Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

06.08.2008

Анатолий Лисицын: «Мы живем в состоянии полнейшего кризиса нравственных ценностей»

О губернаторстве, о взглядах на жизнь и на будущее России корреспонденту «Политком.Ру» рассказывает бывший губернатор Ярославской области, а ныне депутат и член комитета по транспорту Госдумы РФ Анатолий Лисицын.

- Анатолий Иванович, Вы возглавляли Ярославский регион на протяжении шестнадцати лет. Как Вы оцениваете работу губернаторского корпуса, в целом?

- В свое время меня назначили губернатором, но к тому моменту я уже был мэром Рыбинска. Это достаточно большой город: 250 тысяч человек. Я знал всю структуру изнутри: производство, коммунальную сферу. Но, даже учитывая такой опыт, мне было сложно. Понадобилось несколько лет, чтобы понять, для чего я предназначен как губернатор.

Думающие губернаторы тогда считали, что рынок для России – это единственный спасительный вариант. Первые 7-8 лет моего губернаторства были самыми тяжелыми: мы придумывали рынок.

Губернатор должен иметь возможность творчества, если он, действительно, профессионально пригоден. Дело в том, что в России нет сегодня школы подготовки таких кадров. К сожалению, иногда в политику люди попадают не благодаря профессиональным качествам, а по принципу близости к той или иной элите. Это печальный факт. И когда губернаторы утверждаются местными парламентами, к сожалению, далеко не всегда учитывается то обстоятельство, что эти люди не прошли определенную школу. Обязательно должна быть создана система подготовки специалистов такого уровня.

Вторая чрезвычайно важная проблема – это государственное социальное устройство России. Несбалансированность регионов, зачастую их ущербность не стимулирует развитие экономики. Поэтому сейчас распространение получает идея о том, как объединиться, как создать совместную программу развития регионов. Нужно приводить в порядок территории центральной России, северо-запада России. Ведь наша страна - это своеобразное лоскутное одеяло. И укрупнение регионов – это не просто: взять и объединиться. Нужно создавать территорию, которая будет обладать условиями к самодостаточному экономическому развитию, а абстрактно соединить, к примеру, Ярославскую и Костромскую области – из этого ничего хорошего не получится.

- Думали ли Вы в детстве о том, что Вам предстоит стать губернатором?

- Абсолютно нет! Я вырос в деревне, в Рыбинске возглавлял мебельный комбинат, где, кстати, и получил первые важнейшие навыки руководителя. Здоровые амбиции в меня заложила еще моя бабушка, которая когда-то закончила Смольный. Благодаря ей, я очень много читал, понимал: она мне очень много рассказывала про старые времена. Как-то сказала: «А все равно, внучек, мы при царе лучше жили!» Потом понял, что бабушка была права. На западе рыночная система гораздо более развита, потому что основополагающим фактором любого закона является незыблемое право на частную собственность. А без этого экономика не может развиваться.

Кстати, еще в школе нам говорили: человека формирует здоровое личное честолюбие. На каждом месте, где ты работаешь, ты должен доказать, что ты эту работу делаешь лучше, чем кто-либо другой. И я доказывал. Поэтому моя карьера складывалась достаточно удачно.

Был директором предприятия, потом назначили председателем райисполкома. После отправили на заготовку картофеля для города. Знающие люди помнят, что организация этого процесса — серьезный тест для руководителей тех времен. Я понимал, что это проверка — справился, результат оценили очень высоко. Высшее партийное руководство пригласило в баню – высшая степень признания! ((улыбается)) Меня, видимо, расценивали как человека, который имеет способности и перспективы. Потом стал мэром Рыбинска. Работа шла дальше, я не пользовался какими-то привилегиями, своевременно вышел из Партии, потому что считал, что она мешает… не поддержал ГКЧП. Верил в то, что Россию может спасти рынок, понимал, что диктат власти ни к чему хорошему в экономике не приведет.

