Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

03.07.2008 | Ольга Мефодьева

Чтоб за законодательство стыдно не было

Дмитрий Медведев определился со сроками подготовки антикоррупционого законодательства, активная разработка которого должна начаться в аккурат после принятия национального плана по борьбе с коррупцией. Законопроект должен быть готов приблизительно к будущему году. По расчетам президента, за законы теперь стыдно не будет.

Дмитрий Медведев продолжает мобилизацию, направленную по борьбе с коррупцией. 2 июня президент провел заседание Совета законодателей по вопросам законодательного обеспечения противодействия коррупции, где вновь выразил желание скорейшего проведения антикоррупционной программы в жизнь. Более того, господин Медведев обнародовал еще два требования, которым должен подчиняться будущий законопроект: «Мы должны минимизировать все сложности и войти в новый год с современным антикоррупционным законодательством. С таким законодательством, за которое нам не будет стыдно нигде, и которое будет эффективно применяться». На этот счет у нашего президента имеются серьезные опасения.

Во-первых, коррупция давно уже трансформировалась в бизнес и вышла за рамки «бюрократических рынков». Как прискорбно заметил Медведев, «коррупция превратилась в способ существования огромного количества людей. Это печально, но это именно так. И по сути она превратилась в норму, в повседневную норму жизни». Безусловно, с этим нужно всячески бороться, но в этом смысле возникает еще одна трудность, выражающаяся в типично русской поговорке «закон, что дышло, куда повернул, туда и вышло». Надо отметить, что президент в будущих законопроектах рассчитывает решить и эту проблему: «Это серьезная, важная тема, но она должна быть разумной. Мы должна заложить критерии, что исследуется и для чего, на предмет каких возможностей, чтобы не взрыхлили юридическую поляну». И тонко указал на уязвимость норм, принятых в предыдущей законодательной практике: «Ведь при желании на эту тему даже я, учитывая, что хотя уже давно не занимаюсь юридической практикой, готов за полчаса раздолбать любой закон».

Что касается конкретных методов предотвращения коррупции, то президент рассчитывает провести некоторую «встряску» ряда государственных структур: уточняются требования к судьям, к лицам, претендующим на замещение должностей судей, членам Совета Федерации, депутатам Государственной Думы, депутатам законодательных и представительных органов государственной власти, работникам Счётной палаты, служащим Центрального банка. Также предполагается административная ответственность юридических лиц, причастных к коррупционным правонарушениям, а также процедура дисквалификации в качестве административного наказания, что является совершенно новым аспектом в российском законодательстве. Более того, взоры Медведева и подотчетного ему Совета обращены в область двух других аспектов борьбы с коррупцией – совершенствование государственного управления и меры по повышению профессионального уровня юридических кадров и правовому просвещению. Первая связана, прежде всего, с использованием излюбленного объекта взяточников муниципального и государственного имущества, а вторая подразумевает «использование средств массовой информации, и по применению возможностей неправительственных организаций в целях создания соответствующих мотиваций антикоррупционного поведения».

Справедливости ради, надо сказать, комплексная программа по предотвращению коррупции является новой для российской политической действительности. И в этом смысле было бы целесообразно воспользоваться опытом зарубежных стран, где борьба с коррупцией включает в себя несколько важных аспектов: общественный контроль, рыночная конкуренция и пристальное внимание со стороны властей. Подотчетность западных чиновников обществу воплощается в публичной деятельности государственных организаций, освещаемых независимыми СМИ и контролируемых развитым гражданским обществом. Рыночные методы чаще всего используются при создании тендеров на выполнение государственных услуг в условиях конкурентной и транспарентной борьбы. Например, в Великобритании National Health Service пользуется услугами частных госпиталей и клиник. Политические методы противоборства коррупции могут выражаться в контроле над бюджетами государственных ведомств. Такая практика используется в США, где существую комитеты Конгресса, имеющие возможность проверять все финансовые операции государственных ведомств, в том числе всю бухгалтерию. Также правительственные программы по борьбе с коррупцией зачастую тесно связаны с международными исследовательскими центрами по мониторингу коррупции. Например, правительство Норвегии активно сотрудничает с известной организацией Transparency International.

В этой связи следует отметить, что успех антикоррупционной политики зависит от ряда факторов, которые в разработке никак нельзя отвергнуть: заинтересованность общества, мониторинг государственных организаций при помощи независимых исследовательских центров и СМИ. К сожалению, в России по некоторым статьям ожидается провал. Во-первых, проблемой коррупции в российском обществе озадачены всего 27% опрошенных Левада-центром. Во-вторых, подозрительность в адрес западных организаций, вряд ли, приведет к тесному сотрудничеству, а несамостоятельность российских СМИ и НКО не позволят вплотную взяться за государственные организации. И в этом смысле, антикоррупционная политика должна сопровождаться комплексными мерами по развитию гражданского общества и поощрению независимых СМИ. И, может быть, тогда нам за законодательство стыдно не будет.

Разработка законодательства по борьбе с коррупцией будет являться важной для России вехой в создании правового государства. Важным в этом смысле можно назвать готовность российского общества стать полноценным актором в контроле над бюрократией.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net