Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

26 марта президент РФ Владимир Путин провел встречу с представителями российского бизнеса. На встрече присутствовали 26 человек, включая гендиректора Mail.ru Group Бориса Добродеева, гендиректор сервиса Okko Яну Бардинцеву, совладельца сети Hoff Михаила Кучмента, президента Faberlic Алексея Нечаева, гендиректора «AliExpress Россия» Дмитрия Сергеева, основательницу сети кафе «Андерсон» Анастасию Татулову и президента ГК «Балтика-транс» Дмитрия Красильникова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

18.06.2008

Научиться жить без экономического роста

Экономика России перегревается, и некоторые эксперты указывают на это как на первые предпосылки к серьезному кризису. Спрос по сравнению с прошлым годом вырос на 15%, соответственно увеличился и импорт, резко увеличилась инфляция. Глава Всемирного банка предупреждает, что экономика работает на пределе возможностей. Каким образом состояние мировой экономики, переживающей спад, отражается на положении дел в России? Каковы перспективы развития этого кризиса? На вопросы «Политком.ру» Павел Лукша, старший научный сотрудник института экономики РАН:

- Главный тренд нынешнего экономического кризиса – это масштабное повышение цен на все виды ресурсов, второй тренд – рост цен на активы.

Проблема в том, что мировая экономика находится в состоянии очень большой неопределенности. То есть непонятно, насколько кризисы (в частности - недавний ипотечный кризис) завершились и есть ли шансы для их повторений. Второй важный фактор неопределенности состоит в том, что окончательно неизвестно, чем вызваны высокие цены на энергию: результаты ли это ограниченности ресурса или спекулятивной игры на рынке. Дело в том, что многие сектора фондового и финансового рынка стали неприбыльными и спекулянты перекинулись во фьючерсы, в торговлю бумагами вокруг нефти и металлов и, соответственно, начался рост цен. Но, с другой стороны, ясно было давно, что эти ресурсы рано или поздно подорожают, так как их станет меньше, их станет труднее добывать, значит, они станут ценнее, тем более что экономики растут и всем энергетические ресурсы нужны.

Что именно мы наблюдаем сейчас – спекулятивный рост или же уже начавшийся процесс реального дорожания ресурса – вопрос. Возможно, что и то, и другое.

Например, «Дженерал моторс» закрыл свой завод «Хаммеров» и закрывает еще несколько заводов по производству пикапов – автомобилей, которые потребляют много топлива - потому что считают, что пришло время дорогой нефти и так теперь будет всегда, а значит, время таких автомобилей проходит. С другой стороны, справедливо и то, что бумажный рынок вокруг нефти в 10 или в 15 раз больше, чем рынок реально добываемой нефти. То есть фьючерсы на будущие годы торгуются одновременно с текущими, и спекуляции фьючерсами из-за ожиданий, что нефть будет расти, тянут за собой вверх и текущие цены.

Что происходит из-за этого в экономике? Когда растут цены на ресурсы, то автоматически дорожает все – и рано или поздно подорожание доходит до потребителей.

Сейчас, в июне, химические кампании, авиа-кампании, транспортные кампании повышают цены – это общемировые тренды. Причем, наблюдается очень серьезное повышение, на 20 процентов, чего давно не было.

Это означает, что действительно есть риск того, что мировая экономика перегреваясь, в условиях слишком высоких цен, не сможет поддерживать производства и потребление станет ниже.

- Как эти мировые процессы сказываются на российской экономике?

- А российская экономика – заложник ситуации на мировых ресурсных рынках. Пока на ресурсных рынках рост и они съедают все то, что производит Россия по российским ценам – Россия чувствует себя очень довольной. Если вдруг случается масштабный кризис в мировой экономике, то мир начинает экономить на чем угодно: сворачивает потребление нефти, металлов и т.д. А по странам, чья экономика завязана на ресурсах, мировые кризисы бьют с удвоенной силой. Если вы продаете шубы, то летом бизнес кончается, но тут есть прогнозируемый цикл – вы точно знаете, что зимой они снова понадобятся. А тут, кроме объективных показателей, таких как потребность стран в энергетике (один только растущий экономически Китай, в котором развился уже мощный внутренний рынок, а не только экспорт), есть и непрогнозируемые факторы.

Рост активов – второй фактор, тоже затрагивает нас напрямую. Например, рост цен на недвижимость, связанный с тем, что когда менее надежные финансовые инструменты (кредитные бумаги, фьючерсы и т.д.) начинают сыпаться, люди начинают вкладываться в недвижимость – и она начинает запредельно дорожать. Но так как возможность получения прибыли от недвижимости тоже связана с объективными вещами – например, с арендной платой, которую можно получать – следовательно, рынок активов тоже может перегреться и его тоже охватывает кризис, который сказывается в строительной области, в финансовом секторе и т.д.

Россия примерно в 2003 году вступила в фазу активного роста, завязанного на мировую экономику. До этого, в 90-е годы, мы были достаточно автономны, и экономические кризы у нас были свои собственные. Сейчас же мы завязаны на мировую экономику очень плотно. А собственный внутренний рынок у нас не очень развит – мотором роста для нас являются все равно энергетические и ресурсные кампании. Поэтому все беды мировой экономики мы ощущаем на своей шкуре.

Кроме того, обратная сторона этой модели – наша зависимость от импорта - мы продаем нефть и на эти доллары покупаем товары народного потребления. Следовательно, подорожание товаров на мировом рынке мы наблюдаем в российских магазинах.

- Является ли нынешний экономический кризис предвестником начинающегося краха современной экономической системы, который давно предвещают многие эксперты, считающие, что человечество нерационально использовало имеющиеся у него ресурсы?

- Я, честно говоря, думаю, что до реального глобального экономического кризиса мы еще поживем. Более того, я надеюсь, что мировая экономика достаточно устойчива для того, чтобы подстраиваться под новые условия. Например, нефть стала дорогой, но мне кажется, что у экономики есть запас пластичности для того, чтобы приспособиться к этим условиям. Что это значит?Снижать интерес к энергопотреблению, поднять все технологии альтернативной энергетики. Они давно существуют, но их долго прятали.

Кто-то действительно считает, что человечество само приближает свой конец – выедая подчистую все ресурсы. Но сам рыночный механизм таков, что предполагает поиск решения в ответ на возникающие угрозы, такие как подорожание ресурсов, например. И долгосрочное решение может быть в приспособлении к существованию в условиях нерастущей экономики.

Мировая экономика, построенная на беспрерывном росте - это не очень хорошо, потому что в природе нет вещей, растущих беспрерывно. Когда какая-то часть организма начинает все время расти – это называется рак. На самом деле экономика должна замедляться, останавливаться и входить во внутренний гомеостаз – для того, чтобы быть в равновесии со всей прочей окружающей средой. Это нормальное состояние любой системы.

Другое дело, что причина, по которой экономика растет, в конкуренции между людьми – вместо того чтобы эффективно использовать возможности "здесь и сейчас", люди тянут их из природы и из своего собственного будущего. И вот этой возможности у них скоро не будет. Вопрос только в том, когда ее не станет: через сто лет или через двести – не факт, что именно сейчасНо уже сейчас этот вопрос ставится перед человечеством. То есть то, о чем так долго говорили эксперты и футурологи – приближающийся дефицит ресурсов – уже отчетливо виден.

Подготовила Любовь Шарий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net