Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

До губернаторских выборов в ряде регионов России осталась неделя. Главный вопрос, захвативший повестку вокруг единого дня голосования, – вероятность второго тура. 27 августа РБК со ссылкой на источники, близкие к Кремлю, опубликовал данные закрытых социологических исследований, проведенных для администрации президента, по результатам которых рейтинги всех врио губернаторов, участвующих в предстоящих 8 сентября выборах, позволяют им победить в первом туре.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

04.08.2008 | Татьяна Становая

Соотношение приоритетов

Ситуация вокруг компании «Мечел» на прошедшей неделе активно развивалась: на заседании президиума правительства свои главные претензии к ней вновь повторил премьер-министр Владимир Путин, что сразу же еще раз обрушило фондовый рынок. Одновременно появились успокаивающие инвесторов заявления со стороны фигур, близких к Дмитрию Медведеву, а ФАС завела дело против «Евраз групп». Внутри власти наметились достаточно заметные расхождения в риторике, что само по себе создает одну из самых значимых политических интриг после смены президента.

В публичном пространстве со слов официальных лиц российского государства можно обнаружить четко две линии в отношении компании «Мечел». Первая линия – жесткая: ее сторонники пренебрегают реакцией рынка и настаивают на «наведении порядка». Вторая линия – мягкая, призывающая учитывать последствия жестких решений.

Главным выразителем жесткой линии является Владимир Путин. 28 июля премьер-министр вновь поднял тему «Мечела» на заседании президиума правительства. «Я уже упоминал прямо на совещании - одна из компаний продает свою продукцию на внешний рынок в несколько раз дешевле, чем внутренние цены. При внутренней цене 4100 рублей продают за границу себе же самим, своим собственным офшорным компаниям, в данном случае - в Швейцарию, по цене 1100 рублей, то есть в 4 раза дешевле», - сказал Путин. «Это снижение налогооблагаемой базы внутри страны, уход от налогов, это создание дефицита на внутреннем рынке, и значит - рост цен на металлургическую продукцию», - заявил он. Конечно, в этот раз заявление премьера было менее эмоциональным, и тема «докторов», «зачищающих ситуацию» поднята не была. Однако новое заявление крайне важно: оно прозвучало в ответ на реакцию рынка, который счел выпад Путина чрезмерным. Премьер дает понять, что не жалеет о сказанном и считает это правильным. Рынок отреагировал немедленным падением акций «Мечела» и индексов РТС.

Это заявление было понятно общественностью по-разному: по одной из оценок, оно свидетельствует о смягчении линии. Действительно, компания «Мечел» напрямую не называется, а сама проблема обозначена более спокойно и прозрачно. Более того, Путин поднял одну из самых острых проблем российской экономики – трансфертное ценообразование, с которым Минфин борется уже не первый год. Однако эта точка зрения оказалась вытесненной другой – Путин, в первую очередь, стремился не смягчить риторику, а напротив, подтвердить свою правоту и обоснованность выпадов в адрес компании. После того, как многие наблюдатели увидели в действиях Путина чрезмерность и несоразмерность проблеме, премьер не стал оправдываться, и четко указал, что намерен продолжить атаку. В числе сторонников жесткой линии есть и другие влиятельные фигуры. Известно, что материалы для Путина по этой теме готовил заместитель председателя правительства Игорь Сечин, которого в данном деле можно назвать главным помощником премьера (напомним, что он был одним из главных инициаторов «дела ЮКОСа»).

