Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

04.05.2008 | Сергей Маркедонов

Азербайджано-туркменская оттепель

На фоне нового витка конфронтации в отношениях между Москвой и Тбилиси некоторое потепление в другой точке Евразии (Каспийский регион) осталось вне поля зрения журналистов и экспертов. 22 апреля 2008 года прошла встреча представителей стран бассейна Каспийского моря по определению правового статуса Каспия. Следующая, 23-я встреча пройдет в столице Азербайджана Баку. В ходе апрельской встречи два наиболее жестких оппонента по «каспийскому вопросу» Азербайджан и Туркменистан зафиксировали сближение своих позиций, хотя до настоящего консенсуса еще далеко.Тем не менее, некоторая «разрядка» напряженности между Ашхабадом и Баку дает надежду на достижение соглашений по Каспию, приемлемых для всех пяти государств бассейна (Иран, РФ, Казахстан, Туркменистан и Азербайджан).

Напомним, что в течение почти 70 лет только два государства Иран и СССР были единственными прибрежными государствами Каспийского бассейна. По словам политолога Рустама Мамедова, «в течение 70 лет геополитические интересы полунезависимых прикаспийских республик игнорировались. Ситуация изменилась после демонтажа СССР и правовых механизмов, созданных им в регионе. Проблема Каспийского моря приобрела острый характер лишь на рубеже ХХ столетия». Туркменский дипломат Ёлбрас Кепбанов в начале 1990-х годов справедливо замечал: «Очевидно, что изменение геополитической ситуации и возникновение новых независимых государств в Каспийском регионе предопределили новое соотношение интересов». После исчезновения с карты мира государства размером в одну шестую часть суши на Каспии возникло несколько новых государств (Россия, Азербайджан, Казахстан и Туркменистан). Были обозначены претензии на «свои» участки акватории Каспийского моря. Все новые образования Каспийского региона (кроме РФ, как правопреемницы СССР) отказались от формально-правовой базы по статусу самого большого в мире озера (договоры между Ираном и Советским Союзом 1921 и 1940 гг.). Начался долгий процесс по инвентаризации своего каспийского «имущества». На сегодняшний день Россия является единственной страной на Каспии, определившей свои морские границы с соседями.

Азербайджан первым из стран Каспия приступил к разграничению самого большого в мире озера и определению пределов своего суверенитета. Именно Азербайджанская республика первой объявила о наличии своего сектора в Каспийском море, закрепив это 20 сентября 1994 года подписанием международного контракта («Контракт века») с западными компаниями по модели РSA (production sharing agreement) — соглашение о разделе продукции. Это же нашло отражение в Основном законе Азербайджана 1995 года.

Наверное, не будет преувеличением, назвать главной болевой точкой для азербайджанской политики в Центральной Азии многолетний спор между Баку и Ашхабадом по поводу делимитации Каспийского моря. Эта проблема из «спора хозяйствующих субъектов» превратилась в политическое противостояние, приведшее фактически к прекращению полноценной работы посольств Туркменистана в Баку и Азербайджана в Ашхабаде (в последнем случае речь шла о работе посла без дипломатического аппарата). По справедливому мнению Рустама Мамедова, «внутренние административные границы между советскими республиками на Каспии были определены в 1970 г. в связи с освоением нефтяных богатств озера. Однако эти границы были нечеткими, а карта оказалась составленной весьма условно. Вот почему в 90-х годах при возникновении необходимости делимитации азербайджано-туркменской и казахстано-российской границ возникли горячие споры и дебаты».

