Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

01.07.2008

Европейский суд как панацея?

24 июня 2008 в Институте современного развития состоялся круглый стол на тему «Проблемы российской судебной системы в зеркале решений европейского суда по жалобам российских граждан», в ходе которого были обсуждены вопросы совершенствования отечественной правоприменительной практики и судопроизводства, а также укрепления роли суда как реального института защиты прав граждан.

Открывая заседание, Председатель Правления Института современного развития Игорь Юргенс призвал участников круглого стола дать свою оценку проблемам российского судопроизводства, причем сделать это «в той системе координат, которая существует, без каких-либо революционных всплесков, не нужных сейчас ни власти, ни обществу». По словам Юргенса, взвешенный, но при том осторожный подход к решению проблем российских судов необходим для того, чтобы «не вспугнуть тот позитивный процесс реформирования, который был задан целым рядом выступлений президента Российской Федерации Дмитрия Медведева». Спикер также отметил, что экспертное сообщество, со своей стороны, могло бы внести посильный вклад в этот процесс, занимаясь тематическими исследованиями по проблемам совершенствования российского правосудия. Одной из подобных работ является исследование, проведенное Центром политических технологий по проблеме защиты прав российских граждан в Европейском суде, что открывает возможность начать рассмотрение вопросов реформирования отечественной судебной системы с точки зрения европейского стандарта правосудия.

Представляя результаты проведенного исследования, вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин пояснил, что в нем приняло участие 100 жалобщиков, не только подавших иски в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), но и уже получивших соответствующее решение, а также 20 квалифицированных экспертов, представляющих как правозащитников и адвокатов, так и специалистов, представляющих интересы государства в ходе судопроизводства. Выбранный подход позволил получить различные мнения, которые впоследствии были сопоставлены.

Среди наиболее показательных результатов исследования Алексей Макаркин выделил следующие:- ЕСПЧ является объективной судебной инстанцией, которой не присущи какая-либо ангажированность и политизированность, предвзятое отношение к рассмотрению дел российских жалобщиков;- проблемное для России развитие событий в Страсбургском суде в большей степени связано с перекосами, существующими в российской судебной системе. ЕСПЧ в данном контексте лишь обращает внимание на те проблемы, которые возникают систематически и подлежат исправлению в интересах прав граждан. Как следствие, деятельность Страсбургского суда имеет положительное значение для развития отечественной судебной системы;

- подавляющее большинство исков, которые подают российские граждане в Европейский суд, касается нарушения статьи 6 Европейской конвенции по правам человека (право на справедливое судебное разбирательство);

- к наиболее значимым проблемам российской судебной системы относятся: отсутствие равноправия сторон в процессе осуществления судопроизводства, зависимость судей (судья не воспринимается как фигура, способная принимать самостоятельные и справедливые решения), несовершенство правоприменительной практики;- исследование показало, что для решения означенных проблем необходимо повысить уважение к судьям и их решениям, укрепить принцип несменяемости судей, в том числе используя международный опыт (отставка через импичмент), уменьшить влияния на судей со стороны председателей судов, повысить инициативу граждан, развивать институты гражданского общества. При этом подавляющее большинство опрошенных экспертов отметило, что решить проблемы независимости судебной системы и несовершенства правоприменительной практики возможно лишь при наличии «политической воли»;

- в то же время ни у граждан, ни у экспертов однозначно отрицательного отношения к судебной системе нет, поскольку «многие решения принимаются справедливо и компетентно», хотя есть и политизированные процессы, которые во многом и компрометируют судебную систему.

По мнению Председателя Высшего координационного совета Международной конфедерации обществ потребителей Александра Аузана, Страсбургский суд оказался серьезным фактором, который сдерживает снижение эффективности работы российских судов. В этой связи он предложил взять позицию ЕСПЧ за исходную и подумать над конкретными мерами, которые были бы направлены на совершенствование российской судебной системы. По словам эксперта, многие проблемы так и останутся нерешенными, если не будут пересмотрены положения Бюджетного кодекса, предусматривающие отказ в исполнении судебных решений без санкции казначейства, которое должно удостоверить наличие средств в бюджете для возмещения ущерба гражданам со стороны государства.

Говоря о проблеме асимметрии и неравенства в судах, Александр Аузан призвал обратиться к уже отработанной практике защиты прав потребителей и «распространить ее на целый ряд случаев, скажем, в арбитражном производстве», оговорив состав дел, которые подлежат или не подлежат такому рассмотрению. В частности, эксперт напомнил, что при рассмотрении дел о защите прав потребителей проблема отсутствия равноправия сторон была признана, «в итоге гражданин (потребитель) получил дополнительные права, которые не имел его контрагент. Например, право обращаться с иском в суд, как по месту пребывания ответчика, так и по месту пребывания истца».

