Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Российский мир

09.06.2008 | Сергей Маркедонов

СНГ-2: окно в Европу?

В различных СМИ, как в России, так и за рубежом все чаще стали появляться сообщения об активизации европейской и американской дипломатии в де-факто государствах Евразии. В одной из недавних передач известной радиовещательной корпорации Би-Би-Си корреспондент Тимур Варки констатировал: «Российские дипломаты получили еще одну ноту протеста от Грузии в связи с вводом подразделений железнодорожных войск в Абхазию. В то же время европейские дипломаты были тепло приняты в Сухуми. По итогам поездки 15 послов стран Евросоюза все громче заговорили об активизации западной дипломатии в урегулировании «замороженных конфликтов». В схожем ключе рассмотрели ситуацию и российские журналисты Светлана Гамова и Марина Перевозкина («Независимая газета»). Их статья (опубликована 2 июня 2008 года) имела очень выразительный заголовок «Непризнанные республики отдаются Западу».

Не будем спорить уместно или не вполне корректно описывать сегодняшнюю ситуацию в «горячих точках» Кавказа, как «замороженный конфликт». Не будем также комментировать позицию, суть которой сводится к тому, что все постсоветские акторы (признанные и не существующие де-юре) должны в обязательном порядке делать судьбоносный выбор между РФ и неким Западом (в то время, как позиции США и ЕС по многим вопросам далеко не тождественны). И если, мол де Москва не поддержит Сухуми, Цхинвали или Тирасполь, то лидеры непризнанных республик начнут искать покровительства либо за океаном, либо в Брюсселе. Для рассмотрения общих методологических вопросов мирного урегулирования требуются отдельные статьи.

Сейчас важно зафиксировать тот факт, что в последнее время дипломаты Запада (особенно ЕС) стали гораздо более активны в своей деятельности с лидерами де-факто государств Евразии, не ограничиваясь источниками информации из Тбилиси или Кишинева. Начнем с визита 15 дипломатов в Сухуми. Он прошел 30 мая (то есть как раз в тот день, когда границу де-факто Абхазии пересекли железнодорожники в погонах). Визит продлился два дня (и включал поездку в наиболее проблемный район Абхазии Гальский). В составе делегации были послы Франции, Болгарии, Греции, Италии, Румынии, Швеции, Нидерландов. И внимание! В делегацию входили послы Латвии и Литвы, доселе проявляющие самую трогательную заботу о сохранении грузинской территориальной целостности. В делегацию вошли также консул посольства Германии в Грузии, представители посольств разного ранга Польши, Эстонии, а также секретарь делегации Европейской комиссии в Грузии, сотрудники польского посольства в Эстонии. «Визиты иностранных дипломатов имеют серьезное значение для Абхазии, поскольку дают возможность донести ее точку зрения до влиятельных международных организаций и государств», - заявил министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба. В свою очередь 30 мая 2008 года посол Франции в Грузии Эрик Фурнье заявил, что ЕС готов выполнять роль посредника в переговорах между Тбилиси и Сухуми. Таким образом, французский дипломат дал понять, что Абхазия должна рассматриваться, как сторона конфликта, а не только как «марионетка Кремля» (о чем так любят говорить в Грузии).

Но абхазский вояж европейских дипломатов (из которых большая часть - действующие послы) был далеко не единственным шагом навстречу непризнанным республикам. 14 мая 2008 года спикер парламента ПМР (Приднестровской Молдавской Республики) Евгений Шевчук посетил Брюссель, где принял участие в работе круглого стола по проблемам урегулирования конфликта на Днестре и перспективам европейской интеграции. Этот визит стал возможен только после того, как ЕС исключил Шевчука из списка лидеров ПМР, которым въезд а «объединенную Европу» был до сих пор запрещен. К слову сказать, майская встреча спикеров Молдовы и ПМР стала первой после 2001 года. В ней также участвовал венгерский дипломат Калман Мижей (специальный представитель ЕС по Молдове). После этого визита Европейская комиссия выступила с инициативой создания специального фонда для содействия решению молдавско- приднестровского конфликта. «Би-Би-Си» отмечает, что в Сухуми «некоторые эксперты говорят, что если Запад услышит особое мнение Абхазии, то отношение к его подключению к урегулированию и дальнейшей экономической и политической интеграции непризнанной республики - если не вместе с Грузией, то наряду с ней в европейские структуры может измениться».

