Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

31.10.2008 | Артем Ивановский

Смутные натовские перспективы Украины

Политический и экономический кризис на Украине затянулся на неопределенное время. Одним из главных внешнеполитических последствий этого кризиса является фактическая утеря шансов на получение плана действий по обретению членства в НАТО (ПДЧ) на декабрьском саммите альянса. По мнению ряда натовских чиновников, в сложившейся ситуации Украина не способна выполнять требования так называемого «целевого плана», представляющего собой промежуточную стадию «североатлантической интеграции». Кроме того, усиление стратегических противоречий внутри самого альянса ставит под сомнение перспективу вступления Украины в НАТО.

Новый виток политического кризиса был вызван указом Виктора Ющенко, который своей президентской властью временно «реанимировал» Верховную Раду V1 созыва. На Банковой депутатам де-юре несуществующего парламента дали недельный срок для того, чтобы они приняли пакет антикризисных мер и внесли требуемые для обеспечения выборов поправки в бюджет и избирательное законодательство. Но, как говорится, «хотели как лучше, а получилось как всегда». Вернувшиеся в Раду народные избранники не выявили особого желания заняться законотворчеством и ограничились взаимными обвинениями и интригами.

Юлия Тимошенко неоднократно публично демонстрировала свое отрицательное отношение к идее досрочных парламентских выборов. Поэтому в президентском указе она усмотрела хорошую возможность провалить необходимый Виктору Ющенко законопроект, регламентирующий выделение 500 миллионов гривен на финансирование выборов и тем самым добиться максимального затягивания старта избирательной кампании. Депутаты фракции БЮТ заблокировали парламентскую трибуну и даже пытались довольно анекдотичным способом парализовать работу системы «Рада». Пресс-секретарь украинского парламента Андрей Жигулин продемонстрировал журналистам пятикопеечные монеты, тонко нарезанную фольгу, канцелярские скрепки, извлеченные из пультов для голосования 46 депутатов от Партии регионов и пропрезидентской фракции «НУНС». Представитель регионалов Анна Герман дала простое объяснение мотивам действий фракции БЮТ: «Для этой политической силы главное, чтобы Тимошенко осталась у власти. Больше ни о чем они не думают».

Незамысловатая тактика Юлии Тимошенко вызвала снисходительную реакцию на Банковой. Свою позицию президентская сторона озвучила устами председателя Комитета избирателей Украины Игоря Попова: «Наиболее оптимальной датой проведения досрочных выборов является 25 января 2009 года». Таким образом, Ющенко дал понять, что располагает достаточным запасом времени и ставка Тимошенко на парламентскую волокиту бессмысленна. Наряду с пропрезидентской «Нашей Украиной» в предвыборную кампанию фактически уже включились Партия регионов, блок Литвина и коммунисты. При этом БЮТ остался «один на льдине». Тем не менее, созданная Виктором Ющенко ситуация крайней политической неопределенности обострила кризис, как политический, так и экономический, сопровождаемый рекордным показателем инфляции — 20% только за октябрь. Продолжающийся хаос в Верховной Раде, усиление противостояния основных политических сил по линии законодательной, исполнительной, судебной властей лишь усугубляет и консервирует обстановку всеобщей нестабильности.

В ряду внешнеполитических последствий кризиса прежде всего следует выделить серьезную проблематичность в вопросе о получении Украиной ПДЧ на предстоящем в декабре саммите Североатлантического альянса. Впрочем, данная тенденция отчетливо обозначилась задолго до начала нынешнего кризиса. Еще в июне сего года Киев посетила делегация Совета НАТО, давшая весьма невысокую оценку выполнению украинской стороной так называемого «целевого плана взаимодействия», по итогам которого принимается решение о предоставлении ПДЧ. Один из членов делегации, директор Центра информации и документации НАТО Мишель Дюре в интервью украинскому еженедельнику «День» выразил общее мнение своих коллег: «Интеграция в альянс осуществляется не посредством PR-мероприятий, а качественным процессом. Один визит нашей делегации отнюдь не означает, что в декабре все автоматически решится. Как вам известно, внутри альянса есть разные точки зрения». В частности, такую точку зрения высказала 2 октября канцлер Германии Ангела Меркель во время российско-немецких межгосударственных консультаций в Санкт-Петербурге: «Вопрос о получении Украиной и Грузией ПДЧ в декабре требует обстоятельного изучения. Мы считаем, что эти страны нге готовы к вступлению в НАТО».

Возвращаясь к интервью Мишеля Дюре, необходимо упомянуть особо подчеркнутые этим натовским чиновником внутриполитические условия получения ПДЧ: «Главным условием является выполнение целевого плана. Во-вторых, очень принципиальным моментом есть политическое единство. На политическом уровне необходимо иметь консенсус относительно стратегического курса страны... Третьим условием является поддержка украинским народом идеи североатлантической интеграции.» Излишне говорить о том, что в сложившейся обстановке выполнение этих условий находится, мягко говоря, под вопросом. Достаточно вспомнить данные социологических опросов: более 50% украинцев выступают против присоединения своей страны к НАТО.