Когда в Ярославле президент Ельцин назначил выборы губернатора, стали подбирать кандидатуры, появилось четыре кандидата: три ярославские и мэр города Рыбинска, обязанности которого я тогда исполнял. Из ста тридцати областных депутатов за меня проголосовали где-то всего пятнадцать человек. В результате список из четырех кандидатур был подан в Москву, дескать, выбирайте сами. Я считал, что шансов у меня никаких – пятнадцать голосов против девяноста восьми за бывшего сопредседателя облисполкома. Через неделю пригласили всех четверых на собеседование, последним был я. Комиссии в составе Ельцина, Гайдара, Чубайса, понимая, что шансов у меня никаких, абсолютно раскрепощено рассказал о своих взглядах и планах. После чего вышел Указ Президента о том, что я назначен на пост губернатора.

- Это судьба! Вы в судьбу верите?

- Верю! Предназначение – это то, что во многом увязывается с личным характером, со всеми волевыми качествами человека. Безвольно рассчитывать на судьбу, при этом ничего не делая.

- Многие до сих пор недоумевают, что же произошло, почему Вы ушли с поста губернатора? Ведь срок Ваших полномочий как губернатора истекал только в 2010 году.

- Это не простой вопрос. Больше всего меня смешит, что люди, далекие от этой ситуации, иногда даже не знакомые со мной, пытаются мое решение комментировать. Скажу кратко — обстоятельства были сложные, но в основе моего ухода личное осознанное решение. Поверьте, за 16 лет работы я имел возможность к «самосохранению» на посту губернатора. Я знал с кем поговорить и что нужно сказать, чтобы все оставалось по-прежнему. Но я рассудил, что работа в Думе — это новый шанс и для меня, и для региона. К тому же, я не первый год в политике и, несмотря на хорошие отношения с Дмитрием Медведевым, понимаю, что новый Президент РФ имеет и юридическое, и моральное право на собственную кадровую политику в регионах. Повторюсь, - это не значит, что у меня не было шансов. Просто работа в Думе — это новый для меня рубеж, а я люблю и умею принимать вызовы.

Сейчас я единственный губернатор в Госдуме – планов громадье, все получается. На то, чтобы пережить этот сложный период и снова найти себя, понадобилось месяца три. После того колоссального объема работы, который мне приходилось выполнять ежедневно, на новый режим было перестроиться нелегко.

- Как показали себя люди, когда произошла смена социального статуса?

- То, что многие из окружения показывают свое истинное лицо - это судьба каждого человека, который покидает высокий пост. Проверка кадров, людей в данном случае неизбежна. И очень хорошо в такой момент понимаешь, кто твои настоящие друзья, а кто люди, которые свою жизненную судьбу будут выстраивать под нового руководителя. И в этом, кстати, не должно быть никакой обиды, потому что всем нужно делать карьеру. В этом я не вижу ничего странного. Другое дело, когда кто-то начинает лебезить, прогибаться перед новым руководством, бездумно перечеркивая прежние достижения, - это уже неприятно. Я, в принципе, не разочарован. В команду нового губернатора вошли семь моих заместителей, считаю, что все у них получится.

- Как проходил у Вас период адаптации к новому ритму жизни, после того, как Вы стали работать в Москве в Госдуме?

- Очень хорошо зная конъюнктуру исполнительной власти, людей, руководителей, сохранив все связи, контакты, будучи человеком, стратегически настроенным на решение вопросов, это было не очень сложно.

Перейдя в Госдуму, я почувствовал дискомфорт с динамикой работы, с загрузкой, с тем темпом работы, который был у меня прежде. К тому же, не покидало ощущение, что там я был всем нужен, а здесь сам по себе, и нужно было искать точки приложения своих сил, энергии. Депутаты ведь всегда очень осторожно подходят к принятию тех или иных решений, каждый из них лоббист, реализовывающий на определенной территории свою программу. Понять, что важно для отдельного региона, может только человек, который работал в этой структуре, знает все нюансы работы в отдельно взятом регионе.

