Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

12.05.2008 | Татьяна Становая

Новый статус для старого президента

Государственная Дума 8 мая утвердила кандидатуру Владимира Путина на пост премьер-министра страны. Голосование было открытым. За кандидатуру Путина проголосовали 392 человека, 56 человек из фракции КПРФ высказались против. Утверждение Владимира Путина премьер-министром страны показало, что бывший глава государства приобретает новый статус в системе государственной власти. Этот статус характеризуется несколькими особенностями.

Во-первых, Путин остается политической фигурой как лидер «Единой России», как бывший президент, выстроивший «под себя» систему управления государством, как фигура, опирающаяся на доминирующую «путинскую» элиту. Более того, именно его преемник возглавил страну: Дмитрий Медведев пришел с Путиным в Госдуму, где представил его депутатам.

Именно политический статус Путина позволил ему изменить традиционную процедуру консультаций кандидата в премьеры с депутатами Госдумы, что ранее и без того носило крайне ограниченный, едва ли не технический характер. Процесс в этот раз был очень быстрым (Путин спешит завершить процесс перераспределения власти), более техническим и гарантировал безусловный успех без каких-либо усилий. Кремль обеспечил почти 100%-ную явку депутатов (присутствовало 448 чел). Консультации были формальными и проводились скорее для того, чтобы микшировать общее ощущение срежиссированности действия. Вечером 7 мая, после инаугурации, но до торжественного приема в Кремле Путин встретился с четырьмя лидерами фракций: Борисом Грызовым, Геннадием Зюгановым, Николаем Левичевым и Владимиром Жириновским. Как пишут «Ведомости» со ссылкой на свои источники, например, Зюганова в преддверие встречи сразу предупредили, что «консультации продлятся не более часа и никакого конкретного разговора о структуре и персональном составе будущего правительства не будет». В то же время такой формат взаимодействия принимается парламентской оппозицией в нынешних условиях: она получает хотя бы возможность напрямую апеллировать к Путину, а также высказать свои замечания-рекомендации в СМИ. От других лидеров фракций никто тем более не ожидал никаких сюрпризов.

Политический характер фигуры Путина как премьера подтверждает и его выступление в Госдуме: представленная программа работы правительства содержала хотя и социально-экономические по тематике, но политически значимые заявления, означающие, что Путин намерен не столько исполнять, сколько и дальше формулировать общий курс социально-экономического развития страны. Среди таких политических заявлений обещание Путина, что Россия войдет в число «стран-лидеров по ключевым показателям жизни наших граждан: уровень доходов и соцобеспечения, качество образования и здравоохранения, продолжительность жизни и жилищная обеспеченность». По объему ВВП Россия должна уже в 2008 году обогнать Великобританию, отметил Путин. Он также представил достаточно либеральный подход в экономической политике и анонсировал принятие в весеннюю сессию закона о повышении МРОТ до 4330 рублей с 1 января 2009 года. Это составляет уровень прожиточного минимума на четвертый квартал 2007 года. Кроме того, Путин заявил о необходимости поднять пенсии до прожиточного минимума. До сих пор задачи такого уровня формулировались исключительно президентом.

Во-вторых, несмотря на то, что Путин остается политической фигурой, процедура его утверждения показала ограниченность статуса премьер-министра. Впервые ему пришлось публично выслушивать достаточно острую критику от представителя влиятельной политической силы – КПРФ, которая голосовала против его утверждения премьером. Геннадий Зюганов назвал период правления Путина «периодом упущенных возможностей», хотя основная критика касалась все-таки отдельных министров. «Кудрин убьет любую инициативу. Фурсенко навязывает дикую систему образованию. Министр обороны, который не знает военного языка… Не удалось закрыть скандальные дыры: олигархия, коррупционные доходы бюрократии, замороженный Стабфонд», - говорил Зюганов. Ситуацию удалось хоть как-то сгладить лишь выступлением Жириновского, который значительную часть своей речи посвятил эмоциональной критике коммунистов. Уже после утверждения Путин прокомментировал выступление Зюганова, указав, что «КПРФ голосовала против не потому, что не удалось что-то, а потому, что многое сделано. Это снижает их политические амбиции».

Голосуя против кандидатуры Путина, коммунисты продолжили традицию: ранее они делали то же самое в отношении всех путинских премьеров. Понятно, что они действовали из рациональных соображений, стремясь соответствовать умонастроениям собственных электората и партийного актива. Однако сам факт прямой полемики с Путиным выглядит принципиально новым и связанным с его нынешним премьерским статусом, который подразумевает возможность такой критики во время общения главы правительства с депутатами (в отличие от статуса президента, позволявшего избегать такой полемики).