Столь же безнадежной представляется возможность «политического консенсуса». «Натовский фактор» стал, по существу, непосредственным поводом для второго, уже окончательного раскола «оранжевой» коалиции в Верховной Раде. Как известно, камнем преткновения послужило требование Ющенко к блоку Тимошенко осудить «российскую агрессию» против Грузии. Понятно, что президент рассчитывал форсировать процесс «североатлантической интеграции» на волне истерии вокруг «угрозы территориальной целостности Украины со стороны России». В этом смысле весьма примечательно заявление Юлии Тимошенко, сделанное 5 сентября: «Они верят в то, что могут навязать всем концепцию «руки Москвы» и спокойно пойти на досрочные выборы с тем, чтобы «блок Ющенко» взял 25% голосов». Через месяц Тимошенко, будучи готова на все ради сохранения за собой премьерского кресла, пошла на попятную и ее фракция проголосовала в парламенте за отмену принятых 2 сентября законов, ограничивающих полномочия президента. Немедленно лидер фракции «НУНС» Вячеслав Кириленко выдвинул БЮТу новое требование: отменить закон «О всеукраинском референдуме». При этом он особо подчеркнул: «Пока данный закон не будет отменен, мы не сможем уверенно отстаивать наши национальные интересы».

Следует отметить, что ключевое значение закона «О всеукраинском референдуме» состоит в том, что он представляет собой главное номативно-правовое препятствие для втягивания Украины в НАТО. Не случайно политические силы украинского политикума, стоящие на платформе конструктивных отношений с Россией, уделяли значительное внимание принятию этого закона. Годом раньше Виктор Ющенко сделал попытку в буквальном смысле слова протащить Украину в Североатлантический альянс на основе решения абсолютно неконституционного органа своей личной власти — Совета национальной безопасности и обороны (СНБО). 12 июня 2007 года он провозгласил «политику нового реализма», сделав следующее заявление о намерениях: «Вступление в НАТО есть приоритет, который относится к главнейшим. После всех необходимых консультаций мы примем решение СНБО по этому вопросу». Причем такое решение планировалось принять на закрытом заседании. Ответом пророссийских политических сил стала блокада Верховной Рады, продолжавшаяся почти два месяца. В итоге Ющенко пришлось пойти на уступки и принять требование оппозиции: вступление Украины в НАТО возможно только после проведения общенародного референдума.

Для Виктора Ющенко форсированное втягивание страны в Североатлантический альянс диктуется соображениями укрепления своих позиций, как во внешнеполитическом, так и во внутриполитическом смыслах. Кстати, за аналогичную соломинку хватается его «кум» Михаил Саакашвили. Примечательно, что курс своих стран на «североатлантическую интеграцию» они провозгласили практически единовременно. Но ситуация на Украине имеет собственную, отличную от грузинской, специфику. Именно недооценка этой специфики сделала заведомо неудачным решение Ющенко попытаться коренным образом изменить баланс сил посредством проведения досрочных выборов. Наиболее точно определил последствия таких действий украинского президента его старый знакомый, экс-президент Польши Александр Квасневский: «Роспуск Верховной Рады и назначение досрочных выборов есть грубая ошибка, так как выборы могут закончиться провалом для Ющенко и отсрочить вступление Украины в НАТО на долгие месяцы». Более того, в самом альянсе Украину отнюдь не ждут с распростертыми объятиями. НАТО хватает собственных проблем.

В последние годы утрата эффективности деятельности Североатлантического альянса стала свершившимся фактом. Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер открыто заявил об этом на Брюссельском форуме 15 марта сего года. В ряду основных проблем, стоящих перед альянсом, помимо неэффективности, он выделил необходимость разработки новой Стратегической Концепции взамен действующей, принятой еще в 1999-м и потерявшей актуальность в современных условиях, установление пределов расширения альянса, нарастание внутренних противоречий, связанных с появлением и развитием Европейской Политики Безопасности и Обороны (ЕПБО).

Пониманием данного обстоятельства обусловлен высокий уровень скептицизма среди украинских атлантистов. Эксперт портала «Евроатлантическая Украина» Виталий Мартынюк отмечал: «Активное развитие ЕПБО создало возможность дублирования функций двух организаций (ЕС и НАТО), в которых имеют одновременное членство 21 государство. С учетом проблемы ЕПБО и НАТО появляется вопрос, может ли Украина стать членом ЕС, но не входить в состав альянса... Ряд европейских стран-членов НАТО, например, Франция, требуют обозначить пределы расширения альянса и при приеме нового государства учитывать, не причинит ли его вступление ущерб общей безопасности. В то же время возникает вопрос, сможет ли НАТО абсорбировать Украину к принятию новой Стратегической Концепции? Похоже, что нет». Все эти препятствия дают основание с уверенностью говорить о крайней смутности для Киева перспектив «североатлантической интеграции». И ожидать какой-то позитивной динамики до декабрьского саммита не приходится.

Вне зависимости от исхода досрочных выборов процесс формирования новой коалиции в Верховной Раде неизбежно затянется. Это значит, что на Украине не будет полноценного правительства, действующего парламента и сколько-нибудь определенной государственной политики в целом. Очевидно, что в таких условиях получение ПДЧ на декабрьском саммите представляется маловероятным, что в свою очередь отложит вопрос о вступлении в НАТО в долгий ящик и только сыграет на руку пророссийским политическим силам.

Артем Ивановский – политический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net