Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

26.08.2008

Мурат Тхостов: «Достигнутый ценой больших жертв мир в Южной Осетии – это победа всей России»

На днях Совет Федерации обратился к президенту с просьбой признать независимость Южной Осетии и Абхазии, а 26 августа пройдет заседание Совета Безопасности России, где президент будет обсуждать возможное признание этих самопровозглашенных республик. В преддверии важных для России и ключевых для кавказских регионов решений сопредседатель Смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта Мурат Тхостов рассказал «Политком.Ру» о своем видении конфликта, его урегулировании и о позиции Северной Осетии.

- Какова была бы позиция Северной Осетии, если бы Москва по каким-то причинам не поддержала Южную Осетию и не ввела бы туда свой контингент? Насколько позиция Северной Осетии зависит от позиции Москвы?

- Давайте говорить без сослагательных наклонений, Россия поддержала Южную Осетию, и по-другому быть не могло.

У нас нет задачи формировать какую-то позицию, отличную от федеральной, хотя, безусловно, осетинские интересы можно без труда сформулировать. Отсутствие международного признания независимости Республики Южная Осетия, многие десятилетия продолжающиеся попытки нарушить единство нашего народа, - эти факторы, безусловно, учитываются при формулировании наших интересов, которые в первую очередь состоят в сохранении осетин как этноса, сохранении именно на той территории, которую мы занимаем, в благополучии и мире с соседями. Мы всегда исходили из того, что наше единство никому не угрожает, ни против кого не направленно. Но с нами борются. Южную Осетию уже много лет всеми возможными способами пытаются включить в независимое грузинское государственное образование, в котором она ни одного дня не состояла. А это означает, помимо прочего, и то, что однажды, члены обычной осетинской семьи могли оказаться не то что по разные стороны государственной границы – это еще полбеды, - а в разных военно-политических блоках!

Соответственно, в наших контактах с федеральным центром - а в Москве, что, согласитесь, естественно, интересуются нашим мнением по поводу происходящих событий - мы исходим из тех самых обозначенных интересов: наше существование, наше единство, наша идентичность не должны подвергаться угрозе и тем более мы не должны находиться на грани физического истребления.

- В Северной Осетии высказывались идеи об «объединенной Осетии» как отдельном независимом государстве. Каковы перспективы развития подобного сценария, и как лично вы относитесь к его осуществлению?

- Кем это они высказывались? В республике нет сил, выступающих за отделение от России. Есть несколько беженцев - югоосетинских горе-политиков, бросивших свою малую Родину в беде, и ныне подвизающихся на ниве платной антироссийской деятельности. Но какое они отношение имеют к Северной Осетии?

- Какова, по вашему мнению, перспектива решения югоосетинского вопроса: Южная Осетия станет независимым государством, войдет в состав России или все же интегрируется в состав Грузии? Как быть с пресловутой территориальной целостностью Грузии?

- Международному сообществу, конечно, удобно считать, что есть некая территориальная целостность Грузии, но ведь в том виде, в котором ее это сообщество признает, она не существовала ни дня. Когда в 1992 году Южная Осетия провозгласила свою независимость, Грузия еще не была признана мировым сообществом в качестве независимого государства.

- Какова будет позиция североосетинских властей по отношению к грузинам, проживающим на территории Северной Осетии? Будут ли им предлагать покинуть территорию республики во избежание межнациональных конфликтов?

- Это в качестве заботы об их безопасности, да? Нет, такие предлоги ищут, когда хотят избавиться, а мы ни от кого избавляться не собираемся. Грузинская община – это такие же граждане Российской Федерации и Северной Осетии, как и русские, осетины, армяне и еще около сотни национальностей, здесь проживающих. Их права гарантированы Конституцией страны и Конституцией нашей республики. Я думаю, что вы не найдете признаков беспокойства в грузинских семьях, зато вы найдете признаки их благополучия, включая возможность обучения детей в грузинской средней школе, которая вот уже более столетия исправно функционирует в самом центре нашего города. Владикавказ был, есть и будет многонациональным городом, если вдруг в какой-то момент окажется, что в нем проживает одним народом меньше – он осиротеет.

- Какова судьба грузинских анклавов расположенных на территории южной Осетии, те несколько сел, в которых жили грузины, что будет с ними?

- Сейчас, как нам рассказывают, они опустели, большинство жителей оттуда вывезли, причем, что важно отметить, до начала военных действий с грузинской стороны. Теперь они, вероятно, вернутся под юрисдикцию югоосетинских властей. Я очень надеюсь, что и в эти села вернется мирная жизнь.

