Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

28.07.2008 | Сергей Маркедонов

Власть и оппозиция в Армении: перехват лозунгов

19 июля 2008 года третий президент Армении Серж Саркисян преодолел символический рубеж своей легислатуры (сто дней). Однако, несмотря на то, что власть в Ереване чувствует себя уверенно, оппозиция не оставляет попыток продемонстрировать свою мощь и влияние на избирателей. На 1 августа представители оппозиции планировали проведение митинга на площади Свободы. Однако мэрия Еревана его не санкционировала. По словам представителя оппозиции (он был доверенным лицом Левона Тер-Петросяна на выборах) Левона Зурабяна, власть предлагала оппозиции политическую сделку, суть которой заключалась в формуле - разрешение в обмен на отказ от уличного шествия. Сегодня трудно со всей определенностью сказать, имело место такое предложение или нет. Оппозиция пытается использовать любую возможность для того, чтобы показать, что власть опасается «истинного мнения народа».

Но сейчас намного важнее зафиксировать угрожающую для оппозиции тенденцию- перехват ее лозунгов и требований представителями власти. За сто дней своей легислатуры Серж Саркисян продемонстрировал умение «честно отнимать» лозунги и идеи оппозиционеров, оставляя их без их идеологического оружия.Впрочем, подобная тактика не впервые применяется в Армении в частности и на Южном Кавказе в целом. В 2005 году накануне парламентских выборов без лозунгов оппозицию оставил и президент Азербайджана Ильхам Алиев. Начав кадровые чистки внутри собственного аппарата, он выбил из рук своих оппонентов такой козырь, как борьба с коррупцией. В конце 2007 года президент Грузии также «честно отобрал» главный лозунг оппозиции - разведение во времени выборов главы государства и парламента (напомним, что они прошли соответственно в январе и в мае нынешнего года). В этом плане Армения не отстает от соседей. После президентских выборов 1996 года президент Левон Тер-Петросян, считаясь с мнением оппозиции, был вынужден усилить «патриотическое направление» своей внутренней и внешней политике.

Как следствие, приглашение на пост главы правительства Роберта Кочаряна (то, что потом сторонники первого президента будут считать главной его ошибкой). После парламентской и президентской кампании 2003 года Армения была внесена в «черные списки» Европейского Союза и США. Было время, когда американские дипломаты в полемическом задоре сравнивали режим Роберта Кочаряна с хусейновским Ираком. Однако в период 2003-2005 гг. Кочарян предпринял серьезную политическую атаку, сопровождаемую перехватом оппозиционных лозунгов. Противники Кочаряна упрекали республиканскую элиту за то, что президентская власть в Армении подавляет все остальные ветви власти, превращает правительство в придаток аппарата главы государства, а парламент в «палату голосования». Кочарян инициировал референдум по изменению Конституции (прошел в ноябре 2005 года). Сам процесс внесения и принятия поправок проходил в режиме постоянных консультаций с европейскими структурами (прежде всего, с Венецианской комиссией). Многие европейские предложения были приняты Ереваном (касательно расширения полномочий парламента, а также введения выборных начал в систему местного самоуправления). В результате ко дню плебисцита оппозиция осталась без лозунгов. Она выступала за то же, что Кочарян уже сделал. Естественно, инновации второго президента Армении были подчинены его политическим планам. В частности, в Основной закон Армении был внесен пункт, согласно которому официальные лица республики после завершения своих легислатур не могут быть привлечены к ответственности за деятельность, которую они осуществляли в рамках своих полномочий. Но в публичной сфере он отработал всю идеологическую программу оппозиции. И самое главное - официальные представители Совета Европы, ПАСЕ, Европейской комиссии воздали хвалу «президенту- реформатору».

Серж Саркисян продолжает традиции, заложенные еще его предшественниками. Он стремится перехватывать требования оппозиции. Одним из главных требований Левона Тер-Петросяна было улучшение двусторонних отношений с Турцией. Его сторонники говорили о том, что администрация Кочаряна эксплуатирует националистические представления, опирается на прошлое и не думает о будущем Армении. Именно его внешнеполитический курс начала 1990-х гг. противопоставлялся негибкой политике Кочаряна. Сегодня официальный Ереван приглашает турецкого президента на футбол, а президент республики публикует статью в известном на Западе издании, где сосредотачивается как раз на перспективах, а не на анализе трагических событий начала ХХ века. Казалось бы, есть повод для законной гордости, лозунги оппозиции приняты. И они не просто приняты властью «к сведению», а начинают работать. Однако все это не вызывает позитивных эмоций в рядах оппонентов Саркисяна. 23 июля 2008 года на пресс-конференции представитель Всенародного движения (куда входят 22 партии, поддерживающие Левона Тер-Петросяна) Левон Зурабян заявил: ««Мы можем приветствовать приглашение президента Турции Абдуллы Гюля. Единственная связанная с этим проблема заключается в том, что человек, его пригласивший, не получил мандата народа. Это позволительно только тому, кто действительно избран президентом». Как говорится, демонстрация «принципа партийности», блестяще изложенного Владимиром Ильичем Лениным. То, что служит делу революции- то благо, а что нет, то таковым не может считаться. В этой связи уходит от ответа главный вопрос: «Правильна ли сама политика сближения с Турцией?» Или ее следует рассматривать, как предательство национальных интересов Армении? Оказывается, что главное- это не факт приглашение Абдуллы Гюля в Ереван, а фамилия и имя приглашающего. При этом сегодня оппозиция фактически повторяет то, что еще недавно во времена легислатуры Кочаряна говорили официальные представители по отношению к оппозиционерам.

