Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

23.05.2008 | Сергей Артемов

Новая кадровая политика Кремля: выигравшие и проигравшие

Результаты серии ключевых назначений в российских органах власти – формирование нового Правительства и Администрации Президента многие аналитики оценили как показатель аппаратной слабости Дмитрий Медведева и доминирование воли нового премьер-министра России едва ли не во всех ключевых назначениях. Однако биографический анализ нового топ-менеджмента страны позволяет сделать совсем другой вывод и назвать новую кадровую политику очевидным плодом компромисса нынешнего и предыдущего Президентов.

Самым явным показателем этого стало то, что все позиции «первого» ряда заняли только фигуры, которых называют лояльными обоим лидерам. Это и оба первых вице-премьера – Виктор Зубков и Игорь Шувалов, и оба руководителя аппаратов – Президента (С.Нарышкин) и Правительства (С.Собянин). В условиях нынешней диархии они естественным образом усиливаются и еще больше приобретают роль «разводящих» конкурирующих потоков информации и предлагаемых решений.

Собянин и Нарышкин как бы поменялись местами – каждый «ушел» под руководителя, с которым имеет опыт более плотного и долгого делового взаимодействия. Собянин весь свой «московский» период жизни пока работал руководителя Администрации Путина, у Дмитрия Медведева он хоть и возглавлял предвыборный штаб, но это был краткосрочных проект и Собянин участвовал в нем скорее «по должности». Нарышкин, напротив, знаком Медведеву еще по мэрии Санкт-Петербурга. Примечательно, что Нарышкин был «переведен» из Санкт-Петербурга в Администрацию Президента (в феврале 2004 года) вскоре после того, как ее возглавил Медведев, а затем Медведев и Нарышкин плотно работали в Правительстве РФ – на ключевых должностях первого вице-премьера и руководителя аппарата.

В то же время показательно, что Правительство и Администрация Президента не стали однозначным кадровым оплотом соответственно Владимира Путина и Дмитрия Медведева. Ключевые игроки обеих команд оказались как бы «растасованы» вперемешку. В Правительстве на ключевых постах – близкие к Президенту И.Шувалов, Э.Набиуллина, А.Коновалов, в Администрации Президента – плотно работавшие с новым премьером В.Сурков и А.Громов. Таким образом, каждый из двух политических партнеров – Путин и Медведев делегировал коллеге "своих" менеджеров, а на ключевых позициях оказались только люди, пользующиеся доверием обоих.

В качестве свидетельства «излишних уступок» Медведева называют сохранение при нем ядра прежней Администрации - Администрации Президента Путина, а также выходцев из Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга (который наблюдатели успели окрестить «легендарным»). Вряд ли подобная оценка адекватна. Представляется, что как раз сохранение и продвижение этих людей явно иллюстрирует тезис об усилении позиций консенсусных руководителей. Не стоит забывать, что Дмитрий Медведев в первый половине 90-х гг. сам работал в петербургском Комитете по внешним связям (вместе с В.Зубковым, О.Марковым, М.Ентальцевой и другими). Это не могло не сформировать отношения «давнего знакомства» и определенного доверия, основанного на этом. В условиях, когда Д.Медведев выступает еще как «начинающий» Президент, этого (вкупе с уже имеющимся послужным списком указанных людей) может оказаться вполне достаточно для поддержки с его стороны. Обратная тактика, напротив, формировала бы круг «обиженных» и «недооцененных» новым Президентом, что сужало бы его аппаратную, а как следствие и политическую поддержку.

Схожая ситуация и со «старожилами» Администрации Президента: многие из них работали без малого 7 лет под началом и в тесном контакте с Дмитрием Медведевым, который работал в 2000-2005 гг. первым заместителем, а затем руководителем АП. Поэтому многих из сохранивших свои посты или повышенных в должностях сотрудников Администрации Президента можно назвать выдвиженцами Медведева не в меньшей мере, чем Путина. Ко всему этому стоит отметить, что основной состав помощников Президента и руководителей ключевых подразделений АП вполне технократичен, несмотря на личные привязанности (Л.Брычева, Д.Поллыева, С.Приходько и даже В.Сурков). Они прежде всего исполняют волю Президента, а не формируют его позицию.

