Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

Стало известно о прекращении «Роснефтью» деятельности в Венесуэле и продаже активов компании, принадлежащей российскому правительству. По условиям сделки «Роснефть» получит на баланс одного из своих дочерних обществ 9,6% собственных акций. Компания рассчитывает на снятие санкций, которые США регулярно вводили против дочек «Роснефти», работающих с Венесуэлой.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

05.11.2008 | Борис Макаренко, Алексей Макаркин

Американцы проголосовали за «мягкую силу»

По предварительным данным, президентом США избран сенатор от Иллинойса Барак Обама, представляющий Демократическую партию. Обама набрал 51% от общего числа всех проголосовавших. Его конкурент, республиканец Джон Маккейн, набрал 48% голосов избирателей. Так, за Обаму отдали свои голоса 46 миллионов 810 тысяч 471 американцев, за Маккейна - 43 миллиона 480 тысяч 762.

Из «спорных» штатов Маккейн выиграл только Северную Дакоту. Обама выиграл Флориду и Огайо; кроме того, за ним остались не только Пенсильвания, в которой Маккейн вел отчаянно активную кампанию, но и такие штаты, на прошлых выборах голосовавшие за республиканцев, как Виргиния, Айова, Нью-Мексико, Невада, Колорадо. По результатам «экзит-пуллов», за Обаму проголосовали 95% афроамериканцев (55% белых отдали предпочтение Маккейну), 66% выходцев из Латинской Америки, 62% - из Азии. Его же поддержали 66% молодых избирателей (до 29 лет); только избиратели старше 65 лет отдали предпочтение Маккейну (53:45). За Обаму высказались 69% первый раз голосовавших (в США это не только молодежь, но и те, кто недавно обрел гражданство или недавно зарегистрировался как избиратель, а таких было немало). Обама получил огромный перевес среди малообеспеченных (до 50 000 долларов дохода), уверенный – среди высокообеспеченных (более 52:48). Маккейн смог заручиться некоторым перевесом (51:48) при голосовании среднеобеспеченных американцев (100-200 тыс. дохода). Обама стал кандидатом не только беднейших, но и наименее образованных американцев – за него проголосовали 63% не окончивших среднюю школу (среди них много чернокожих). Утверждение, что за Обаму голосуют образованные американцы, оказалось не совсем точным: белые с высшим образованием лишь чуть менее склонны поддержать Маккейна (51%, а не 58%, как белые без высшего образования).

Успех Обамы прогнозировали практически все эксперты, включая известного республиканского политтехнолога Карла Роува, сыгравшего значительную роль в двух победах Джорджа Буша-младшего на президентских выборах. Этот результат связан с рядом факторов. По предварительным данным, демократы, и так обладавшие большинством в обеих палатах Конгресса, теперь контролируют 56 из 100 мест в Сенате и 251 из 435 мест в Палате представителей.

Во-первых, с экономическим кризисом в США, который дискредитировал республиканскую администрацию в глазах многих представителей среднего класса, которые не принадлежали к «ядерным электоратам» двух крупнейших партий. Большинство независимых избирателей в этой ситуации поддержали Обаму (по «экзит-пуллам», 51% против 45%), с которым связывают возможность создания в стране более справедливой экономической системы и ограничения влияния крупного бизнеса с Уолл-стрита (с последним традиционно связывают Республиканскую партию). В условиях мощного кризиса доверия к большому бизнесу, помноженного на сильнейшее раздражение огромными доходами даже «провалившихся» менеджеров, апелляция республиканцев к принципу свободного предпринимательства, их выступления против «перераспределительной» политики Обамы (использование в связи с этим образа «сантехника Джо» как критика «социалистических» идей Обамы), хотя и привлекли внимание общества, но оказались недостаточно эффективными. На фоне экономического кризиса на глубокой периферии оказалась тема безопасности, в которой республиканский кандидат Джон Маккейн значительно компетентнее. Равно как и недовольство американцев экономической политикой администрации Буша способствовало тому, что демократы упрочили свой контроль над обеими палатами Конгресса.

