Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Российский мир

22.10.2008 | Сергей Маркедонов

Новый президент в поисках новых подходов

В начале следующего месяца президенту Карачаево-Черкесской Республики (КЧР) Борису Эбзееву предстоит определенное испытание на прочность. Общественная организация «Адыгэ Хасэ» (представляющая интересы черкесского населения республики) проведет 2 ноября 2008 года в Черкесске форум. Этот форум позиционируется, как Съезд адыгского народа (адыги - это самоназвание для черкесов, кабардинцев, адыгейцев). Среди вопросов повестки дня предстоящего форума будет обсуждаться создание Адыгской (Черкесской) республики.

Напомним, что 5 августа 2008 года в КЧР появился новый руководитель. После того, как глава Российского государства Дмитрий Медведев 30 июля предложил свою кандидатуру на высший должностной пост КЧР (им стал судья Конституционного суда РФ Борис Эбзеев), на внеочередной сессии Народного собрания республики депутаты проголосовали за нового руководителя региона. Таким образом, в определенной мере испытание на прочность для президента КЧР станет в определенной мере проверкой правильности управленческого решения главы Российского государства. Июльское решение Медведева было знаковым, поскольку новый глава РФ решился на то, на что не отважился даже его предшественник Владимир Путин. Речь идет о смене республиканского лидера. Предшественника Эбзеева Мустафу Батдыева фактически в течение всего срока его легислатуры сопровождал скандал, связанный с «делом Кавказцемента». Вступая в свою новую должность, экс -судья Конституционного суда заявил: «Не обещаю молочных рек и кисельных берегов, будем работать. Карачаево-Черкесия и впредь будет являться неотъемлемой частью Российской Федерации и верным форпостом на её южных рубежах».

7 октября 2008 года Борис Эбзеев представил общественности новый состав республиканского правительства. На первый взгляд, рядовое решение, естественное после прихода «новой метлы». Однако в национально-территориальных образованиях есть своя специфика. Президент КЧР Борис Эбзеев представил нового премьер-министра, нарушив традиционную этническую схему распределения постов в руководстве республикой. Ранее при президенте карачаевце главой республиканского правительства неизменно был черкес. В октябре 2008 года во главе исполнительного органа власти КЧР встал отнюдь не черкес, а этнический грек Владимир Кайшев. Стоит также отметить, что фактически сразу же после представления нового состава правительства Борис Эбзеев заявил: «Этнополитический фактор, на мой взгляд, в Карачаево-Черкесии заключается в том, что в республике сложилась этнократическая система правления, от которой мы сегодня никак избавиться до конца не можем. Но полагаю, что одна из стратегических целей Карачаево-Черкесии заключается как раз в том, чтобы отходить мало-помалу от этого принципа при организации власти и распределении должностей. Я вовсе не хочу сказать, что наши народы не могут предложить тех кандидатов, которые отвечают потребностям сегодняшнего дня и потребностям некого ускорения нашего развития. Несомненно, народы Карачаево-Черкесии талантливы, умны, мудры, но сегодня необходимо глубокое осмысление той природы системы социально-экономических отношений, в которых мы существуем». Данная философия власти в республике, привыкшей, как к норме к этническому квотированию и этническим принципам организации местного самоуправления (не так давно в КЧР появились отдельные Ногайский и Абазинский районы), нова. Она воспринимается многими едва ли не как вызов сложившемуся порядку, как революционная, по сути, инновация.

Практически параллельно с кадровыми решениями по правительству Эбзеев предъявил новую концепцию постоянного представительства КЧР в Москве. Мотивация подобного решения - слабое участие республики в реализации приоритетных национальных проектов и в ряде федеральных социальных программ. Суть инноваций- превращение постпредства в «правительство КЧР в российской столице».Но концепция концепцией, а представителем республики в Москве (в ранге первого вице-премьера) был назначен Сергей Смородин. До нового назначения Смородин был председателем регионального парламента (Народного Собрания) КЧР. И здесь также создается прецедент. Ранее в соответствие с негласным распределением портфелей в КЧР пост премьер-министра закреплялся за черкесом, а посты спикера Народного собрания и вице-президента за русскими. Предлагая новую должность Сергею Смородину, Борис Эбзеев также показал, что для него этническое квотирование не является такой уж «священной коровой». Как говорится, профессионализм дороже, чем пресловутый «пятый пункт». «Смородин обладает широким спектром связей с федеральными структурами, а также большим опытом в политической и хозяйственной деятельности», - сказал глава республики. Таким образом, новый президент показывает, что этническая принадлежность не обеспечивает автоматически нахождения в высших республиканских сферах власти. По словам политолога Андрея Гудимова, «должность вице-президента КЧР (также «русская»- С.М.) пока «заморожена», хотя требования Конституции КЧР о действительности этого должностного поста пока никто не отменял». Но если изменения в «русских» должностях не вызвали сколько-нибудь активного политического движения, смена премьера (и уход с этого поста этнического черкеса) активизировали адыгское (черкесское движение) в КЧР. И не только в этом субъекте РФ, но и в других адыгоязычных республиках Северного Кавказа.

