Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

14.07.2008 | Сергей Маркедонов

Армения-Турция: в ожидании большого футбола

Спорт высших достижений снова продемонстрировал, что может выступать в роли важного политического фактора. 6 сентября 2008 года в Армении состоится первая встреча отборочного турнира чемпионата мира по футболу (само первенство пройдет в 2010 году). Остроты ситуации добавляет то, что в этом матче армянские футболисты встретятся со сборной Турции (завоевавшей на Евро-2008 бронзовые медали). Ответный матч между двумя национальными сборными состоится также в сентябре, только спустя год. Однако спортивный результат в этих матчах будет далеко не единственным их итогом.

Напомним, что на сегодняшний день между Арменией и Турцией нет установленных дипломатических отношений. Анкара также осуществляет сухопутную блокаду Армении (350 км. границы были закрыты в 1993 году). В то же время самолеты между Турцией и Арменией летают (рейс Ереван-Стамбул был открыт в 1996 году). Турция поддерживает позицию Азербайджана в конфликте из-за Нагорного Карабаха, участвует в подготовке азербайджанского офицерского корпуса, реализует транспортные проекты в обход Армении (железнодорожный проект Баку-Ахалкалаки-Тбилиси-Карс), а также отрицает на официальном уровне геноцид армян 1915 года. В Армении эти события являются одним из центральных сюжетов историографии, массовой памяти и духовной культуры.

На этом фоне сообщения о том, что президент Республики Армения Серж Саркисян пригласил своего турецкого коллегу Абдуллу Гюля посетить футбольный матч в Ереване, стали настоящей сенсацией. Они произвели неоднозначное впечатление, как внутри Армении, так и за ее пределами. Достаточно сказать, что предшественник Саркисяна на президентском посту Роберт Кочарян публично отреагировал на такое приглашение. В середине прошлой недели он дал интервью агентству «МедиаМакс». Второй президент республики заявил, что в его президентский срок «...уж точно президент Турции не был бы приглашен на футбольный матч в Ереван». По мнению же многих азербайджанских политологов (кто публично высказывался на эту тему), визит турецкого президента в Армению вряд ли возможен, поскольку сегодня армяно-турецкие отношения этому не благоприятствуют. В Баку также полагают, что фактор азербайджано-турецкой солидарности также сработает, а потому до того, как Ереван не пойдет на уступки Баку по Карабаху, лидеру Турецкой Республики трудно будет объяснить соратникам и согражданам свое появление в столице Армении.

Как бы то ни было, 23 июня 2008 года в Москве Серж Саркисян объявил о своем приглашении посетить футбольный матч. Он также сказал, что готов согласиться с инициативой Турции по созданию комиссии историков (на паритетных началах) по рассмотрению исторических вопросов. Речь, прежде всего, о событиях начала XX века, которые в Армении понимают как геноцид армян, в Турции как гражданскую войну (или межэтническое столкновение), а в Азербайджане даже ведут речь о геноциде турок и азербайджанцев, осуществленном армянами. Показательно название одной из недавно изданных брошюр «Геноцид памяти», в которой отстаивается именно эта версия. Такое согласие Саркисяна только на первый взгляд кажется незначительной уступкой. Для армянского политического и интеллектуального сообщества даже теоретическое признание того, что вопрос о геноциде может стать предметом спора (пусть даже и академического, а не политического и «прикладного») уже считается вызовом.

О том, что такое дискурс геноцида в Армении блестяще написал политолог и историк Александр Искандарян: «Сказать, что вопрос признания геноцида является предметом внутриполитических разногласий, было бы неверно, так как в армянском политическом ландшафте нет сколько-нибудь существенных политических сил, рассматривающих эту проблему другим образом». По мнению же турецких специалистов Бюлента Араза и Хавва Каракаш-Келеша, система надэтнических ценностей, выстроенная в Турецкой Республике, начиная с момента ее основания Кемалем Ататюрком, не позволяет вести речь об «этнонациональном многообразии». И несмотря ни на что, в самой Турции сделаны некоторые подвижки по «армянскому вопросу». С одной стороны, можно вспомнить прошлогоднее убийство армянского журналиста Гранта Динка. Но с другой стороны, нельзя не принять в расчет ту негативную реакцию и властей, и общества Турции, которые проявились после убийства (само это убийство было расценено, как вызов Турецкой Республике: на митингах люди несли лозунги «Я - армянин»). Можно вспомнить также и о восстановительных работах на территории армянского средневекового монастыря на острове Ахтамар (однако армянские реставраторы туда не были допущены). Важным фактом также является публикация работ армянских авторов, в которых напрямую затрагивается тема геноцида. Еще несколько лет назад такое было представить себе невозможно.

7 июля 2008 года пресс-секретарь президента Армении Самвел Фарманян сообщил, что его шеф в Астане имел неофициальные контакты с президентом Турции, который подтвердил получение приглашения посетить футбольный матч в Ереване. А 9 июля 2008 года в авторитетном и влиятельном издании «Wall Street Journal» в разделе «Мнения» вышла статья Сержа Саркисяна под символичным названием «We are to talk to Turkey» («Мы готовы говорить с Турцией»). По мнению Саркисяна, «проблемы новых независимых государств, пытающихся построить новый демократический уклад жизни, не закончились с распадом Советского Союза. Армения - маленькая страна, расположенная между Турцией, Россией, Ираном и энергетически богатым Каспийским регионом - пример такого рода. Потенциал мирного развития независимой Армении не был реализован наилучшим образом». Высокопоставленный автор повторяет свое приглашение главе Турецкого государства: «6 сентября состоится встреча отборочного тура к первенству мира по футболу между национальными сборными Армении и Турции. Я приглашаю моего турецкого коллегу Абдуллу Гюля посетить Армению и вместе смотреть на стадионе эту игру. Тем самым мы ознаменуем новое символическое начало наших отношений». По словам Саркисяна, «Армения и Турция не должны и не могут быть постоянными противниками. Открытие исторического коридора Восток-Запад во имя более процветающего, взаимовыгодного будущего Армении и Турции, Европы, Каспийского региона и всего мира – цель, которой мы можем и должны добиться. Настало время преодолеть разделяющие нас искусственные преграды и работать во имя лучшего будущего». Саркисян отметил также, что среди первых глав государств, поздравивших его с победой на президентских выборах, был турецкий лидер.