Во-вторых, Маккейн, хотя и сумел довольно существенно дистанцироваться от администрации Буша, остался республиканцем, уровень доверия к которым в США заметно снизился. И даже, несмотря на то, что республиканцы изначально выбирали кандидата, который в наименьшей степени отождествлялся бы с нынешним главой государства (Маккейн в ряде случаев голосовал независимо от мнения партийного руководства), они не смогли предложить избирателям какую-либо серьезную альтернативу экономической политике Буша. Многие избиратели рассматривали возможное избрание Маккейна как «третий срок» Буша, с которым они никак не могли согласиться. В этой ситуации в активе республиканцев оставались лишь политтехнологические ходы (сенсационный выбор кандидатом в вице-президенты малоизвестной на общенациональном уровне Сары Пэйлин, стремление создать негативный образ Обамы как недостаточно лояльного американца и др.), которые в условиях кризиса не могли привести к успеху. Напротив, когда первые эмоции по поводу выдвижения кандидатуры Пэйлин прошли, то демократы смогли активно обыгрывать тему ее неопытности в большой политике и непригодности к исполнению обязанностей главы государства – эта тема была актуальной в связи с тем, что Маккейн был старейшим политиком, претендовавшим на пост президента. Что касается демократического кандидата в вице-президенты Джо Байдена, то подобные претензии по отношению к этому опытнейшему сенатору были невозможны.

В-третьих, фигура Обамы – первого чернокожего американца, ставшего кандидатом в президенты США от одной из ведущих партий – резко повысила явку на избирательные участки беднейших слоев населения, в том числе представителей афро-американской общины. Многие из них пришли к избирательным участкам еще до их открытия. Очень высокая явка – преимущественно за счет мобилизации сторонников Обамы – привела к тому, что «эффект Брэдли» (голосование против афро-американца, которое обусловлено расовыми стереотипами и противоречило данным социологических исследований) в данной избирательной кампании не сработал.

В-четвертых, Обама смог создать образ политика новой волны, который способен реализовать стратегию перемен и «освежить» американскую политику, дистанцировавшись при этом от крайних идеологических позиций. Он напомнил многим американцам Джона Кеннеди, также нетрадиционного для американского истеблишмента своего времени кандидата в президенты (первого и пока единственного католика, возглавлявшего США). Неудивительно, что такой кандидат заручился поддержкой большинства лидеров общественного мнения США и медийных ресурсов. Так, голосовать за кандидата-демократа рекомендовали своим читателям не только такие издания, как Washington Post, New York Times или Los Angeles Times, которые традиционно предпочитают демократов, но Chicago Tribune из его родного Иллинойса и техасская Houston Chronicle, которые еще четыре года назад находились на стороне Джорджа Буша. Маккейн на фоне Обамы казался слишком традиционным политиком-республиканцем, не способным обновить политико-экономическую систему страны.

Как и американцы, россияне в большей степени сочувствовали Обаме. По данным «Левада-центра», в поддержку Обамы высказались 27% респондентов, за Маккейна высказались в ходе опроса 15% респондентов. При этом почти треть респондентов (29%) заявила, что не поддерживает ни того, ни другого кандидата, еще столько же участников опроса затруднились ответить. Отвечая на вопрос о том, с какой из основных политических партий США руководство России находит общий язык, более трети респондентов (39%) назвали демократов, 11% - республиканцев. Однако половина россиян (50%) не смогла ответить на этот вопрос. Подобная тенденция характерна для ситуации, когда россияне оценивают выборы в другой стране, однако это особенно усиливается, когда правящей партией в США являются республиканцы, а двусторонние отношения носят наихудший характер за последние годы. Напомним, что в течение большей части президентства Буша-младшего значительная часть российского политического класса, напротив, подчеркивала, что общий язык легче найти именно с республиканцами, но теперь эти представления весьма непопулярны. Другое дело, что и с Обамой отношения, скорее всего, будет крайне непросто выстраивать, так как внешнеполитический курс США на российском направлении в значительной степени носил двухпартийный характер, а Джо Байден во время августовских военных действий на Южном Кавказе был одним из наиболее активных американских критиков политики Кремля.

Победа Обамы может означать, что США во внешней политике будут делать ставку в большей степени на «мягкую силу» в противовес дискредитировавшей себя «жесткой силе», преобладавшей в период президентства Джорджа Буша. Обама пользуется популярностью и кредитом доверия не только в США, но и в «Старом Свете», что показывают как результаты опросов общественного мнения, так и успех его европейского турне в нынешнем году. Другое дело, что если Буш и Билл Клинтон избирались президентами государства, безусловно доминировавшего в мире после краха биполярной системы, то Обаме предстоит более сложная задача. В результате внешнеполитических провалов существенно «проседает» мировое доверие к США в целом, а экономический кризис и вовсе поставил американское доминирование под вопрос. Происходит формирование нового миропорядка с усилением роли альтернативных центров влияния, а самому Обаме предстоит заняться, в первую очередь, разрешением сложных внутренних проблем своей страны и решением болезненного вопроса о порядке и сроках вывода американских войск из Ирака. Это, однако, не отменяет традиционной для демократов активной апелляции к проблемам демократии и прав человека в различных странах, включая и Россию.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net