Первые шесть месяцев я приглядывался, пытаясь понять, что происходит, каково отношение ко мне власти и новых людей во власти: враждебно-настороженное или просто настороженное, или желание использовать мой профессиональный опыт. Я сразу заявил, что возвращаться на пост губернатора не собираюсь, для меня были важны два направления. Первое - помогать Ярославской области, будучи депутатом, работать на развитие экономики области, используя и потенциал власти, и возможности человека, достаточно эрудированного и знающего все механизмы цивилизованного потенциального лоббирования конкретных направлений. Второе – использовать возможности, которые я приобрел за шестнадцать лет: известность, уважение как человека, который может привлекать ресурсы, для того, чтобы помогать социально-обездоленным детям и решать социальные проблемы, с которыми государство не может еще в полном объеме справиться. В Ярославле уже создан благотворительный Фонд помощи детям.

Проанализировав, где я мог бы быть максимально полезным для области, я неслучайно выбрал транспортный комитет и создал подкомитет по авиации. Занимаюсь развитием дорог, НПО «Сатурн» в Рыбинске как главного самого современного авиастроительного предприятия, а также аэродрома «Туношна», который тоже нуждается в динамичном развитии. На сегодняшний день – это единственный кроме Москвы международный аэропорт в центре России, предназначенный для грузовых перевозок. За шесть месяцев я организовал мероприятия с участием представителей трех комитетов, в результате которых принято решение о дополнительном финансировании проекта «Суперджет-100» в размере более 8 млрд. рублей (в том числе НПО «Сатурн» - 4,5 млрд. рублей), т.к. к 2010-му году мы должны реализовать программу по производству регионального самолета «Суперджет-100». Через два года мы должны выйти на очень высокий по международным стандартам уровень: производство шестидесяти-семидесяти самолетом в год. Для начала нужно совершить как минимум триста полетов, чтобы пройти сертификацию. Это первый самолет с двигателем в истории как бывшего Советского Союза, так и России, в частности, который выполнен, в соответствии с международными стандартами. Ничего подобного ранее не было. И это прорыв. Таким образом, есть возможность сохранить высокий уровень российской авиации и доказать всему миру, что мы можем выпускать качественные самолеты. Конечно, решение о финансировании будет принимать Правительство РФ. В ближайшее время должна состояться встреча с Владимиром Путиным по этой теме.

- Оглядываясь назад, есть что-то такое, что хотелось бы изменить в своей работе на губернаторском посту?

- В принципе, оттого, что я был нужен и сумел что-то сделать, я чувствую большое удовлетворение. Потому что когда иду по улицам Ярославля, мне в спину никто угрюмо не смотрит. Напротив, люди приветливо здороваются. Безусловно, это приятно отмечать. Наверное, можно было сделать что-то большее, но пусть теперь это делает новая команда.

Конечно, было и много ошибок. Я пришел на этот пост в начале девяностых, когда рынок был совершенно не исследован, рыночную экономику приходилось познавать в процессе работы. Сегодня нужно менять принципы работы на рынке, без господдержки не обойтись. В этом плане наше законодательство существенно отстает. Нельзя, к примеру, малое предпринимательство ставить в один ряд со всеми остальными видами бизнеса. У нас аграрники, промышленники и представители малого бизнеса кредиты получают на одних принципах. А ведь аграрники раз в год урожай собирают, тогда как промышленники продукцию выпускают ежедневно. Потом - жилищная программа. 60 % населения нуждается в улучшении жилищных условий. Практика всего мира – расплачиваться за жилье в течение тридцати-сорока лет. У нас ипотечная система кредитования пока несовершенна.

- Как Вы сегодня распоряжаетесь своим свободным временем?