Мотивы сторонников жесткой линии, судя по всему, связаны с последовательной ориентацией на поддержку ТЭКа как главного локомотива роста российской экономики (да и правящая элита тесно интегрирована с крупнейшими игроками на этом рынке). ТЭК, озабоченный слишком быстрым ростом цен на трубную продукцию и стал инициатором расследований сначала в отношении металлургов, а затем – угольщиков: в частности «Мечел» с большой неохотой переходил на более длинные контракты, «подвешивая» своих потребителей. Судя по всему, для сторонников жесткой линии долгосрочный приоритет поддержки ТЭКа и добывающего сектора в целом более очевиден, чем «конъюнктурное» падение российского фондового рынка (заметим, что вскоре после падения рынок быстро начал коррекцию, завершив неделю уверенным ростом). Более того, по некоторым данным, Путин прохладно относится персонально к Игорю Зюзину, что усугубило и его отсутствие на скандальном совещании. Ситуация для «Мечела» ухудшается еще и тем, что у компании нет влиятельных покровителей на федеральном уровне, а претендентов на недружественное поглощение – множество (например, те же «Ростехнологии»).

На этом фоне особенно стали выделяться сторонники мягкой линии. Главным выразителем их позиции можно назвать помощника президента Аркадия Дворковича. Он отметил, что последние дни у многих инвесторов «возникли опасения в связи с ситуацией вокруг компании «Мечел». «Расследование идет уже несколько недель. Никакой срочности или спешки нет. Если компания нарушила принципы работы на рынке, российское законодательство, ФАС имеет право вынести санкции и, безусловно, это сделает», - сказал помощник президента. Дворкович при этом подчеркнул, что «мы все будем действовать максимально цивилизованно. Рассчитываем, что расследование ФАС будет проведено в полном соответствии с существующими нормами и процедурами - и это будет свидетельствовать о том, что практика государственного регулирования становится подчиненной закону». Обращают на себя внимание и следующие высказывания Дворковича: «Мы должны максимально осторожно относиться к публичным компаниям», «мы должны максимально аккуратно относиться к состоянию нашего рынка, который уже значим для рядовых граждан, которые держат свои сбережения в том числе и в акциях, и в облигациях, и любые действия компаний или органов государственной власти влияют на курс акций».

Успокаивающее заявление последовало и от первого заместителя председателя правительства Игоря Шувалова. Он выразил мнение, что компания «Мечел» не повторит судьбу ЮКОСа, указав, что она должна в полной мере сотрудничать с властями. Заявления, нацеленные на стабилизацию, прозвучали также от заместителя министра экономического развития Андрея Клепача и министра промышленности Виктора Христенко. К цивилизованным методам призвал и глава РСПП Александр Шохин, который назвал «избыточным» привлечение к оценке работы «Мечела» следственных органов. Наконец, председатель правления Института современного развития, наблюдательный совет которого возглавляет Дмитрий Медведев, Игорь Юргенс прямо заявил, что «Мечел» раскритиковали неправильно с точки зрения руководства страны, потому что это спровоцировало обрушение фондового рынка. Таким образом, позиция близких к Медведеву структур явно настороженно отнеслась к словам Путина.

Сторонником мягкой линии можно назвать и ФАС. Достаточно позитивное заявление сделал глава агентства Игорь Артемьев. Он дал понять, что если «Мечел» пойдет на активное сотрудничество с властью, то его ждет лишь штраф в размере 1% от годового оборота. При этом ФАС также дает понять, что дело далеко не только в «Мечеле». Вскоре ФАС возбудила дела против «Евраз групп» (контролируется Романом Абрамовичем), которую трудно заподозрить в том, что она стала объектом политического преследования. Это придает действиям властей более «объективистский» характер.

Наличие двух линий в публичном пространстве рождает интригу, которая связана с неясностью: являются ли расхождения в риторике согласованным разделением ролей между премьером и президентом или в основе этого реальные расхождения. Свидетельством борьбы жесткой и мягкой линий стала неопределенность в отношении дальнейших действий правоохранительных органов. Источник в прокуратуре 28 июля заявил СМИ, что проверка «Мечела» пока проводиться не будет. Однако здесь же СКП (известный своей близостью к «силовикам») сделал официальное заявление, оповестив о начале анализа деятельности «Мечела».