- Сразу несколько западных средств массовой информации высказывались по поводу того, что Россия осознанно способствовала эскалации конфликта. Российские СМИ говорят прямо противоположное, утверждая, что Москва до последнего старалась не довести до прямой конфронтации. Каково ваше мнение, какую позицию Россия занимала на самом деле?

- Здесь не о чем гадать, все абсолютно очевидно. Грузинская военщина и ее политическое руководство, грубо нарушив международное право, презрев элементарные нормы морали, совершили агрессию в отношении мирного населения Южной Осетии, напали на подразделения российских миротворческих сил, использовав при этом варварские методы ведения военных действий. Вмешательство наших Вооруженных Сил, осуществивших операцию по принуждению Грузии к миру, просто спасло народ Южной Осетии от истребления.

Западные СМИ, о которых вы упомянули, впрочем, как и их заказчики, прекрасно отдают себе отчет в действительном положении дел, однако, объективность не в их интересах. Это продолжение той же войны, только информационными средствами.

- В чем власти Осетии видят дальнейшую перспективу развития событий, это консенсус или жесткая постановка вопроса о необходимости юридического закрепления независимости Южной Осетии от Грузии?

- Мы категорически против восстановления любых форм грузинского государственного контроля – гражданского или военного – на территории Южной Осетии. Мы настаиваем на обеспечении прочной безопасности Южной Осетии. Мы считаем необходимым осуществлять контроль над Грузией со стороны международного сообщества, гарантирующий соседей Грузии от хищнических устремлений ее руководства. Грузия должна письменно зафиксировать обязательства по неприменению силы, а международное сообщество, соответственно, должно за выполнением этих обязательств проследить. В зоне прилегающей к территориям находящимся под контролем российских миротворцев должны находиться международные военные наблюдатели, которые бы следили за выполнением соглашений.

- Существуют ли в нашей стране какие-то связи с Грузинской политической оппозицией, которая должна быть против таких действий?

Уровень солидарности правящей грузинской элиты с оппозицией в вопросе так называемой «территориальной целостности» крайне высок. Так что, скорее всего, в данном вопросе союзников в Грузии мы вряд ли найдем. По крайней мере, до того как грузинская элита переосмыслит отношение к осетинскому вопросу, к Южной Осетии.

- Поддерживаете ли вы точку зрения, согласно которой всякие переговоры с нынешней властью Грузии стали невозможными после последних событий?

- Для нас в целом нет принципиальной разницы с кем вести переговоры, это воля грузинского народа выбирать себе президента, правительство, назначать переговорщиков, а не наша. Другое дело, что нынешний руководитель Грузии воспринимается не иначе как преступник, который должен понести наказание за военные преступления и массовую гибель людей.

- Если речь пошла о наказании, как вы считаете, насколько это реально? Может ли международное сообщество признать президента Грузии преступником?

- Я не думаю, что у нашей страны есть альтернатива тому, чтобы добиваться международного осуждения акта агрессии со стороны Грузии, преступлений ее руководства. Возможно, что для этого нам предстоит пройти долгий и трудный путь, но бросить начатое – это значит предать выживших сограждан в Южной Осетии, предать собственную армию, с честью выполнившую свою благородную миссию, позволить агрессору уйти от заслуженного наказания. Уверен, этого не произойдет.

- Сейчас стало ясно, что поддержка ЮО стоила очень дорого России: резко ухудшились отношения и с отдельными западным странами, и с международными организациями (НАТО, ООН и т.д.) Можно с большой долей вероятности сказать. что Россия в целом представляла каковы будут последствия ее действий. А раз так, то каков был стимул для нее все же помочь ЮО, несмотря на все возникающие в связи с этим проблемы?

- Нам надо ясно отдавать себе отчет, что если бы наша страна не приняла экстренных мер по спасению своих миротворцев и населения Южной Осетии, проблем у нее было бы не меньше чем теперь, а вероятно намного больше. Решительность руководства страны предотвратила урон репутации России в мире, повысила уровень доверия населения страны в целом к руководству Российского государства.

Не только страны-партнеры и страны-соперники, но и мы сами – россияне – в первую очередь, увидели, что времена унижений и государственного бессилия остались в 90-х годах, что страна не бросает своих солдат и своих сограждан в беде.

Достигнутый ценой больших жертв мир в Южной Осетии – это победа всей России. Я закончу теми же словами, которыми начал отвечать на ваши вопросы. По-другому и быть не могло.

Подготовила Роксана Бурнацева

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net