Однако с нашей точки зрения было бы неверно говорить сегодня о наступлении «новой эры» в отношениях СНГ-2 и Запада. Во-первых, у всех четырех республик «параллельного Содружества» есть свое индивидуальное восприятие Запада. В Южной Осетии главной целью является не столько независимость, сколько объединение с «братской» Северной Осетией, то есть интеграция с РФ. А потому Запад для этой цели не слишком нужен. По крайней мере, так считают в Цхинвали. Именно лидеры этой республики наиболее жестко оппонируют Западу и его структурам (той же ОБСЕ). В Абхазии ситуация иная. Здесь главная цель видится в достижении независимости, а с помощью одной только Москвы эта проблема не решается. Отсюда и диверсификация абхазской экономики и политики. У Сухуми связи есть не только с РФ, но и с абхазо-адыгской общиной в Турции, в которой есть и ученые, и бизнесмены, и дипломаты, и военные (симпатизирующие абхазскому делу), а также с черноморскими государствами (Румынией, в меньшей степени Болгарией). Даже если эти представители не выражают волю государства, сам факт работы по нескольким направлениям чрезвычайно важен. В Абхазии жестко разделяют Запад. И если к ЕС отношение скорее благожелательное, то США воспринимается намного более негативно (учитывая стратегическое партнерство Вашингтона и Тбилиси). В Приднестровье ситуация в чем-то схожая. Здесь свои контакты не только с Москвой, но и Киевом (хотя они ухудшились после 2006 года, но не разрушены окончательно), черноморскими странами, и схожее отношение к Западу (более негативное к США). Впрочем, у ПМР есть и особая европейская антипатия (Румыния, с позицией которой Тирасполь связывает попытку Кишинева решить проблему интеграции государства Молдова силой в 1992 году). В Сухуми Румыния воспринимается, наоборот позитивно (с бизнесменами этой страны у абхазов есть свои контакты). И, наконец, Карабах. У НКР 7 представительств, три из которых в странах Запада (США, Франция, Австрия-Германия). США поддерживает и финансирует социальные проекты в НКР. И вопрос здесь не в малых деньгах, а в самом политическом факте признания за НКР политической субъектности. А потому из всех четырех республик «параллельного СНГ» НКР наиболее «прозападная».

Во-вторых, у ЕС и США разные подходы к де-факто государствам. Для США все «горячие точки» в Евразии - это отвлеченные геополитические комбинации и поле для выстраивания «многоходовых партий» и игры на «шахматных досках». «Большой Ближний Восток», «Новая Евразия» и прочее. Для ЕС регион Черного моря (в него включается весь Южный Кавказ, Украина с Молдовой)- это внутренняя проблема. Так это воспринимается сегодня в Брюсселе. С приемом в Европейский Союз Румынии и Болгарии в 2007 году «единая Европа» стала не только ощущать, но и манифестировать ответственность за регион Черного моря со всеми конфликтами и проблемами внутри него. В отличие от США ЕС рассматривает черноморскую политику, как часть общеевропейской стратегии (а не территорию для апробации «демократизирующих моделей»). Как говорится, почувствуйте, разницу! Отсюда невозможность говорить о некоем универсальном «подходе Запада». Чем дальше ЕС будет погружаться в проблемы Кавказа и той же Молдовы, понимать всю неоднозначность этих сюжетов, тем более ее позиция будет раздражать Тбилиси (в меньшей степени Кишинев, благо, здесь есть основа для компромиссов с Кремлем). Это объективная реальность. США в случае провала своего «грузинского проекта» могут бросить любимую игрушку и уйти. Европа этого сделать не может, она уже приобрела статус «инсайдера». А потому сегодня рано говорить о том, что ЕС признает Абхазию или перейдет «на сторону ПМР». Скорее всего, такой радикальной «смены вех» не произойдет. Однако понимание того, что одной Москвы для достижения независимости мало у лидеров де-факто государств (может быть за исключением Южной Осетии) приходит. Осталось закрепить этот тренд, дав понять, что ЕС не будет играть только за одну команду, и что мирное урегулирование для Европы - это не «политический футбол». С подобным пониманием и российской дипломатии было бы легче работать.

Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net