Ограниченность публичного политического статуса Путина как премьера была подтверждена и содержательной стороной его выступления. Он, как и обещал ранее, ограничился лишь компетенцией исполнительной власти, опустив в своем выступлении вопросы определения внешней и внутренней политики и сосредоточившись сугубо на социально-экономической тематике. Единственный политический акцент был сделан на тесное взаимодействие правительства и Госдумы. «Для меня очевидно, что правительство может быть сильным, только если может опереться на законодательную власть.

Рассчитываю на такой же подход с вашей стороны», - заявил Путин. Уже потом, отвечая на вопрос представителя фракции «Справедливая Россия», он указал, что одобряет предложение этой фракции создать совет, который на постоянной основе вел бы консультации с правительством по наиболее острым вопросам. «Думаю, что это хорошее предложение. Готов его реализовать. Кроме того, и я сам, и министры правительства будут в контакте с фракциями и комитетами Думы. Можете не сомневаться», - сказал Путин. Очевидно, что для «СР» диверсификация политической опоры Путина в парламенте – это возможность конкурировать за путинский ресурс поддержки, не дав его полностью монополизировать «Единой России». В тоже время для Путина это возможность расширить свободу маневра в отношениях с партией власти и собственную политическую базу.

В-третьих, выступление Путина показало, что теперь он может позволить себе в большей степени сосредоточиться на экономических проблемах, в то время как вопросы политического устройства урегулированы в период 8 лет его президентства. Выступление Путина было одним из самых либеральных за всю историю его политического лидерства, соответствующего новому курсу, консенсусному для обоих участников «тандема». Это означает, что сейчас для политической власти России решение системных политических задач, связанных с построением режима, становится менее актуальным.

Главной экономической проблемой Путин назвал высокие темпы инфляции. «Необходимо в течение ближайших лет выйти на однозначную цифру», - подчеркнул он, тем самым значительно занижая ожидания: например, МЭРТ прогнозирует прогноз инфляции на 2009 год в размере 6-7%. Очевидно, что Путин дает понять: быстрых успехов от антиинфляционной политики ждать не стоит, и инфляция пока сохранится на высоком уровне. Более того, он не представил конкретный план по борьбе с инфляцией, лишь указав на необходимость стимулирования российских сельхозпроизводителей. Видимо, сейчас такого плана просто нет, несмотря на то, что задача подавления инфляции приобрела остроту еще осенью прошлого года.

Дирижистские методы управления экономикой и ставка на госкорпорации исчезли из риторики Путина. Вместо этого он предлагал преимущественно рыночные методы стимулирования роста, среди которых, например, развитие национального финансового рынка и создание «массового класса инвесторов» (явная «перекличка» с тезисом из медведевской инагурационной речи о среднем классе). Значительное внимание было уделено налоговой сфере. Путин однозначно выступил и за снижение налогового бремени. «Минфин считает, что у нас и так чуть ли не лучшая система, я с этим не согласен», - заявил он, явно давая понять Алексею Кудрину, что снижения налогов не избежать. Причем снижение коснется, прежде всего, социальной сферы и нефтяников. «Надо освободить граждан и организации от налогов на социально значимые нужды: на выплату ипотечных кредитов, образование, здравоохранение и т.п.», - заявил Путин. Поддержал он и нефтяников: «доходы нефтяников немаленькие, но мы изымаем значительную часть прибыли в бюджет. Вчера дискутировали на эту тему. Мы изымаем в бюджет разными способами 75-80% прибыли нефтяных компаний, заявил Путин. В значительной степени из-за этого вяло идет разведка. Для стимулирования развития настало время снизить налоговую нагрузку». Наконец, снижение налогового бремени затронет и производства, готовые к модернизации. «Для обновления производств понадобится модернизация амортизационной политики - нужна ускоренная амортизация. Нужно расширить налоговые меры стимулирования НИОКР», - сказал премьер.

Вообще расширение экономических свобод и снижение административного давления и налоговой нагрузки на бизнес было центральной идеей выступления Путина. Он предложил оптимизировать инфраструктуру, упорядочить систему госрегулирования, совершенствовать законодательство, в частности для сделок с производными финансовыми инструментами. «Надо, люди даже со скромными накоплениями должны получить возможность преумножать капитал», - заявил Путин. Он фактически отрыл кампанию по «разбюрокрачиванию» процессов отношений органов власти и бизнеса. «Нам в целом необходимо дальнейшее расширение предпринимательской свободы, и правительство будет сокращать барьеры, снижать полномочия проверяющих органов, перечень лицензируемых видов деятельности. Будут расширять сферу применения обязательного страхования ответственности», - пообещал он. Наконец, Путин призвал принять пакет антирейдерских законов.