В своем выступлении ректор Академии народного хозяйства при Правительстве России Владимир Мау отметил, что проблема судебной реформы является скорее институциональной, нежели правовой или организационной, «это проблема правил игры, а не писаных норм и законов». В этой связи он обратил внимание на два ключевых момента: обеспечение независимости судей, а не только независимости суда, и создание у судей стимулов к принятию эффективных, но справедливых решений. А это предполагает совершенствование процедуры назначения судей, и выдвижение в судьи, а также открытые судебные процедуры и их функционирование.

«Мне представляется, что мы должны, прежде всего, обратить внимание на образование судьи и максимально стремиться к тому, чтобы судьями назначались люди с адвокатским или правозащитным, а не милицейско-прокурорским прошлым, окончившие ограниченный набор высших учебных заведений – как отечественных, так и иностранных. Второй вопрос – мне кажется, что судьи высших судов должны иметь более высокий возрастной ценз, - не 35, а 45 или 50 лет. Они должны думать не о том, где купить квартиру и как устроить ребенка в вуз, а о том, какая репутация их ждет в дальнейшем. Представляется, что в судебные инстанции должны быть пожизненные назначения, а не ограниченные какими-либо сроками, при этом процедура отстранения судьи должна быть близка к процедуре импичмента президента», - отметил Владимир Мау. Завершая свое выступление, он также сделал акцент на вопросах гласности и открытости судебных процедур, что предполагает публикации решения суда в Интернете в короткие, четко сформулированные сроки. Что же касается проблемы неисполнения решений суда, то для ее решения, по мнению Мау, необходимо подчинение судебных исполнителей непосредственно суду.

Выступая на круглом столе, адвокат, член Общественной палаты РФ Генри Резник обратил внимание на проблему, которая долгое время пребывала в тени, но была выявлена решениями ЕСПЧ – это дела о нарушении 10-й статьи Конвенции по правам человека (нарушение свободы слова, свободы самовыражения, свободы СМИ). По словам адвоката, российские суды оказались буквально завалены исками о защите чести и достоинстве деловой репутации, которые, в основном, предъявляются к прессе, а якобы пострадавшей стороной выступают представители элиты, чиновники, прокуроры, представители местных администраций. Как следствие, по большей части региональная пресса была буквально раздавлена, а ее независимость уничтожена.

«Положения нашего законодательства не способствует разрешению этих дел в соответствии с европейскими стандартами. В частности, была принята чудовищная норма о том, что клевета в адрес высокопоставленных лиц может рассматриваться как вид экстремизма. И это притом, что в целом ряде решений Европейского суда говорится, что ни в коем случае нельзя допускать замораживающего эффекта по отношению к прессе, поскольку журналист имеет право на определенную степень привлечений и даже провокаций», - отметил Генри Резник. Сложившуюся проблему он видит в несовершенстве Гражданского кодекса, который не предусматривает сроков исковой давности по делам о защите чести и достоинства. В этой связи необходимо вводить специальные сроки давности по искам к прессе, а также четко прописать в законодательстве критерии, в соответствии с которыми компенсация морального вреда определялась с учетом степени вины. Кроме этого, необходимо четко определить понятие деловой репутации, являющейся категорией гражданского права, которой могут обладать только субъекты, которые вовлечены в сферу гражданского оборота, а не прокуратура, МВД, таможенники…

Возвращаясь к обсуждению решения проблемы зависимости судей, судья в отставке Сергей Пашин заявил, что независимость суда «вовсе не является гарантией правосудности решения». «Независимость судей в наших условиях – это средство безнаказанного выражения вовне определенного рода установок», суть которых заключается в воспроизводстве тех судейских практик, которые укоренились со временем. А потому, по мнению Пашина, «если уж проводить судебную реформу, то надо разобраться с теми привычными технологиями, которые применяются на следствии, и которые поощряет суд и судьи. Разобраться в том, почему пережитки инквизиционного сознания живы в головах наших людей, и изменить ту дисциплинарную практику - практику преследования судей, которая как раз эти людоедские технологии и поддерживает. Новая концепция судебной реформы, если она будет написана, должна состоять не столько из предложенных рецептов, сколько, как и концепция 1991 года, из постановки диагноза».