- Наличие свободного времени – это проблема, раньше его не было в таком количестве. Это для меня, конечно, очень непривычно. Никогда не понимал людей, которые замыкались в сфере какого-то одного вида деятельности. Помимо работы в политической сфере, нельзя забывать о том, что есть такие вещи, как культура, спорт. Важно быть многосторонним человеком, только тогда создается уважительная к тебе атмосфера. Например, не представляю себе сегодня Ярославль без футбола или хоккея. Это уже вошло в жизнь города как нечто само собой разумеющееся. Когда в 20-е годы вся страна ходила в ситцевых рубахах, строились стадионы, потому что правило «Хлеба и зрелищ!» никто не отменял. А сейчас вся страна следила за Чемпионатом Европы, победа нашей сборной в матче с Голландией – это же был триумф, восторг, самоуважение всей страны! Вот даже ради такого единения должны команды финансироваться. Бывая за границей, через семь дней у меня начинается ностальгия, желание уехать, потому что тот образ жизни – сытый и размеренный для меня абсолютно не подходит. Непредсказуемая Россия – вот это интересно! Ты всегда на острие каких-то проблем, решаешь вопросы.

- Я знаю, Вы человек экстремальный: любите охоту, восхождение в горы, Эльбрус покорили! Это качество помогает в политике?

- Безусловно! Это помогает сосредотачиваться на своем деле, чувствовать подводные течения и быть всегда готовым решать любые возникающие проблемы. Я всегда понимал, что суетливость никогда не приводит ни к чему хорошему. С умилением смотрю на тех, кто пытается серьезные вопросы решать в перерывах, на коленках подписывать какие-то бумаги. А все нужно решать принципиально, глаза в глаза, детально рассказать, объяснить и доказать, что это важно не только, к примеру, для Ярославской области, а нас ждет отклик в других отраслях промышленности на других территориях. Все серьезные вопросы, как например, строительство автомобильного моста в Ярославле, решались основательно. Удалось убедить, что он здесь нужнее, чем в Костроме. Поскольку за время моей политической карьеры несколько раз менялось правительство, вымывался чиновничий аппарат, многие вещи приходилось объяснять заново другим людям. Поэтому, от экстрима в моей работе я, пожалуй, еще заимствую терпение.

- Какую вершину будете на этот раз покорять?

- Выбираю маршрут, куда пойти. Скорее всего, вновь отправлюсь в Киргизию на охоту. С единомышленниками будем подниматься на лошадях на высоту 5000 м и выше. Это будет очень трудный маршрут. Чтобы быть в форме, три раза в неделю, занимаюсь по полтора часа в спортзале.

Играю на бильярде. Вообще, самое любимое занятие – книги читать. Закупаю их в огромном количестве, а потом по библиотекам развожу. Сейчас читаю деревенскую прозу. Мне очень нравится принцип, по которому живут герои этих книг: «Живи, как хочешь, и делай, что хочешь, по совести». Интересная книга Веллера «Безумная гражданская война». О том, как 5-го июля 1918-го года начались волнения в Ярославле: 75 тысяч снарядов было выпущено, треть города была разрушена, за ночь власть в городе захватили сто человек.

- Вы родились под Тверью, долгое время успешно работали в Рыбинске, были мэром города, затем 16 лет возглавляли Ярославскую область, сейчас много времени проводите в Москве. В каком городе у Вас ощущение своего дома?

- Москва не мой город. Я, по большому счету, провинциал. Если бы хотел, уже давно бы сюда переехал и работал в исполнительной власти, - не раз были предложения от разных Министерств. Но у меня никогда такого желания не было, потому что я понимал, что должен состояться как губернатор. Я взял на себя эту ответственность и никогда от нее не уклонялся. Как город для жизни я Москву не воспринимаю. Да, это огромный мегаполис, который перерос уже все свои возможности, стал тяжелым город для проживания. Особенно это заметно по пятницам, когда тысячи машин устремляются за Москву, и невозможно проехать. С удовольствием приезжаю в Ярославль, Рыбинск. Не забываю и про Тверь. Меня там знают, уважают, там я почетный гражданин района, на свою родину частенько езжу. Помню две статьи, которые вышли за это время. Одна: «Там где кончается асфальт, начинается родина Ярославского губернатора», а вторая появилась после того, как я приехал в Тверь в кожаной куртке: «Когда губернатор одел кожу, значит, с кого-то сняли шкуру». К подобным вещам я отношусь с юмором. За все шестнадцать лет ни разу не позволил себе возбудить судебное дело в отношении какой-то публикации.

