Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Взгляд

30.04.2008 | Сергей Белашко

Демократия vs Украина?

Украинские патриоты много и красиво говорят о демократии, как правило, противопоставляя её российскому авторитаризму. А ведь именно демократия несёт главную угрозу украинской государственности. Авторитарная Россия вполне может мириться с существованием независимой Украины, прокачивая через неё газ и нефть, рассуждая о «восточнославянском братстве» и возмущаясь украинизацией. Может даже «подарить» ей, к примеру, Брянск или Белгород (чем они хуже Крыма?), если руководство сочтёт это целесообразным. Демократическая Россия мириться с этим не сможет.

Украинские патриоты традиционно рассматривают основные проблемы своего государства через призму авторитарного наследия советской (а во многом и досоветской) эпохи. Показательным примером является языковая проблема, которую интерпретируют исключительно как печальное следствие колонизации и русификации, побочный эффект незавершённого процесса создания «новой исторической общности». В этой парадигме русский фактор рассматривается как некая проблема переходного периода, которая рассосётся сама по себе - по мере того, как Украина будет становиться всё более развитой, богатой и демократической.

Между тем, если посмотреть на ситуацию трезвым взглядом, оказывается: расчёты на то, что русский фактор сойдёт на нет с повышением уровня жизни украинских граждан, изначально ложны. Чтобы понять это, достаточно вспомнить классическую пирамиду Маслоу – иерархию потребностей «нормального» человека. Только после удовлетворения базовых потребностей человек задумывается о «высоком». В середине 1990-х русский язык был не самодостаточной ценностью, а лишь «маркером» сытой жизни советского периода с гарантированным удовлетворением базовых потребностей. Сейчас же он становится значимым не по ассоциации с дешёвой колбасой, а как один из основных факторов самоосознания и самоуважения миллионов граждан Украины.

Пятнадцать лет назад люди практически не ходили в кино, а сегодня ходят массово и хотят смотреть фильмы на родном языке (украинцы – на украинском, русские – на русском, что вполне логично). Пятнадцать лет назад получить хоть какое-то высшее образование было проблематично даже за деньги, через пару лет выпускников школ будет меньше, чем мест в вузах. Ужесточение требований к образованию, а значит и конкуренция между вузами, выведут языковой вопрос на новый уровень.Пятнадцать лет назад украинские граждане практически не имели выбора. Им не из чего было выбирать, и у них не было ресурсов, чтобы материально подтвердить своё право выбора. Сегодня у них появилось и то, и другое. По крайней мере, появляется.

Когда Украина в составе СССР вступала в Организацию Варшавского договора, мнение её граждан никто и думал спрашивать. А вот в НАТО вступить так уже не получится: неизбежность всеукраинского референдума по данному вопросу – пожалуй, единственное, в чём сходятся сторонники и противники альянса.

Становление в Украине гражданского общества будет неизбежно усугублять и «вытаскивать наружу» противоречия между отдельными группами интересов (в гуманитарной сфере это гораздо нагляднее и опаснее для государства, чем в социально-экономической). В ситуации, когда интересы одних групп официально провозглашаются государственными, а других игнорируются, конфликтный потенциал постоянно нарастает, создаются предпосылки социального взрыва. Учитывая, что в этом взрыве объективно заинтересованы могущественные внешние силы (в последнее время о расколе Украины открыто заговорили значимые игроки мировой политики), эскалации конфликта и/или размежевания его сторон долго ждать не придётся. Остаётся только надеяться, что ситуация будет развиваться по чехословацкому, а не югославскому сценарию.

Таким образом, именно демократия, как это не парадоксально звучит, является основной угрозой украинской государственности, во всяком случае, в нынешней её форме (унитарная этнонациональная централизованная республика).

Угроза российской демократии

Одной из главных внешних угроз для украинского государства является демократизация России. Говоря о российской демократии, имею в виду истинное значение этого понятия, с которым у прозападных либералов РФ не так уж много общего. Демократия – это когда политики (и правящие, и оппозиционные) исходят из интересов и пожеланий избирателей, а не сетуют на то, что «с народом не повезло», или пытаются «окультуривать» сограждан, не спрашивая их мнения.

«Российская демократия заканчивается там, где начинается Украина», – эти слова Владимира Винниченко полезно помнить всем украинским политикам, которые тешат себя иллюзией, что все проблемы – в авторитаризме Кремля. И не имеет принципиального значения, какой будет эта демократия – либеральной, социальной или корпоративной. Если она действительно будет демократией, Украине не поздоровится.

Авторитарная Россия вполне может мириться с существованием независимой Украины, прокачивая через неё газ и нефть, рассуждая о «восточнославянском братстве» и возмущаясь украинизацией. Может даже «подарить» ей, к примеру, Брянск или Белгород (чем они хуже Крыма?), если руководство сочтёт это целесообразным. Демократическая Россия мириться с этим не сможет.

Российское общественное мнение настроено по отношению к Украине гораздо более радикально и агрессивно, чем правящая элита. Для русского массового сознания украинское государство – не просто некое геополитическое недоразумение, а историческая ошибка, которая должна быть исправлена любой ценой и как можно быстрее. При этом русские России негодуют на соплеменников с Украины, которые терпят «оранжевую оккупацию», а те, в свою очередь, возмущаются пассивностью россиян, не торопящихся поддержать рублём «национально-освободительную борьбу». Именно кажущееся отсутствие возможности такого «исправления» является основным фактором антиукраинских настроений в России. Авторитарная власть бедной страны настроения народа может учесть, а может и проигнорировать, компенсировав это, к примеру, повышением социальных расходов и телевизионной трансляцией масштабных военных учений. В зажиточном демократическом обществе (Россия хоть и медленно, но движется в этом направлении) так не получится. Любая демократическая власть в России вынуждена будет либо всерьёз браться за демонтаж украинской государственности, либо заранее готовиться к поражению на ближайших выборах. Как говорили в перестройку, другой альтернативы нет.

Сергей Белашко - директор Агентства социальных коммуникаций

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net