Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

17.06.2008 | Сергей Маркедонов

Спасительный юбилей

15 июня в Азербайджане отмечается День национального спасения. Этот праздник призван увековечить возвращение Гейдара Алиева, третьего президента республики к руководству государством. Причем в этом году будет отмечена юбилейная дата, 15-летие с момента возвращения Гейдара Алиева на командные высоты в Баку и 10-летие самой праздничной традиции (27 июня 1997 года высший законодательный орган республики принял решение увековечить 15 июня в качестве национального праздника). Можно спорить о том, является ли данное решение свидетельством культа личности многолетнего главы Азербайджанской Республики. Однако все (даже наиболее радикальные оппоненты Гейдара Алиева) отдают должное этом гроссмейстеру политической игры, заложившего основы азербайджанской внутренней и внешней политики, которые воплощаются официальным Баку и сегодня.

Сегодня в Азербайджане (не в официальных кругах, а среди журналистов и разного рода диссидентов) любят шутить, что об Алиеве - старшем известно все, кроме двух вещей. Где родился и где умер отец-основатель современного Азербайджана. По официальной версии Алиев родился 10 мая 1923 года в Нахичевани (по другим данным он появился на свет на территории современной Армении в Сисиане). Согласно данным официальной биографии Гейдар Алиев скончался 12 декабря 2003 года (предварительно отказавшись от борьбы за пост президента в пользу сына) в Кливлендской клинике в США. Символичный факт. Экс-первый заместитель председателя Совета министров СССР и генерал КГБ окончил свой путь в больнице страны «вероятного противника». Впрочем, противники и критики Алиева утверждают, что его жизненный путь завершился ранее, а в декабре об этом было лишь объявлено (дабы не осложнять процесс президентских выборов, то есть фактической легитимации передачи власти от отца к сыну).

Как бы то ни было, Гейдар Алиев сделал несколько блестящих карьер в течение одной человеческой жизни. Сначала была работа в НКВД и органах безопасности. Финалом этой карьеры стал пост руководителя КГБ Азербайджанской ССР (1967-1969 гг.). Вторая карьера была карьерой партийного работника. В 1969-1982 гг. Алиев возглавляет ЦК КП Азербайджана. С 1982 по 1987 гг. Гейдар Алиев был 1-ым заместителем председателя Совета министров СССР и членом Политбюро ЦК КПСС. Затем «опала», информационная война и кампания по обличению «коррупционера из Баку» и возвращение в большую политику на волне «черного января» 1990 года (ввод советских войск в Баку со всеми вытекающими эксцессами). Фактически это был второй после Бориса Ельцина прецедент возвращения в большую политику представителей «партийной гвардии». Впрочем, в 1990 году началась другая карьера Алиева - старшего, карьера не партийного аппаратчика, а национального лидера. В 1991-1993 гг. он апробировал свои таланты в Нахичевани, а весной 1993 года дождался своего звездного часа. Ему удалось достичь соглашения с Арменией о поддержании мира и стабильности на границах Нахичевани, а также установить конструктивные сбалансированные отношений с Турцией и Ираном. Нахичеванские «достижения» Алиева в сфере международных и межэтнических отношений способствовали его «возвращению».

В мае 1993 года начался антиправительственный мятеж Сурета Гусейнова. В результате столкновений сторонников Гусейнова и правительственных сил погибло 69 человек. Мятеж Гусейнова на фоне азербайджанских неудач в Карабахе вызвал новую волну массовых акций протеста. На этот раз они были направлены против второго президента Азербайджана Абульфаза Эльчибея, который пришел к власти также на волне недовольства политикой своего предшественника Аяза Муталибова. В ситуации острейшего кризиса в республику прибыл Гейдар Алиев. Прибыв в Азербайджан, Алиев начал урегулирование внутриазербайджанского раскола. Он позиционировал себя в качестве общенационального лидера. 15 июня 1993 года он был избран главой Верховного Совета Азербайджана. В ночь с 17 на 18 июня А.Эльчибей бежал из Баку, а 25 июня его полномочия были переданы Алиеву. 29 августа 1993 г. был проведен референдум о доверии Абульфазу Эльчибею. Результаты голосования (92% выразило недоверие второму азербайджанскому президенту) стали политическим поражением лидера НФА. Как и другие национал-демократы первой волны Эльчибей оказался неспособен к реальной, а не книжно-митинговой политической деятельности. В октябре 1993 года Алиев выиграл всенародные президентские выборы, получив 98,8% голосов. С этого времени началась вторая «алиевская эпоха» в истории Азербайджана.