В отношении отраслей промышленности премьер выступил также с более либеральных позиций, говоря не о госинвестициях, а о снятии барьеров и ограничений роста. «Нужны специальные инструменты поддержки отдельных отраслей, играющих ключевую роль в развитии страны. Это, прежде всего, инфраструктура, сельское хозяйство, высокотехнологичные отрасли. Нужно снять ограничения для роста в этих областях», - заявил премьер. Путин также призвал пересмотреть правила тарифного регулирования и перейти к системе утверждения долгосрочных тарифов.

Такое выступление оказывается в полной гармонии с либеральной идентичностью Дмитрия Медведева: оно призвано показать, что либерализация будет осуществлять в рамках «путинского курса», а не Медведевым вразрез с этим курсом. Либеральный характер выступления подчеркивает устойчивость и консенсусный характер тандема, что является условием стабильной диархии (вся процедура в широком смысле передачи власти от Путина Медведеву была ориентирована именно на подчеркивание надежности тандема).

Для бизнеса это хороший знак: коррекция курса будет носить консенсусный характер, что позволит сделать ее более эффективной, а политический вес Путина позволит более эффективно реализовывать принимаемые решения. Выступление Путина показало, что Медведев не претендует на проведение иного курса, отличного от «путинского»: речь идет о наличии согласованного и совместно разработанного курса, который отражает перспективу мягкой либерализации экономической политики правительства. В то же время выступление Путина показало и наличие прежних, пока неразрешенных системных проблем. Так, Путин не смог ответить на вопрос, пора ли снижать НДС (дискуссия об этом идет в правительстве и в элитах уже несколько лет, достигнув пика в апреле). Также неясно, каково будет соотношение приоритетов роста, развития (наращивание госрасходов, ускоренная модернизация, снижение налогов для бизнеса и т.д.) и сохранения макроэкономической стабильности. Напомним, что политическая власть в России на протяжении всех последних лет не могла выбрать между двумя этими приоритетами: финансово-экономические власти убеждали, что стратегия роста приведет к безудержной инфляции, а другие макроэкономические последствия станут не стимулом, а препятствием для экономического роста. Страх перед социальными последствиями политики роста заставляли Кремль ограничиваться лишь социальной сферой, где расходы росли беспрецедентными темпами.

Выступление Путина показало, что оптимального рецепта баланса двух приоритетов до сих пор нет. Новый премьер-министр лишь подчеркнул приоритетную значимость поддержания макроэкономической стабильности: сигнал, свидетельствующий о намерениях Путина и дальше ориентироваться на рекомендации Минфина. В то же время в социальной сфере снижение темпов наращивания расходов не ожидается. Путин заявил, что расходы будут расти на всех уровнях власти и будут касаться как МРОТ, так и пенсионного обеспечения (Путин поставил задачу поднять пенсии до прожиточного минимума). Кроме того, вопреки позиции Минфина будут снижаться налоги.

Остались без ответа и важнейшие социальные проблемы: жилищная (Путин ограничился лишь перечислением ранее озвученных целей – развитие ипотеки, наращивание строительства и т.д.), пенсионная (ни слова о содержании реформы, кроме констатации необходимости ее проведения). Зато Путин пообещал к августу «определиться со стратегией», в том числе и по такому острому вопросу как снижение НДС. Все это означает, что буквально в ближайшее время Путину предстоит найти наиболее оптимальный баланс между стратегией стабильности и стратегией роста.

Утверждение Владимира Путина премьер-министром страны завершает главный этап передачи власти преемнику, но подтверждает, что Путин, оставаясь одним из политических лидеров страны, намерен и дальше формулировать социально-экономический курс. В то же время утверждение Путина показывает, что премьер принимает формально отведенную ему роль «ответственного за экономику». В то же время все еще остается неясным, в какой мере созданная система диархии окажется не только стабильной, но и эффективной. В новом статусе Путин будет иметь дело, во-первых, с наличием «альтернативного» (в глазах части элиты) лидера, во-вторых, с тем же по качеству правительством (пусть и укрепленным кадрами из президентских структур). А сохранение политического статуса будет мешать Путину в полной мере сосредоточиться на социально-экономической проблематике.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net