12 октября 2008 года на встрече с представителями движения «Адыгэ Хасэ» Кабардино-Балкарии и Адыгеи, побывавшими в Черкесске, было принято решение о проведении Съезда 2 ноября. Председатель «Адыгэ Хасэ» Арамбий Хапай заявил по итогам встречи от 12 октября: «Темой предстоящего съезда станет общественно-политическая ситуация в республике, связанная с последними кадровыми решениями президента Карачаево-Черкесии. Черкесы давно уже не чувствуют себя в республике как дома». Была поднята тема и этнического развития других адыгских общин в России. «Когда народ разобщен шестью регионами ЮФО, а большая его часть живет за пределами исторической родины, невозможно решить его национальные интересы. Сегодня же многие забыли, в том числе и в самой КЧР, что адыги на Кавказе – не пришлые. То, что в республике сегодня всего около 10% черкесов, как говорится, не от хорошей жизни». А потому на съезде будет, среди прочего обсуждаться проект по возможному объединению адыгских территорий в одну республику.

Что ж, все это уже не раз проходили на Северном Кавказе. В начале 1990-х годов черкесские активисты не раз выдвигали лозунг по созданию собственного субъекта федерации, а также вхождению в качестве АО в Ставропольский край. Сегодня снова принцип «этнической собственности» на землю выдвигается на первый план. Только «наши интересы» рассматриваются, как легитимные. Снова коллективные права ставятся выше прав личности и гражданина, снова этнос становится коллективно ответственным за деятельность отдельного премьера или чиновника рангом пониже. В этой связи следует напомнить также, что балкарцы в КБР или карачаевцы в КЧР также не «пришлые», как не совсем «пришлые» казаки на упомянутых шести субъектах РФ. Уже в течение многих лет казачьи общины проживают в том же Прохладненском районе КБР, Урупском или Зеленчукском районе КЧР, на Кубани, не говоря уже про Адыгею, где русские составляют почти 2/3 всей численности населения. Трудно считать «пришлыми» также армян, греков и евреев Северного Кавказа.

Да и насколько соответствует стандартам даже не демократического, а просто современного общества, обсуждение таких категорий, как «титульные», «коренные», «пришлые» жители? Риторический вопрос. Если главная доблесть для человека не его профессиональные качества, а «пятый пункт», который, строго говоря, от человека не зависит (никто из нас не выбирает заранее, кем стать), то возникает много самых разнообразных проблем. В конце концов, разве счастье в отдельных этно-территориальных образованиях? Разве помогли национальные республики калмыкам, балкарцам, карачаевцам или чеченцам с ингушами избежать депортации в 1943-1944 гг.? Разве удержала система «этнического квотирования» мир в Ливане, Югославии, на Кипре? Также риторические вопросы. В то же время политизированная этничность уже не единожды приводила к конфликтам (взять хотя бы 7 военных противоборств на территории бывшего СССР). И до тех пор, пока этничность будет зарифмована с территорией и принципом этнической собственности на землю, будет рано говорить о конце ленинско-сталинской национальной политики. Между тем цель большевистской национальной политики была до предела ясна: раскол по «принципу крови» был нацелен на то, чтобы помешать формированию единой гражданской нации и общества граждан. Но именно этот раскол и похоронил некогда единое советское государство, не позволив ему трансформироваться в демократическое современное образование.

Наверное, в подходах нового лидера КЧР есть определенная спешка. Наверное, такие кадровые перемены можно было бы начать с более низкого уровня, подготовив общественность к необходимости отказа от этнократии, как ведущей модели власти. Но нельзя не понять мотивацию Эбзеева. Он стал судьей Конституционного суда и одним из авторов конституционной реформы в РФ не потому, что был карачаевцем (впрочем, здесь важен принцип, не был обладателем нужного «пятого пункта»), а потому, что сумел доказать свой профессионализм. Он смог показать, что не уступает маститым москвичам с дипломами МГУ и других престижных столичных вузов. Пройдя эту суровую московскую школу (а автор настоящей статьи - ростовчанин и не по слухам знает, что такое выживать в столице нашей Родины), Эбзеев, скорее всего, просто не понимает, как можно оправдывать занятие вакантной должности одним лишь этническим происхождением. Как говорится, «оторвался от корней».

Однако по поводу съезда 2 ноября не следует впадать в аларимизм (хотя и расслабляться не следует). За долгие годы СССР и постсоветский период мы привыкли к тому, что это или иное этнонациональное движение выражает в концентрированном виде «волю народа». Между тем, такая «воля» в значительной степени распылена между разными объединениями и просто группами граждан или отдельными людьми, которые предпочитают индивидуализм. Среди представителей черкесской (адыгской) общины как внутри КЧР, так и за ее пределами есть те, кто видит недостатки этнократической модели, понимает, что защищаться в первую очередь должны гражданские и человеческие права. «Адыгэ Хасэ» ведь не приватизировало всех адыгов в пределах РФ и за границами России!?

В конце концов, в начале-середине 1990-х на территории КЧР было провозглашено немало разных республик, но многие из них не просуществовали и одного дня. В свое время видный балкарский поэт Кайсын Кулиев написал о том, что «легко любить все человечество, соседа полюбить сумей».

Перефразируя известного автора, скажем, что легко защищать «весь народ», но гораздо сложнее решать конкретные проблемы каждого российского гражданина, уважать его права вне привязки к «крови и почве». Однако именно умение решать сложные задачи открывает путь к чаемой модернизации, созданию современного эффективного и сильного государства.

Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net