Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

08.08.2008 | Елена Позднякова

Все на борьбу с коррупцией!

Недавно на официальном сайте Дмитрия Медведева был опубликован Национальный план противодействия коррупции. Это первый программный документ, рассчитанный на долгий срок, подписанный президентом Медведевым. Этот план обозначает приоритетные направления государственной политики и призван подготовить почву для борьбы не только с проявлениями, но и с причинами коррупции. В преамбуле национального плана Президент признал, что одной из причин коррупции в России является чрезмерное государственное администрирование различных сфер общественной жизни, что, в том числе, ведёт к недоверию граждан к институтам государства. И действительно, в нашей стране пока не может идти речи об эффективном взаимодействии граждан с бюрократическими структурами: неважно, выступают люди как частные лица или как представители бизнеса или общественных организаций.

Само государство страдает от неэффективности бюрократии не меньше, не имея уверенности в том, что инвестиции пойдут туда, куда нужно, а не в карман чиновнику. С другой стороны, во всех странах мира государственные службы работают гораздо менее эффективно, чем, например, бизнес, и представляют собой неповоротливые инерционные структуры. Тем не менее, их работу постоянно пытаются оптимизировать, сводя коррупцию к возможному минимуму. По существу, ту же задачу ставит перед собой Национальный план. Задача: оптимизировать работу нашей бюрократии, по преимуществу сохранившей свой кадровый состав ещё с советских времён и пользующейся советскими же методами при работе с гражданами.

План содержит четыре раздела, которые представляют собой комплексы мер. Первый раздел – описание действий в законодательной сфере. Вместе с ужесточением наказаний за коррупционную деятельность и введением новых мер пресечения, таких как дисквалификация, план выражает стремление к унификации и определения коррупции, и применимых наказаний для всех категорий чиновников. Это позволяет создать единое правовое пространство, в котором значительно легче вершить правосудие над коррумпированными чиновниками. С другой стороны, встаёт вопрос, кто будет вершить правосудие? Такие же коррумпированные чиновники, других пока нет. В этом смысле выглядит странным предполагаемое наделение правоохранительных органов дополнительными полномочиями, такими как слежение за доходами бюрократов и обнаружение их имущества, подлежащего конфискации. Кстати, слежение за имуществом официальных лиц может стать одной из невыполнимых мер: фактически, всё имущество, приобретённое ими незаконным путём, может быть «записано» на родственников и друзей этих лиц. Ещё одно крайне размытое положение – создание институтов общественного контроля над госслужбами. Для того, чтобы такие институты были созданы и могли нормально функционировать, нам нужна гораздо большая степень прозрачности и подотчётности государственной службы, чем сейчас, иначе общественности нечего будет контролировать. Неясно, готовы ли чиновники предоставить свободный доступ к финансовой и судебной отчётности своих ведомств.

Во втором разделе особенно спорным представляется предложение по созданию в составе госорганов специальных подразделений, которые будут ответственны за профилактику коррупции. Это означает, во-первых, расширение бюрократического аппарата, во-вторых, создание ещё одной вертикально интегрированной структуры, которая впоследствии сама окажется коррумпированной, так как все государственные организации развиваются по схожему сценарию, в котором информация и услуги покупаются и продаются. Через несколько лет логично было бы создать ещё одну структуру, контролирующую первую, затем ещё одну и так до бесконечности. Так как для бюрократов информация – самый ценный товар, это опять же сделает все сведения о доходах и расходах чиновников и ведомств недоступными для публики, что противоречит декларируемой в плане публичности. Приятным пунктом второго раздела можно назвать пункт пятый, предполагающий разработку и принятие закона о лоббистской деятельности. Остаётся только надеяться, что этот закон позволит обеспечить открытость лоббизма и заложит основу для создания влиятельных организаций представительства интересов бизнеса. Такие организации, кстати, могли бы поспособствовать уличению чиновников-коррупционеров, так как представляют собой хорошо организованные и богатые ресурсами общественные объединения.

Третий раздел говорит о том, что необходимо просвещать население по правовым вопросам и повышать профессиональный уровень юристов. Естественно, те меры, которые в нём перечислены, напоминают скорее размытые рекомендации, чем руководство к действию. Так как понятно, что перевоспитание людей в духе уважительного отношения к закону и частной собственности и нетерпимости к коррупции – процесс, который будет протекать десятилетиями, а назвать воспитательными мерами можно всё, что угодно. Осуществлением предложений из этого раздела заниматься серьёзно никто не будет. А если кто-то и будет, то его, скорее всего, неправильно поймут. Ведь само государство воспринимается коррумпированным и нарушает права граждан. Единственное конкретное предложение из всего блока - «обеспечение условий для широкого доступа населения к специализированному правовому телевизионному каналу «Закон-ТВ». Также говорится об увеличении количества и улучшении качества программ о правовом просвещении. Вряд ли это поспособствует повышению правового сознания у населения, ведь не улучшили же образ правоохранительных органов в глазах населения многочисленные сериалы про милицию.

Четвёртый раздел – указания конкретным фигурам и органам, которые должны быть выполнены в конкретные сроки, и это говорит о том, что план – это не популистская мера, а действительно приоритет. При этом нужно понимать, что задача ограничения коррупции не может быть выполнена в короткие сроки, так как связана с созданием новых институтов и вовлечением в них общества, которое пока довольно аморфно. Зато рационально мотивировать чиновников достаточно легко, и план предоставляет множество указаний на этот счёт, используя принцип кнута и пряника.

Естественно, в плане меры изложены достаточно схематично и многое (если не почти всё) будет зависеть от того, как конкретно будут сформулированы принятые законы и реализованы прописанные в плане рекомендации. Ведь в нашей стране очень часто замечательная идея оборачивается никуда не годной реализацией.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net