «чистку» в своих рядах (из нее ушел собственник газеты «Московский корреспондент», напечатавшей скандальную статью о Путина и Кабаевой, Александр Лебедев, который принял предложение Горбачева стать сопредседателем Социалистической партии) и пообещал внутренние партийных реформ.

В то же время вопросы идеологического характера отошли на второй план. Напомним, что год назад съезд партии был максимально идеологизированным: тогда «СР» объявила себя «первой массовой социалистической партий России». Тогда съезд проходил в торжественной советской стилистике, а главным конкурентом была названа КПРФ. Выступающих объявлял знаменитый диктор Игорь Кириллов, а школьники читали стихи о партии. Партию с проведением первого съезда поздравил центральный комитет компартии Китая, размах мероприятию также придало присутствие представителей многочисленных коммунистических и социалистических партий. В своем докладе Миронов пообещал защищать трудящихся и «бороться с крупным капиталом».

Нынешний съезд хотя и повторял прошлый опыт (на нем были делегации от 26 социалистических и социал-демократических партий из 19 стран мира), однако уже не выглядел таким пафосным и амбициозным. Более того, «СР» стала отходить от советско-коммунистической стилистики, дистанцируясь от КПРФ. Миронов вновь вернулся к понятию социал-демократия вместо социализма, что демонстрирует готовность быть более умеренной и более респектабельной силой (тем самым и более удобной для власти) Сам съезд был в большей степени занят организационными вопросами, а рассмотрение программы перенесено на ближайшее время. Принятые поправки в устав усилили личное влияние Миронова: отныне председатель партии возглавляет также Центральный совет (вместо Игоря Зотова, доставшегося в наследство от Партии пенсионеров и утратившего свой политический ресурс), президиум Центрального совета и бюро «Справедливой России» (вместо Левичева). Должность секретаря президиума упраздняется (ее занимал Бабаков), а вместо единственной должности секретаря Центрального совета вводится сразу девять должностей секретарей и одна должность первого секретаря. Хотя им стал Бабаков, но его влияние ограничивается большим количеством секретарей.

«Справедливая Россия» пытается найти оптимальную форму для своего существования в условиях, когда ее главный ресурс – Путин – монополизирован «Единой Россией», и пока ей это не очень удается. Та форма компромисса между жесткой оппозиционностью по отношению к партии власти и конструктивизмом, которая была выбрана, является крайне зыбкой и неустойчивой: партия пытается «уместиться» в отведенном ей месте, но логика политической борьбы будет работать против «умеренности» «СР».

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net