Первая версия означает, что для власти в целом важно придерживаться двух приоритетов: с одной стороны, недопущение монопольного злоупотребления ценами (обвинение в адрес «Мечела»), от чего страдают не только металлурги, но и ТЭК, а также косвенно – такие стратегические проекты как строительство крупнейших газо- и нефтепроводов. С другой стороны – это наращивание капитализации российского фондового рынка. В перспективе власть ставит перед собой очень амбициозную задачу превращения в крупнейший финансовый центр мира, который мог бы конкурировать с Лондоном и Нью-Йорком. Получается, что если достижение одного приоритета противоречит другому, то приходится по мере возможностей смягчать ситуацию, успокаивая рынок и заверяя инвесторов в хороших перспективах рынка. Неслучайно прозвучало и заявление президента Дмитрия Медведева о том, что он видит хорошую перспективу роста российского рынка.

Вторая версия, получившая большую популярность в СМИ, связана с наличием реальных расхождений между Путиным и Медведевым. Сторонники этой версии акцентируют внимание на создающемся впечатлении о том, что Путин даже подвергся очень осторожной, но все же критике за чрезмерную резкость, прежде всего, со стороны Аркадия Дворковича, а затем и самого Медведева. На совещании по вопросам развития малого и среднего бизнеса президент заявил, что «к сожалению, проблемы остаются всё те же. Я имею в виду и те проблемы, с которыми сталкиваются наши предприниматели, где бы они ни занимались бизнесом, малым бизнесом, да и не только малым. Замучили проверки и всякого рода «наезды» по коммерческим наводкам. Вообще, надо, чтобы и наши правоохранительные органы, и органы власти перестали «кошмарить» бизнес… Считайте, что этот сигнал дан», - заявил он. Эти слова одни наблюдатели посчитали лишь совпадением, другие – прямым ответом на критику со стороны Путина. В пользу мнения последних говорит тот факт, что Медведев оговорился: речь идет не только о малом и среднем бизнесе. Кроме того, он иначе оценил проблему оптимизации налогооблагаемой базы. Позиция президента ощутимо отличается по акцентам от позиции Путина и его команды, инициировавшей в 2003 году «дело ЮКОСа»: впервые за многие годы политическая власть дает бизнесу сигнал – заниматься оптимизацией не только можно, но и нормально, но при условии, если она носит умеренный характер. При Путине-президенте так вопрос не ставился, и оптимизация приравнивалась к политической нелояльности.

Скорее всего, в действительности, доля правды содержится в обеих этих версиях. Хотя в любом случае сравнения с «делом ЮКОСа» тут некорректны. В 2003 году Путин решал гораздо более масштабные задачи, пытаясь «равноудалить олигархов» от власти в рамках нового наступления на бизнес, перекраивая все правила игры. Тогда политические мотивы были первичны. Сейчас в действиях государства в отношении «Мечела» нет политики – Игорь Зюзин даже потенциальной политической угрозы для власти, в отличие от Ходорковского, не представляет.

Тем не менее, негативные последствия от скандала вокруг компании все-таки достаточно заметны. Западные СМИ активно заговорили о неустойчивости российского рынка и о крайне высоких политических рисках. Несмотря на то, что рынок постепенно восстанавливается, инвестиционному климату России нанесен долгосрочный ущерб.

Ситуация вокруг «Мечела» в действительности интересна не только с точки зрения отношений внутри правящей группы. Гораздо более важно, что власть столкнулась с проблемой, однозначного решения которой пока не видно. Суть этой проблемы состоит в том, каково оптимальное соотношение двух приоритетов – «государственнического» приоритета поддержки крупнейших производителей России, и «либерального» приоритета, связанного как с необходимостью развития российского фондового рынка, так и с укреплением институтов функционирования рынка (в то время как заявление Путина возвращает «ручное управление»). Власть ищет оптимальное соотношение двух приоритетов, однако скандал вокруг «Мечела» показал, что попытки придерживаться сразу обоих достаточного успеха не приносят, а ставят в публичном пространстве вопрос о степени согласованности действий участников правящей диархии.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net