4 июля 1997 года российские нефтяные компании «Роснефть» и «ЛУКОЙЛ» с одной стороны и Государственная Нефтяная Компания Азербайджана (ГНКАР) подписали соглашение о совместной разработке нефти на азербайджанской части шельфа, включая месторождения Кяпаз и Азери (оспариваемые Туркменистаном). Тогда Ашхабад выразил «решительный протест» Москве и 6 августа 1997 года первый президент России Борис Ельцин публично объявил об аннулировании контракта с Азербайджаном: «Я и правительство были не в курсе соглашения и единодушно считаем, что месторождение Сердар (так в Туркменистане называют месторождение «Кяпаз»- С.М.) входит в туркменский сектор Каспия». Кстати сказать, это решение Москвы придало негативную динамику российско-азербайджанским двусторонним отношениям (и без того осложненным факторами Карабаха и Чечни). При этом Москва руководствовалась таким доводом Туркменистана, что в бытность СССР это месторождение согласно межреспубликанскому разделению входило в собственность Туркменской ССР. Однако вслед за этим 1 сентября 1997 года Туркменистан выставил «спорное» месторождение на первый раунд международного тендера по освоению туркменского шельфа Каспия. Американская компания “Моbil” выиграла тендер, но заключать соглашение (в отличие от российских нефтяников сразу же не стала) дабы не «сжигать мосты в Азербайджане».

В 1998 году в обоих государствах были созданы специальные экспертные группы для ведения переговоров. К июню 2001 года позиции официального Ашхабада были сформулированы следующим образом: раздел Каспия происходит по дну на равные доли, что касается водной поверхности, то Ашхабад предлагает для каждого государства 12-мильную зону, плюс 35-мильную зону экономических интересов. Таким образом, 47 миль – зона контроля каждого государства (впоследствии была снижена до 40 миль), а остальная поверхность - это общее море для судоходства. По словам российского журналиста и политолога Александра Караваева, «в преддверии Ашхабадского саммита прикаспийских государств 22-23 апреля 2002 года был предложен дополнительный элемент в принцип разграничения Каспийского бассейна, названный «принципом ресурсного деления». В тех местах, где модифицированная линия смещается из-за изгиба берега, как в азербайджано-туркменском споре, находится компромисс – спорные месторождения делятся пополам, либо в случае международной эксплуатации выравниваются доли национальных компаний. Возможно, что таким образом будет найден выход из сложившейся коллизии».

Впрочем, со сменой власти в Туркменистане (с приходом нового президента Гурбангулы Бердымухмедова) в отношениях Баку и Ашхабада наступило «потепление». Вот как описывает «новый курс» Бердымухамедова Бакинский политолог Ровшан Ибрагимов: «Прагматичный лидер с первых дней занялся поиском альтернативных путей экспорта природного газа. Одним приоритетных направлений является западное - через Каспийское море в Азербайджан и далее в Грузию и Турцию по газовому трубопроводу Баку-Тбилиси-Эрзурум». В мае 2007 года глава МИД Азебайджана Эльмар Мамедьяров совершил визит в Ашхабад, где встретился с главой туркменского государства. Этот визит некоторые азербайджанские СМИ поспешили назвать «прорывом в международных отношениях». Как бы то ни было, именно тогда Мамедьяров предложил президенту Туркменистана создать совместную межправительственную комиссию по расширению сотрудничества, а Бердымухаммедов в свою очередь эту идею поддержал. Тогда же состоялись переговоры глав МИД двух государств. Именно с этого времени лейтмотивом официальных заявлений с двух сторон стал тезис, что «по статусу Каспия достигнуто сближение позиций».

За «истекший период» прошло несколько встреч президентов двух государств. После обоюдных визитов межправительственных комиссий удалось договориться о погашении «газового» долга Азербайджана Туркменистану. После этого решения туркменское посольство в Баку фактически в полном объеме возобновило свою работу. Между тем, вопрос по статусу Каспия до сих пор не разрешен до конца. Пока Баку и Ашхабад, несмотря на оттепель, не достигли взаимоприемлемого компромисса. А ведь фактор Ирана (очень сложного каспийского партнера) не следует сбрасывать со счетов. В любом случае на фоне активной (и негативной) «разморозки» конфликтов на Южном Кавказе следует отметить такой позитивный фактор, как сближение позиций прикаспийских государств-оппонентов.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net