Означает ли это некий поворот во внешнеполитической стратегии Армении? Можно ли считать последние инициативы Сержа Саркисяна прорывом в деле «замирения» Южного Кавказа. Не будем спешить с выводами! Во-первых, в период после обретения независимости Армения уже не в первый раз предлагает Турции пересмотреть двусторонние отношения, смотреть в будущее, а не в прошлое. В 1990-е гг. со стороны армянских лидеров предпринимались попытки установления диалога с Турцией. В 1992 году Левон Тер-Петросян встречался с Сулейманом Демирелем (в то время премьер-министром Турции). В ходе встреч обсуждались проблемы карабахского урегулирования. Однако обострение военной ситуации на карабахском фронте в 1993 году и, в конечном счете, военное поражение Азербайджана привели к новому отчуждению между Турцией и Арменией. Анкара оказалась не готовой разделить турецко-армянские отношения и армяно-азербайджанский конфликт и обвинила Армению в агрессии против Азербайджана и в поддержке курдских террористических организаций.

Однако несмотря на жесткую политику Турции, Ереван не оставлял надежд на преодоление взаимной отчужденности. В 1995 году в выступлении, посвященном 80-летию «Егерна» Тер-Петросян возложил ответственность за геноцид на режим «младотурок» (партия «Единение и прогресс»), а не турецкий народ. С уходом с политической сцены первого президента Армении позиция официального Еревана была скорректирована в пользу ужесточения. Выступая на 53-ей сессии ООН, второй президент Армении Роберт Кочарян попытался вернуть в сферу международной политики «армянский вопрос». Позиция второго президента по всему комплексу армяно-турецких отношений была в целом гораздо более жесткой. В работе саммита Организации черноморского экономического содружества (ОЧЭС), прошедшего в Стамбуле в июне 2007 года, Роберт Кочарян (на тот момент президент Армении) не принял участия. Он мотивировал свой отказ отсутствием дипломатических отношений между странами.

Вместе с тем следует отметить заинтересованность турецких региональных чиновников и бизнесменов в развитии экономических контактов с Арменией. Об этом они не раз высказывались и публично. В прошлом году на официальном сайте НАТО турецкий исследователь Бурджу Гюльтекин опубликовала работу под названием "Перспективы регионального сотрудничества на юго-восточных границах НАТО: развитие турецко-российского сотрудничества на Южном Кавказе». В этой работе Бурджу Гюльтекин утверждает, что турецкая политика является заложницей взаимоотношений с Азербайджаном. По ее мнению, «открытие границ может способствовать улучшению имиджа Турции в армянском обществе, вывести взаимоотношения между двумя странами из сегодняшнего кризисного положения». Таким образом, и в турецком экспертном сообществе (настроенном традиционно проазербайджански) зреет мнение о том, что нынешняя экономическая блокада Армении, мягко говоря, не способствует региональной стабильности.

Для Армении же открытие границы - это, прежде всего, политический шаг. Об издержках для армянского бизнеса (который не выдержит конкуренции с турецким) не раз писали экономисты. Однако потепление с Турцией позволяет Еревану отделить актуальный нагорно-карабахский конфликт от всего спектра армяно-турецких отношений. Такой подход разделяют и в Вашингтоне. Против него ничего не имеют и в Москве (особенно на фоне сближения позиций РФ и Турции по черноморскому региону, иракской проблеме и энергетическим вопросам). Для Еревана – это шанс продемонстрировать свою конструктивность. В случае отказа турецкого президента, имидж страны, стремящейся к миру и пытающейся реализовать свой «мирный потенциал» будет укреплен (далеко не везде, но новые поводы говорить об этом появятся). Для Анкары такая оттепель также важна. Это, во-первых, определенное доказательство того, что европейский выбор Турции не является предметом досужих рассуждений.

Напомним, что европейская интеграция стала одним из главных внешнеполитических приоритетов правительства Реджепа Эрдогана. Есть и другие резоны. В Анкаре всерьез опасаются, что в случае победы Барака Обамы на президентских выборах в США резолюция о геноциде армян легко пройдет через Конгресс (и сам претендент на Белый Дом, и его соратники выступали публично с поддержкой такой идеи). А потому процесс можно затормозить, показав, что армяно-турецкие отношения уже «на мази», а потому признание геноцида политически не будет рентабельным. Его можно будет отложить до «лучших времен», мотивируя это позитивной динамикой отношений Анкары и Еревана. Учитывая, что сегодня американо-турецкие отношения переживают серьезное испытание на прочность, такой резон нельзя игнорировать.

Таким образом, прогнозировать быстрое «потепление» армяно-турецких отношений невозможно. Однако важно признать: заинтересованность в разрешении накопившихся за годы и века проблем, существует в двух обществах. В любом случае, до праздника большого футбола в Ереване осталось ждать недолго. По крайней мере, президент Армении сделал свой политический пас. Теперь очередь сыграть за турецким лидером. В случае его ответного паса футбольный праздник станет политическим событием важным для Южного Кавказа и Ближнего Востока.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net