Речь идет о таком остром вопросе для армянского общества, как Геноцид. Когда Тер-Петросян и его сторонники говорили, что вопрос Геноцида не должен быть главным в политическом меню двусторонних отношений (полагая, что эта проблема является, скорее нравственной и человеческой, а не вопросом актуальной политики), их критиковали за недостаток патриотизма и едва ли не за предательство. Сегодня в недостатке патриотизма оппозиция упрекает власть. По словам Левона Зурабяна, Серж Саркисян, дав согласие на создание совместной армяно-турецкой комиссии историков, по сути, поставил под сомнение сам факт Геноцида: «Фактически, армянская сторона идет по пути предания забвению факта геноцида. Это для нас неприемлемо». При таком подходе игнорируется тот очевидный факт, что Саркисян (как любой прагматичный политик) пытается перебросить мяч на турецкую сторону. Не получив ответной передачи, он имеет возможность с выгодой представить собственную позицию. Как бы то ни было, но в течение первых 100 дней президентства главным «коньком» Саркисяна стала внешнеполитическая идея оппозиции.

Что же касается внутренней политики, то здесь у власти гораздо меньше возможностей для заимствования оппозиционных идей и лозунгов. Не станет же, в самом деле, преемник Кочаряна требовать наказания виновных в событиях 1 марта! С трудом представляется возможным и покаяние нынешней власти перед представителями Всенародного движения. Однако некоторые частности, о которых активно говорят оппозиционеры, взять «под себя» можно. Речь, прежде всего, о необходимости сотрудничества с международными структурами в процессе преодоления последствий внутриполитического кризиса начала 2008 года. Власти не стали в жесткую «оборонительную стойку» в отношениях с Советом Европы и ПАСЕ. И хотя представители оппозиции убеждены, что власти «водя за нос» европейских бюрократов и парламентариев, в публичной сфере официальный Ереван успешно отрабатывает то, что от него хотят услышать в «объединенной Европе», а именно - выполнение резолюций ПАСЕ и видимых символов политической либерализации. Для власти результат есть. На последней сессии ПАСЕ было принято решение «вернуться к вопросу» об Армении в январе 2009 года. Пока же из тюрем выпущено (по данным оппозиции) всего три человека. Впрочем, нельзя исключать такого сценария. Власти к началу будущего года продемонстрируют больше «либерализма» для того, чтобы получить нужную резолюцию ПАСЕ. Думается, что европейские политики могут удовлетвориться этим уровнем «либерализма», приняв его за проявление «доброй воли» и «готовности к сотрудничеству».

Но самое главное - не действия властей. В конце концов, любая власть, если она заинтересована просуществовать больше 100 дней обязана быть адекватной обществу (хотя бы в минимальной степени). Отсюда и необходимость реагировать на лозунги и требования оппозиции. Однако и сама оппозиция, чтобы побеждать (для чего сначала требуется простое расширение числа сторонников) должна быть адекватной обществу и времени. Иначе, неизбежное превращение в маргиналов (как это было уже в Азербайджане, Грузии, и, увы, в России). В этом случае власть получает не серьезного оппонента, а «мальчика для битья». 14 июля 2008 года Всенародное движение начало сбор подписей за то, чтобы «дело Кочаряна» было передано в Гаагский международный трибунал. Наверное, в Армении найдется немало открытых (и гораздо больше скрытых) оппонентов второго президента республики.

Далеко не все представители правящей партии в восторге от действий Кочаряна 1 марта нынешнего года (просто публично об этом не готовы говорить). Но, когда поднимается вопрос о Гааге для Кочаряна включается «патриотический ресурс» и размышления типа «мы с нашим Кочаряном сами без свидетелей разберемся» начинают доминировать. Таким образом, «гаагский проект» оппозиции начинает восприниматься уже не как борьба за права человека и демократию, а как игра на ослабление государства. По крайней мере, для властей, такая игра станет настоящим подарком. Если бы оппозиция сосредоточилась на критике социальных, экономических и политических провалов власти, но не пыталась бы при этом ратовать за внешнее вмешательство во внутренние дела Армении, с ней официальному Еревану было бы намного сложнее бороться.

Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net