В свою очередь судья Высшего арбитражного суда РФ Татьяна Нешатаева озабоченность тем, что судебная реформа на ее нынешнем этапе может стать заложником общих проблем российского общества и власти. «Ментальность нашего общества, нашей страны построена на том, что мы любим и уважаем начальника. Внутренне устройство власти в нашей стране до сих пор не судебное, оно строится по принципу власти исполнительной. Власти, построенной на соотношении приказа и подчинения». По ее мнению, проблема российской судебной системы действительно институциональная, поскольку независимость суда была определена как принцип, но никакими институтами она не была подкреплена. «Никаких институциональных механизмов, которые были бы введены в законодательство по отношению к судебной власти, как власти независимых, равных и самоопределяющихся структур, которые могут выносить решения, - в законодательстве нет». Для того, чтобы ситуация сдвинулась с мертвой точки необходимо «убрать все моменты дискриминационности судей и их решений, полностью изменить закон об органах судейского сообщества, изменить закон о квалификационных коллегиях, и, конечно, вести работу с гражданским обществом на теоретическом и практическом уровнях, прививать уважение к правам человека и подстраивать под эти права наше законодательство» - отметила Татьяна Нешатаева.

Заместитель председателя Конституционного суда РФ в отставке Тамара Морщакова, оценивая перспективы реформы судебной системы в России, заявила, что на ее успех можно рассчитывать лишь в том случае, если правящая элита не только на словах, но и на деле будет подчиняться верховенству права. Только в этом случае можно будет решить весь набор проблем, включая протекционизм и клановость, которые являются столь распространенными в судейском корпусе. При этом Тамара Морщакова отметила, что одно лишь «провозглашение цели в виде лозунга - не есть ее реализация», а потому, целесообразно уже сейчас выработать тактические и стратегические пути решения проблем отечественной судебной системы. «Путь тактический, который может рассчитывать на большую удачу, - путь конкретных предложений, таких как арест или как обеспечение профподбора и подготовки кадров судейской системы. Уже сейчас можно сформулировать подобные предложения, не затрагивая, собственно, реформу судебной системы, но тогда мы будем оставаться на уровне теории малых сдвигов», - отметила эксперт.

Если же говорить о реформе судебной системы как системы, то, по словам Морщаковой, необходимо решить, по меньшей мере, три основные вопроса. Во-первых, рассредоточить судебную вертикаль по видам судебной юрисдикции, стремясь не воссоздать единый суд, но, напротив, способствовать созданию судов различных видов юрисдикции. В качестве примера можно взять ювенальную юстицию, отказ от создания которой равносилен отказу от целой государственной системы в поддержку несовершеннолетних и молодежи, поскольку «система общей юстиции не работает в связке с другими социально ориентированными структурами в области управления (образование, медицина, психология, педагогика, трудоустройство, органы защиты семьи и т.п.). Ювенальная юстиция «позволит нам возвращать тех, кого мы делаем преступниками среди молодежи, в нормальное общество». Во-вторых, необходимо создать предпосылки для перестройки всей судебной системы как таковой. Прежде всего, речь идет о том, что «суды не должны организовываться по территориальному принципу», должна быть разорвана связь между судами и органами управления. Этого можно достичь, обратившись к российскому дореволюционному опыту, когда суды были организованы по отдельным судебным округам: «тогда можно будет создать подлинную систему судов, которые имеют своей целью пересмотр или повторное рассмотрение дела, однажды разрешенного в суде первой инстанции, - того, чего у нас сейчас нет». В-третьих, перестройки требуют и органы судейского сообщества: «не должны органы судейского сообщества в том виде, в каком они существуют у нас сейчас, обладать правом по инициативе практически любого судейского начальника лишать судью его полномочий. На это должен быть уполномочен особый самостоятельный, специализированный и единственный судебный орган, который в своем составе будет иметь высококвалифицированных и авторитетных судей, не входящих ни в общую судебную систему, ни в арбитражную судебную систему».

Завершая дискуссию, Президент Центра политических технологий Игорь Бунин выразил общее мнение о том, что судебную систему действительно необходимо реформировать, а это предполагает целый набор, как стратегических, так и тактических мер. В долгосрочной перспективе реформа должна быть направлена на создание подлинной системы сдержек и противовесов, закрепление принципа верховенства закона и становление политического плюрализма. Кроме этого, необходимо остановить то разделение, которое произошло между европейскими и российскими ценностями, а также вести работу с «человеческим ресурсом», неформальным духом российского общества, чтобы, в конечном счете, решить проблемы «протекционизма, клановости и клонирования», в том числе, и в судебной системе».

Но самое главное, по мнению Игоря Бунина, заключается в преодолении нашего глубокого пессимизма, что мы ничего сделать не можем. «Надо же с чего-то начинать. И я думаю, что в начале нужно начинать с преодоления изначально критических установок по отношению к планируемым реформам и с изменения мотивации элиты», - резюмировал эксперт.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net