Другой характерной чертой кадровой политики нового Президента можно считать сохранение преемственности в балансе сил и «бережное» отношение к кадрам (что также зачастую ставится в упрек Медведеву). Сохранена преемственность в Федеральной службе безопасности (на смену Николаю Патрушеву пришел Александр Бортников), нашлись приемлемые должности для удаленных из «ближнего круга» руководителей - Виктора Иванов возглавил борьбу с наркотиками, а Владимир Устинов стал Полпредом Президента в ЮФО.

Однако, иное вряд ли возможно в условиях нынешних политических «раскладов». Медведев стал Президентом, будучи поддержан всей силой государственной машины (не считая очень локального и очень временного саботажа) и опора на нее – его очевидный ресурс. Попытка резких перемен, лишения деятельностных площадок серьезных игроков в федеральной элите чревато непредсказуемыми последствиями (включая появление очагов опасного напряжения и групп скрытого или явного сопротивления политике нового Президента из числа ресурсных людей).

Тем не менее, что их первых рядов новой элиты были удалены фигуры, репутация которых воспринималась явно неоднозначно или замеченные в конфликтных ситуациях (А.Соколов, В.Устинов, В.Черкесов). По сути, выбор здесь был сделан в пользу более влиятельных групп, но и аутсайдеры не были лишены определенного статуса в элите.

Очевидно также, что «особо приближенные» именно к Путину в личном качестве (И.Сечин, В.Иванов, И.Щеголев) все-таки покинули Администрацию нового Президента, будучи выдвинутыми «на новые рубежи». В то же время, в АП постепенно идут вверх люди команды Дмитрия Медведева (К.Чумаченко, А.Дворкович, Н.Тимакова).

Социально-психологический портрет новой власти говорит о продвижении людей, характеризующихся как «умеренные и аккуратные». Выше уже отмечалось, что заподозренные в «одиозности» оказались первыми кандидатами «на выход». В новом Правительстве оказались ослаблены позиции людей с высокими амбициями и публичной раскруткой. Сергей Иванов переместился с позиции первого вице-премьера на уровень обычного «вице» с сокращением функциональной сферы полномочий. Ставший достаточно статусным Виктор Зубков получил в свое ведение только кураторство АПК и рыболовства, а Агентство по культуре, возглавляемое утвердившимся в роли «телезвезды» Михаилом Швыдким, оказалось присоединенным к Минкульту во главе с прошедшим «все ступеньки» кадровым дипломатом Александром Авдеевым.

Вырисовывается явный диссонанс между Правительством, которое виртуально «формировали» СМИ, и реальным кабинетом министров. Те, кого особенно активно прочила на топ-позиции пресса не получили повышений (С.Иванов, Д.Козак).

В новом Правительстве усилился тренд, заключающийся в переходе от «профессионального» к «политическому» принципу его формирования. Помимо «премьера парламентского большинства» высший исполнительный орган страны получил институт «политических» вице-премьеров с довольно ситуативным и не очень увязанным с предыдущей сферой деятельности руководителя распределением функционала.

Вероятно, проявлением подобной тенденции можно считать и появление на позициях куратора российской промышленности бывшего руководителя секретариата Президента, а во главе телекоммуникационной отрасли – шефа его протокола. Сохранили свои позиции и ранее назначенные безотносительно к своей «отраслевой» истории министры (А.Сердюков, Т.Голикова и другие).

В целом же, подводя черту предыдущему анализу, можно сделать вывод, что сами принципы кадровой политики обнаружили преемственность по отношению к аналогичным принципам эпохи президентства Путина. Когда нынешний премьер пришел на смену Борису Ельцину в качестве руководителя страны, кадровые перемены были ненамного динамичнее нынешних. Другое дело, что тогда сам элитный «разлом» провоцировал более интенсивную смену кадров, а сегодня сохранение на ведущей позиции бывшего Президента способствует их относительной консервации.

В любом случае, нынешний расклад сил носит, очевидно, переходный характер и прогнозировать на его основе долгосрочные перспективы вряд ли обоснованно. Однако названные тенденции кадровой политики вряд ли себя исчерпают в ближайшее время.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net