Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

24.07.2008 | Валерий Выжутович

Судите хорошо да не судимы будете

Дмитрий Медведев продолжает взятый им курс на реформирование судебной системы. На недавнем совещании с участием председателей Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного судов президент выступил с предложением, суть которого можно, пожалуй, выразить так: судите хорошо да не судимы будете. Глава государства считает необходимым принять закон «О возмещении государством вреда, полученного вследствие нарушения разумных сроков рассмотрения дел и неисполнением вступивших в силу судебных решений». То есть за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей предлагается взыскивать с судей в судебном же порядке. «Принципиальный вопрос - своевременное исполнение судебных актов, - сказал президент. - Деятельность по исполнению судебных решений имеет свои законные и организационные формы. Реальная ситуация отстает от европейских стандартов».

Нерасторопность третьей власти давно уже стала ее отличительным признаком. Вкупе с другими изъянами и пороками отечественного правосудия, главные из которых, по мнению президента, - зависимость судей и коррупция. О коррупции, проникшей в судебную систему, представители власти в полный голос говорили и прежде. А вот о зависимости судей открыто высказываться было не принято. Дмитрий Медведев снял табу с этой темы. «Совершенно очевидно, что на судей оказывается давление, влияние, используется административный ресурс, а зачастую и прямой подкуп», - констатировал президент. И поставил задачу - на деле добиться независимости российской Фемиды, искоренить «неправомочные решения по звонку».

Выполнима ли эта задача? В судейском сообществе нет на сей счет единого мнения. Кто-то считает, что дальше благих пожеланий дело не пойдет. Потому что таков, мол, менталитет российских начальников: они не могут не приказывать. «Внутренне власть строится по принципу исполнения и подчинения, - сказала судья Высшего арбитражного суда Татьяна Нешатаева, выступая недавно на «круглом столе» в Институте развития. - И грядущая реформа ничего не изменит, потому что это проблема ментальная. Все хотят быть начальниками. Даже самые демократичные люди, попав во власть, меняются, потому что это очень сладко - машина, мигалка, кресло, приказы можно отдавать. Именно поэтому те, кто будет делать реформу, не допустят независимости судей».

Проблема, однако, не только в том, как сделать судей независимыми, но и в том, чтобы, освободившись от стороннего влияния, они не превратились в замкнутую касту, неподконтрольную никому, в том числе и обществу. Третья власть должна быть открытой и прозрачной. Технические возможности для широкого доступа в судебное присутствие уже появились - создана государственная автоматизированная система «Правосудие». Эта коммуникационная сеть объединит около 3 тысяч судов общей юрисдикции, куда через Интернет получит доступ всякий желающий. Где, когда и какое дело слушается, как оно движется по инстанциям, чем завершился процесс… Кому интересно - пожалуйста. Кроме того, появится возможность устанавливать видеосвязь между залом суда и следственным изолятором: скамья подсудимых в подобных случаях потеряет предметное воплощение, останется лишь фигурой речи. А судебные заседания скоро будут транслироваться по Интернету. К прямой трансляции первым приступит Конституционный суд, за ним последует Верховный, далее - везде. Все это - в рамках программы развития судебной системы до 2011 года. Цель программы - повысить качество правосудия. Такая цель оправдывает средства: 48,5 миллиарда рублей. Из этой суммы каждое судебное ведомство получит свою долю. Значительная часть средств пойдет на создание автоматизированных рабочих мест. В судах общей юрисдикции их появится 75 тысяч, в арбитражных - 14 тысяч. И там и тут откроются веб-сайты. В арбитражных судах спорящие стороны будут подавать иски и совершать другие процессуальные действия через Интернет. Всюду станут вести аудиозапись судебных заседаний. Введут электронный документооборот.

Вообще-то открытое, гласное судопроизводство, как и обнародование решений и прочих сведений о процессе (кроме дел, доступ к которым ограничен законом) гарантированы 123-й статьей Конституции. Но если бы реальная судебная практика всюду и всегда находилась в согласии с конституционными постулатами, в дополнительных законодательных мерах не было бы нужды. И Владимиру Путину с трибуны V1 Всероссийского съезда судей не пришлось бы внушать собравшимся, что «излишняя закрытость вредна», поскольку «создает информационный вакуум, который и порождает ложные стереотипы в отношении работы судов».

Острая информационная недостаточность - застарелая болезнь российской судебной системы. И одно из условий (причем, без сомнения, базовых) ее коррупционности. Кто-кто, а журналисты знают, что судебный произвол выражается не только в нарушении процессуальных норм, вынесении необоснованных решений, но и в запрете присутствовать на процессе, делать записи, вести фото- и телесъемку. Хотя по закону такое право предоставляется всем, судья, руководствуясь принципом «целесообразности», может запросто объявить процесс закрытым. Репортеры же, в свой черед, униженно выклянчивают у человека в мантии вовсе не требуемое разрешение на доступ к информации (пафосные апелляции к закону о СМИ непродуктивны, хочешь проникнуть в зал с телекамерой - проси, уговаривай).

Все это приводит к двояким последствиям: с одной стороны - полный информационный вакуум, с другой - безбрежный простор для слухов, домыслов, всевозможных «экспертных оценок», основанных невесть на чем. Но вот приговор оглашен - и, если дело громкое, процесс продолжается за порогом суда. Адвокаты подсудимого в микрофоны и телекамеры говорят о неправосудности вынесенного вердикта, потерпевшая сторона выражает свое возмущение малостью срока, отмеренного преступнику, толпа у входа размахивает плакатами… И только служитель Фемиды, гордо прошествовав восвояси, не роняет ни слова. Он не считает нужным объяснять свое решение. А почему, собственно? Это до начала слушаний и в ходе их судья не вправе высказываться по делу. А после - не только вправе, но и обязан. Иначе нишу судейского молчания заполнят комментарии защитников, государственных обвинителей, уличных «правоведов». Российское общество с его уровнем правосознания уж точно нуждается в судейском послесловии к процессу. Ну хотя бы для профилактики митинговщины с криками: «Мало!» или «Свободу русскому патриоту!» Так что порадуемся тому, что появилась программа, обещающая, по сути, установить общественный контроль над судопроизводством. И заодно над судьями. Им придется ежегодно отчитываться о своих доходах, декларировать движимое и недвижимое имущество. А в качестве профилактики «телефонного права» предусмотрено небывалое: судья будет обязан проинформировать участников процесса обо всех неформальных обращениях к нему, поступивших до рассмотрения дела.

Реформа судебной системы, задуманная Дмитрием Медведевым, пойдет скорее, если будет опираться не только на организационные новации и совершенствование законодательства. Важной ее опорой могли бы стать информационная открытость правосудия, приобщенность к нему представителей гражданского общества. Впрочем, и тут надо знать меру. Распахивая двери судов для всех желающих наблюдать за процессом, легко выйти за грань, отделяющую право граждан на информацию, от стремления улицы вершить свои приговоры. Мы это уже наблюдали в начале 90-х, когда на судебные заседания приходилось вызывать ОМОН. Да и сегодня толпа норовит пробраться в храм Фемиды со служебного входа. Вовсю практикуется еще и депутатское вмешательство. Но если в судебный процесс считает возможным вмешиваться «слуга народа», то почему не может вмешаться и сам народ?

Чем более информационно открытым начнет становиться российское правосудие, тем надежнее оно должно быть защищено от нашествия уличных «знатоков».

Валерий Выжутович – политический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net