Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

20.05.2008 | Татьяна Становая

Медведев вооружается «дубинкой»

Одним из первых начинаний нового президента России Дмитрия Медведева стала борьба с коррупцией. В комплексе с судебной реформой и совершенствованием правовой системы это способно стать достаточно заметным и далеко идущим началом правления нового президента. Борьба с коррупцией – потенциально очень мощный инструмент, контроль над которым свидетельствует в первую очередь о том, что Медведев – не местоблюститель, а президент, который постепенно будет превращаться в полноценного главу государства и безальтернативный центр принятия политических решений.

Вчера Дмитрия Медведев провел совещание по проблеме коррупции и вечером подписал соответствующий Указ. Он постановил образовать Совет при президенте РФ по противодействию коррупции, который сам и возглавил. «Надо что-то делать. Хватит ждать. Коррупция превратилась в системную проблему и этой системной проблеме мы обязаны противопоставить системный ответ», - заявил глава государства на совещании по проблемам противодействия коррупции. «Уровень коррупции в стране остается крайне высоким, за 2007 год только по официальной статистике расследовано более 10,5 тысяч дел», - заявил он.

Борьба с коррупцией в России часто имела два контекста: популистский (в этом случае она означала лишь кампанейщину, показательную порку пятерки-другой чиновников и на этом все заканчивалось) и инструментальный (когда борьба с коррупцией используется для наращивания аппаратно-политического веса, усиления контроля над элитой, возможных чисток). Первый вариант борьбы с коррупцией можно было наблюдать относительно недавно: в 2003 году, когда министра внутренних дел Борис Грызлов изобличал «оборотней в погонах». Это как раз происходило в преддверии выборов в Госдуму, на которых Грызлов стал лидером партии «Единая Россия».

Непосредственная же борьба с коррупцией в России при путинском режиме была практически невозможна. Путин опирался на воссозданную им и ему полностью лояльную бюрократию, состоящую из близких фигур. «Путинская элита», пришедшая к власти без собственных ощутимых финансово-экономических ресурсов, начала быстро осваивать появившиеся у нее возможности и снимать статусную ренту. Путин закрывал на это глаза, потому что именно «путинская элита» была его главным союзником при проведении спорных политических реформ. Она оценивается Путиным как качественно иная элита, отличающаяся от элиты 90-х годов более патриотическим и государственническим мышлением (хотя во многом это лишь способ соответствовать новой повестке дня). Взамен на лояльность и готовность «строиться» под Путина, политическая власть негласно позволяла «брать», масштабы коррупции за 8 лет выросли в разы. При этом бюрократия становилась все менее и менее эффективной и все более опасной для нормального экономического развития страны. Важнейшей «головной болью» Путина стало не допустить «освоения» огромных бюджетных средств, которые идут на крупные госзадачи исполнителями решений. Но несмотря на понимание остроты проблемы, Кремль предпочитал «наказывать» виновных тихо, дабы не навредить политических близким соратникам (например, вспомним, как были проведены «читки» в силовых структурах в 2006 году – без обнародования мотивов).

Сейчас ситуация меняется. На данный момент Путин вынужден решать противоречивые задачи. С одной стороны, ему важно сохранить гарантии безопасности для своей, «путинской элиты», оставшейся на ключевых позициях внутри власти. Но, с другой стороны, есть более стратегическая задача – помочь Медведеву «врасти в должность», стать лидером, к которому будет прислушиваться вся элита, а не только его сокурсники по ЛГУ. Полноценный президент – гарантия управляемости режима (при слабом президенте этого добиться сложно), и Путин, как и Медведев, заинтересованы в сохранении стабильности.

Борьба с коррупцией – это мощный инструмент, который получает в свои руки Медведев. Инструмент, который позволит ему на другом языке взаимодействовать с элитой. При этом показательно, что в своей деятельности Медведев намерен опираться на силовиков, в данном случае – Генпрокуратуру. Именно Юрий Чайка (если не будет принято решение о смене Генпрокуратуры и СКП) станет пока главной опорой Медведева в борьбе с коррупцией, как некогда прокуратура была главным инструментом Путина в подавлении олигархии. И несмотря на то, что сейчас прокуратура гораздо более слабая структура и институционально (из нее выведено следствие), и политически (Чайка по своему весу не сопоставим с Устиновым образца 2003-2006 гг), для Медведева это уже достаточно серьезный ресурс.

Медведев предложил включить в план по борьбе с коррупцией как минимум три раздела. Медведев считает, что «по сути, нужно вести разговор о ликвидации условий для возникновения коррупции». К первому разделу он отнес «модернизацию антикоррупционного законодательства». Второй – «противодействие и профилактика коррупции в экономической и социальной сферах, создание стимулов к антикоррупционному поведению». В третьем разделе президент подчеркнул: «Мы должны создать антикоррупционный стандарт поведения, без этого ничего не будет». Медведев считает необходимым уделить особое внимание «оценке коррупции со стороны общества». По мнению главы государства, к правовому просвещению должны подключиться средства массовой информации и общественные организации. Президент отметил, что необходимо добиться «прозрачности проведения государственных процедур, связанных с подрядами, тендерами, административными регламентами, создать в целом более благоприятную деловую среду». Он уточнил, что речь идет «о комплекте мер по вопросам антирейдерства». Предложено также принять решение по вопросам контроля за имущественным положением государственных служащих и судей, а также новой версии кодекса поведения госслужащих.

Оценить потенциальную эффективность заявленных мер пока сложно: они могут носить как чисто поверхностный, показательный характер, так и могут обернуться глубокими законодательными изменениями и громкими процессами. Медведев получил в свои руки инструмент, который способен существенно усилить его политическое влияние. Пока же можно констатировать лишь одно: глава государства сформировал «дубинку», сам факт наличия которой заставит элиту лишний раз подумать, прежде чем предпринять что-либо сомнительное с точки зрения интересов нового президента действия.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net