Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

26 марта президент РФ Владимир Путин провел встречу с представителями российского бизнеса. На встрече присутствовали 26 человек, включая гендиректора Mail.ru Group Бориса Добродеева, гендиректор сервиса Okko Яну Бардинцеву, совладельца сети Hoff Михаила Кучмента, президента Faberlic Алексея Нечаева, гендиректора «AliExpress Россия» Дмитрия Сергеева, основательницу сети кафе «Андерсон» Анастасию Татулову и президента ГК «Балтика-транс» Дмитрия Красильникова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

29.10.2008 | Сергей Маркедонов

Нагорно-карабахское урегулирование: поиски адекватной терминологии

28 октября 2008 года президент Армении Серж Саркисян высказал мнение, что урегулирование многолетнего конфликта в Нагорном Карабахе возможно. Однако при этом лидер Армянского государства сделал важную оговорку. Он обозначил три условия, при которых такое разрешение может произойти. Первое- это признание со стороны Баку права Нагорного Карабаха на самоопределение. Второе - наземная связь Армении и Нагорного Карабаха (таким образом, Лачинский район Азербайджан также должен будет признать за армянскими сторонами конфликта, иначе такая связь невозможна). И, наконец, третье условие - гарантии безопасности Карабаха со стороны международных структур и «ведущих стран» мира. Последнее словосочетание особенно интересно в контексте новых геополитических реалий на Кавказе.

В последнее время в Армении интенсивно обсуждается перспектива ввода российских миротворцев в зону конфликта (впрочем, эта тема была впервые озвучена раньше осени 2008 года). Ереван, традиционно предпочитающий систему внешнеполитических сдержек и противовесов, не хотел бы эксклюзивного миротворчества (есть опасения, хотя и завышенные, что Москва может предпочесть дружбу с Азербайджаном и Турцией, стран, имеющих мощный экономический потенциал). Как бы то ни было, Саркисян сформировал те позиции, которые Ереван в ближайшее время будет жестко отстаивать. Отметим, что три требования, само возникновение которых, наверняка будет с гневом воспринято в Азербайджане, в Армении кажется слишком либеральным. В «требованиях» Саркисяна нет речи об оккупированных (в ряде армянских изданий их называют «освобожденными) территориях. Речь в данном случае идет о семи районах вокруг де-факто республики НКР. Особенно чувствителен вопрос Кельбаджарского района, через который идет выход на озеро Севан, и который обеспечивает водные ресурсы для самого Карабаха, а также Агдамского района, врезающегося клином в карабахскую территорию. В предложениях Саркисяна эти вопросы сильно не акцентируются, хотя нельзя сказать, чтобы президент Армении попросту отказался от их рассмотрения.

Президент Армении подобно европейским политикам говорит о том, что прошедшие выборы в двух государствах Южного Кавказа облегчают решение проблемы, поскольку теперь не надо будет привязывать сложные внешнеполитические вопросы к предвыборной риторике (как - будто народ не может выйти на улицы, если не будет доволен «закулисной сделкой?). Но Саркисян прав в том, что сегодня обе стороны решают «священную задачу, важнейший исторический вопрос, и если в ходе решения этой исторической задачи кто-то пытается выгадать другое, то это аморально». Если отбросить свойственную любому политику риторику, то действительно для двух стран Южного Кавказа Нагорный Карабах- это часть национальной идентичности, «святая земля», одновременно и Иерусалим, и «оккупированные территории».

Однако Серж Саркисян снова, как и его предшественники, повторяет одну уже характерную для армянских (равно как и для азербайджанских) политиков ошибку. Он говорит об урегулировании конфликта, понимая под этим все-таки успех одной стороны - своей. Ведь те три условия, о которых сказал лидер Армении, для Азербайджана будут абсолютно неприемлемы. И об этом откровенно заявил в ходе своей инаугурации старый новый глава Азербайджана Ильхам Алиев. 24 октября, вступая в должность президента республики, он открыто заявил: «Карабах никогда не будет независимым. Азербайджан его никогда не признает. Ни через пять, десять, двадцать лет, никогда». Политик может себе позволить игнорировать принцип «никогда не говори никогда». В этой связи заявление победителя президентской кампании в Азербайджане не стало новым словом. Если бы он не делал таких заявлений, то 24 октября в Баку другой принимал бы поздравления, менял правительство и приносил бы присягу. Но как бы то ни было, под урегулированием конфликта Ильхам Алиев понимает нечто прямо противоположное тем трем тезисам, которые озвучил его армянский коллега. По версии Алиева, возможен только один фундамент для разрешения конфликта - сохранение территориальной целостности Азербайджана. «Мы, укрепляя свою территориальную целостность, добьемся возвращения оккупированных земель. На стороне Азербайджана международное право и историческая справедливость». Интересно отметить, что в инаугурационной речи старый новый президент республики частично вернулся к жесткой риторике, которая была утрачена в период «пятидневной войны» и вскоре после ее завершения. Однако откровенных призывов к военным методам Ильхам Алиев не сделал. Косвенно он дал понять, что будет работать, как глава государства ради «освобождения территорий», предпринимая, в том числе, и «наступательные действия». По его словам, «реальность состоит в том, что сегодня конкурировать с Азербайджаном очень сложно. Я бы даже сказал, невозможно. Наш политический и экономический потенциал, экономическая мощь, международное право и справедливость на нашей стороне, укрепляет наши позиции. Уверен, что в результате всех этих факторов и нашей активной наступательной политики наши земли будут освобождены».

Таким образом, в конце октября 2008 года мы снова получаем прежний результат. Оба президента стремятся к урегулированию конфликта. Оба сетуют на простой в переговорах и даже на их имитацию. Оба хотели бы решить «историческую миссию» для своих стран. Но в то же время каждый из них, говоря об «урегулировании конфликта», понимает под этим совершенно разное содержание. Для одного урегулирование- это три пункта, в которых на первом месте признание права Карабаха на самоопределение. Для другого же урегулирование- это освобождение оккупированных земель и торжество единства и целостности государства. Как говорится, найдите хотя бы два сходства! Разве что сегодня президент Армении полагает, что Турция также могла бы быть полезной в процессе мирного урегулирования. Но не как посредник (для этого есть Минская группа ОБСЕ), а как государство-сосед, проявляющее «добрую волю» в виду открытия границы и установления дипломатических отношений с Арменией. Наверное, у азербайджанского лидера и относительно Турции вкупе с Минской группой есть свое особое мнение. Впрочем, не так наивен лидер Армении, чтобы не понимать, что любое государство оценивает свою добрую волю с точки зрения извлечения политической (иногда и геополитической) прибыли. Но мировое сообщество дает запрос на «мир», а потому и Серж Саркисян, и Ильхам Алиев неустанно повторяют слова о необходимости мирного разрешения. Но каждый, естественно, на свой лад.

Но возможно ли это разрешение, если его понимают по-разному? Возможна ли нормальная диссертация, если ее автор в одной главе использует одну систему понятий и определений, а в другой базируется на прямо противоположных. Риторический вопрос. Думается, что до тех пор, пока президенты не выработают единый понятийный дипломатический аппарат (как это было, например, в Кэмп-Дэвиде), все разговоры о мире и прогрессе в Нагорном Карабахе будут осуществляться в соответствие с известной русской пословицей: «Ты мне про Фому, а я Тебе про Ерему».

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net