В годы «перестройки» и «гласности» в советской центральной печати был создан образ Азербайджана как главного оплота КПСС и советской власти в Закавказье. Для обоснования этого тезиса использовались три аргумента. Во-первых, в Азербайджане тогда существовал фактически режим авторитарной власти бывшего первого секретаря ЦК Компартии Азербайджана Гейдара Алиева, занимавшего этот пост в 1969-1982 годах, и его ставленников (сам Алиев был переведен с повышением в Москву и стал одним из самых влиятельных членов Политбюро ЦК КПСС). Во-вторых, сторонники Г. Алиева в Баку оставались наиболее последовательными проводниками политики ЦК КПСС в Закавказье. В-третьих, в Азербайджане отсутствовало организованное диссидентское движение именно из-за того, что существовавшая на местах власть была предельно репрессивна.

Развитие событий в 1993-2003 гг. показало, насколько упрощенными были подобные взгляды. Не раз провозглашавшаяся Гейдаром Алиевым «верность идеям К. Маркса – В.И. Ленина» не помешала ему покинуть ряды КПСС в тот момент, когда это показалось ему целесообразным. При этом репутация «человека Брежнева» и «ставленника Андропова» не мешала Алиеву, когда он стал третьим президентом Азербайджана, проводить откровенно проамериканскую и протурецкую политику. Правда, от откровенно антироссийской политики он все-таки – довольно сложно кратко сказать, по каким причинам – старался воздерживаться. Став президентом, Алиев стал руководствоваться причудливой, но по-своему разумной комбинацией из разных схем, идей и представлений предшествующих эпох. В административном смысле он без ложных стеснений опирался на традиционный для СССР вариант режима личной власти первого секретаря республиканской компартии. Управляющие структуры КПСС были видоизменены с учетом национальной специфики, однако, по сути, остались костяком управления на региональном и местном уровнях.

Но в политическом отношении новый Азербайджан был сформирован идеями не столько советской идеологией, сколько представлениями о строительстве нации-государства. Во внешней политике именно Гейдар Алиев заложил основы «политики качелей», позволяющих Азербайджану совмещать членство в ГУАМ и кооперацию с НАТО со «стратегическим партнерством» с РФ (с Арменией Россия развивает «стратегическое союзничество») и ровными отношениями с Европой. В отличие от Грузии, Азербайджан, имеющий существенные расхождения во взглядах на ситуацию в Кавказском регионе, не скатился к жесткой антироссийской риторике. Во внутренней политике Алиев взял курс на некий компромисс между демократией и управляемостью («суверенная демократия» по-азербайджански). Реализуя сценарий «управляемой демократии» (начиная с факта передачи власти в руки собственного сына), Алиев смог наладить партнерство с европейскими институтами (ЕС, Совет Европы, ПАСЕ). Этот курс последовательно продолжает и нынешняя администрация. Корректируя законодательство о выборах в нужном для власти ключе, официальный Баку в то же время реагирует на замечания Венецианской комиссии. В религиозной сфере Алиев взял курс на строительство светского государства и жесткое противодействие религиозному исламистскому радикализму.

Гейдар Алиев сумел заложить такой стратегический для Азербайджана приоритет, как взаимодействие с диаспорой. Результаты этой политики стали видны в 2000-е годы. В 2008 году профессиональные азербайджанские лоббистские структуры (не этнокультурные организации) появились в США. До этого армянские лоббисты состязались только с нефтяным (то есть не национальным, а профессиональным) и еврейским лобби. И, наконец, проиграв конфликт из-за Нагорного Карабаха, Алиев сумел выстроить и систему легитимности нынешней власти, и внешний имидж страны (как жертвы агрессии соседнего государства) вокруг «карабахской идеи» (идеи «утраты Карабаха»). Таким образом, все ключевые приоритеты и направления азербайджанской политики были сформулированы именно Гейдаром Алиевым.

Впрочем, им же были заложены и многие острые проблемы для будущего азербайджанской государственности. Среди них можно назвать гипертрофированную роль бюрократии, сырьевую ориентацию страны (петроэкономика), отсутствие полноценного диалога со светской оппозицией (что потенциально в любой стране исламского Востока чревато формированием исламистской по духу оппозиции), и неразрешенный конфликт в Карабахе. Оппозиционеры не могут простить Алиеву того, что именно он в 1994 году «отдал 20% азербайджанской территории Армении». Хотя в реальности это не 20, а 13 %, и сами оппозиционеры также виновны в раскручивании спирали насилия в Карабахе, таково отношение к итогам алиевского президентства у его оппонентов. Однако в любом случае будущий исследователь азербайджанской истории, изучая феномен посткоммунистического Азербайджана, будет неизбежно обращаться к фигуре Гейдара Алиева, юбилей «спасительной деятельности» которого был отмечен 15 июня 2008 года.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net