Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

12.09.2008 | Светлана Самойлова

Путин ответил за Грузию

Вчера Владимир Путин в новом качестве премьер-министра провел встрече с участниками экспертного клуба «Валдай», где ответил на наиболее актуальные вопросы внутриполитической и внешнеполитической жизни страны. Сегодня аналогичная встреча пройдет с президентом России Дмитрием Медведевым. Однако уже по ответам Путина видно, что он продолжает оставаться политическим лидером страны.

Встреча имела чрезвычайное значение: на фоне кризиса вокруг Грузии, Запада ждал от Путина объяснений, толкований позиции Москвы относительно действий на территории Грузии. Путин, в свою очередь, получал выход на западную аудиторию и возможность эту позицию до нее донести.

Премьер вновь озвучил российское видение произошедшего, указав, что Россия отреагировала на агрессию Грузии в отношении Южной Осетии. Однако главным архитектором конфликта он фактически признал не Саакашвили, а США, тем самым, вновь представил Вашингтон одной из сторон конфликта, заинтересованным участником. «Наши американские партнеры постоянно занимались подготовкой грузинских вооруженных сил. Вкладывали туда немалые деньги, послали туда огромное количество инструкторов, которые мобилизовывали грузинскую армию, и, вместо того, чтобы заниматься поиском, достаточно сложным поиском, решения в межэтнических противоречиях и в межэтническом конфликте, на мой взгляд, просто одну из сторон этого конфликта, грузинскую сторону, подтолкнули к этим агрессивным действиям», - сказал Путин. Надо признать, что такая позиция вовсе не маргинальна: США фактически отодвинуты ЕС от урегулирования проблемы, и слишком жесткая линия руководства страны в отношении России диссонирует с более взвешенной позицией Европы.

Путин также ответил на одно из самых главных обвинений запада в адрес России, лежащих в основе всех осуждений российских действий: почему Россия вышла за пределы Южной Осетии и проводила боевые действия в центральной части страны. По словам Путина, «инфраструктура, которая использовалась для нападения на Цхинвали, на наших миротворцев и на Южную Осетию в целом, выходила далеко за рамки самого Цхинвали - пункты управления, радиолокационные станции, склады с вооружением. А что вы хотели, чтобы мы там перочинным ножичком что ли размахивали? Потом, я слышу о неадекватности применения силы. А что такое «адекватное применение силы»? Когда против нас используют танки, системы залпового огня, тяжелую артиллерию - мы что, из рогатки что ли должны стрелять? Что такое в данном случае адекватное применение силы?» Чуть ранее Путин высказался уже в своем фирменном силе, еще более эмоционально: «конечно, мы были вынуждены отвечать - а как же иначе? Или что, нам и в этом случае нужно было утереть «кровавые сопли», как в таких случаях говорят, и склонить голову? Вы что, хотите, чтобы мы вообще привели к полной разбалансировке ситуацию на Северном Кавказе в России?» Одним из самых резонансных ответов в этом контексте было утверждение премьера о том, что ряд НПО на Северном Кавказе готовил отделение регионов от России: это в СМИ было расценено как нанесение очередного политического удара по оппозиционным неправительственным организациям.

Заявления Путина носили достаточно жесткий характер: судя по всему, их политическим смыслом было и формирование иного образа России – страны, способной вести жесткую борьбу до конца. Неслучайно, Путин сравнил действия России с действиями СССР в период Второй мировой войны. «Нам надо было только дойти до границы и остановиться что ли? Между прочим, в Берлин вошли не только советские войска - там были американцы, французы и англичане. Что туда пришли-то? Постреляли бы вдоль границы и все, остановились. Ведь не остановились. Агрессор должен быть наказан», - сказал премьер. Такое сравнение весьма показательно: Россия предстает не как жертва, а как полноценный субъект и Путин хочет, чтобы это понимали на Западе.

Владимир Путин пытался проводить линию, которая была принята на ворожение российской властью после смены президента: ее суть состоит в том, что Россия настроена конструктивно в отношении Запада, но при этом диверсифицирует свое видение состояния отношений с Европой и США. Россия де-факто признает кризис отношений с США и предлагает стратегическое партнерство с Европой. Это очень хорошо видно даже в специальной реплике Путина об отсутствия политического понятия «Запад».

Однако следование этой линии у Путина удалось лишь частично. Он сумел твердо оказать, что России настроена на самые тесные и эффективные отношения и с Европой, и с США. Он подтвердил озабоченность действиями США. Однако все-таки в определенный момент не сдержался и упрекнул Европу в несамостоятельности и неспособности реализовывать собственную внешнюю политику. «Я не хочу никого обидеть, но нет сегодня у Западной Европы своей внешнеполитической линии. Россия в такой системе отношений функционировать не может и не будет», - сказал Путин. Очевидно, что если Москва делает ставку на привлечение в свои стратегические партнеры ЕС, то подобные упреки могут значительно затруднить реализацию выбранной линии. Возможно, это сегодня попробует подправить Дмитрий Медведев. Не исключено, в то же время, что его ответы будут еще более жесткими, чем ответы Путина. Это лишний раз подтвердит консенсус российской власти в отношении проводимой политики на Южном Кавказе.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net