- Зато Вы очень достойно держали удар, когда в отношении Вас шло судебное разбирательство.

- Девять месяцев длилось судебное дело по каким-то смешным признакам. Меня обвиняли в том, что я якобы не исполняю Закон о ветеранах, в том, что я не имел права подписывать принятый местным парламентом Закон об экономическом развитии Углича. Причем этот нормативный акт получил поддержку в Минюсте, был в его реестре. Якобы я разрешил растратить полтора миллиарда. Меня многие отговаривали появляться на публике, советовали «заболеть». Но я себе сказал, что все равно буду доказывать свою невиновность, причем только в суде. И я доказал. Верховный суд России подтвердил мою правоту.

- Не было желания отомстить своим недругам?

- Нет, интриги – это тоже составная часть нашей жизни. Борьба за себя – это нормально. А люди все время меняются, приходят новые, голодные, хотят состояться, неважно какой ценой. Но, тем не менее, все позади, и жить сейчас очень интересно.

- Что в современном обществе Вам не нравится?

- На мой взгляд, мы живем в состоянии полнейшего кризиса нравственных ценностей. К сожалению, общество сегодня больно. Потерянное православие, потерянная духовность, все еще зачаточное чувство патриотизма – все это влияет на сознание, на умы людей. Радует одно: молодое поколение прекрасно понимает, что оно обязано рассчитывать на себя, на свое здоровое честолюбие, на образованность – ту, которая даст возможность на равных конкурировать на любом рынке любой страны. Ну и точки приложения финансовых ресурсов должны быть. Не только Москва и Санкт-Петербург. Сейчас вот Сочи появился. В советский период всегда народу говорилось о том, что есть некие национальные моральные доминанты: строим Байкало-Амурскую магистраль, пойдем в комсомол, отправляемся на «целину». Должны быть и сегодня программы, которые тянут всю экономику. В области медицины, образования необходимо дойти до стандартов, которые будут удовлетворять потребности и материальные, и моральные. Много сегодня проблем в нашем обществе, потому что за восемьдесят лет мы разрушили все морально-нравственные принципы, отношение к себе, к собственности, к стране.

Не нужно сбрасывать со счетов проблему быстрого накопления денег. Неприлично, когда на страницы газет лезут богатые, обеспеченные люди, демонстрируя свои расходы, свои затраты на недвижимость, на артистов, которые их развлекают и т.д. Это раздражает людей и создает нездоровую обстановку.

Нет, я не против богатых людей. Я говорю об уровне социальной и гражданской ответственности. Они, конечно, имеют право по закону тратить свои деньги любым способом. Однако я считаю, что по совести они обязаны думать о несправедливо обездоленных, попавших в беду согражданах, больных детях, например, сиротах. Благотворительность для порядочного человека должна быть чем-то вроде личной гигиены. Эти понятия приживаются в нашем обществе, но пока недостаточно и медленно.

- В светлое будущее России верите?

- Вы знаете, я совершенно искренне симпатизирую Путину, и всегда считал себя его союзником. Как президент он не только сам состоялся, но и вернул уважение России. Его харизма и настроенность на то, чтобы изменить ситуацию в России, его чувство патриотизма – все это очень привлекательно. И не его вина в том, что в такой огромной стране, как Россия, перестроить все быстро невозможно. Его умение формировать команду из достойных людей говорит о многом. Дмитрий Медведев уже опытный политик и в тоже время человек с огромной перспективой.

Говоря в целом о стране, сделано очень многое. Сегодня с Россией стали считаться, появился прогресс в экономике. Все эти факторы говорят о том, что мы на верном пути. Но есть над чем работать и работать много: ставить акцент на демократию, на внутреннюю экономику, вопросы производительности труда. Считаю, что вступление в ВТО грозит разорением многих предприятий. Они попросту не выдержат конкуренции, потому что не обновлены, нет нового оборудования, нет технологий, которые будут отвечать западным параметрам. Мы вступаем в международную интеграцию, и нельзя замыкаться в тех рамках, которые были в советские времена.

Беседовала Светлана Руцкая

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net