Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

12.03.2009 | Сергей Маркедонов

Россия – Азербайджан: противоречивая заинтересованность

11 марта 2008 года в Азербайджан с двухдневным визитом прибыл министр иностранных дел России Сергей Лавров. Это - не первый и не последний визит главы внешнеполитического ведомства РФ в Баку. Наверное, в других обстоятельствах на нем можно было бы не останавливаться подробно. Но сегодня двусторонние российско-азербайджанские отношения переживают очередное «охлаждение», хотя обе стороны (каждая по своим причинам) стремятся к «потеплению».

Во-первых, мартовский визит Сергея Лаврова проходит после «оружейного скандала», омрачавшего в течение последних двух месяцев взаимоотношения Баку и Москвы. Напомним, что в первой половине января в азербайджанских СМИ появилась информация о том, что Россия передала Армении безвозмездно оружия и боеприпасов на сумму 800 млн. американских долларов. После публикации этой информации последовали резкие заявления МИД Азербайджана, вызов для разъяснений российского посла в Баку. Москва была вынуждена оправдываться. В свою очередь азербайджанские дипломаты признавали эти оправдания не совсем удовлетворительными. «Оружейный скандал» вызвал также серьезное оживление в национальном парламенте Азербайджана, а также в экспертных кругах, имеющих определенное влияние на власть. Суть этого политического движения была такова: Россия не может считаться объективным посредником в урегулировании нагорно-карабахского конфликта, следует серьезно пересмотреть отношения с Москвой и вообще формат Минской группы. Следует, впрочем, отметить, что орудия главного калибра азербайджанской политики остались тогда незадействованными, поскольку президент Ильхам Алиев при всех разночтениях с Москвой предпочитает не повторять грузинский сценарий в отношениях с соседом.

Во-вторых, Сергей Лавров посещает Баку накануне важного внутриполитического события в Азербайджане. Для действующей власти оно важно не меньше, чем ситуация в Нагорном Карабахе. На 18 марта намечен референдум по поправкам в Основной закон страны. На обсуждение выносятся важные конституционные изменения, которые существенно усилят власть действующего главы государства. До официального прохождения конституционных новелл в Основном законе республики будет существовать положение (зафиксированное в статье 101 Конституции) о том, что «никто не может быть избран президентом Азербайджана более двух сроков подряд». Нововведения же (одобренные парламентом страны в конце прошлого года) предполагают снятие таких ограничений. Согласно конституционным новеллам президент может находиться у власти более, чем в течение двух легислатур. Таким образом, Азербайджан повторяет опыт государств Центральной Азии и отчасти России (которая также пошла по пути пролонгации срока президентских полномочий).

За день до визита глава МИД РФ заявил, что Россия готова поддержать компромиссную договоренность по карабахскому урегулированию, которая устроит все вовлеченные стороны. В очередной раз были сделаны ритуальные намеки по поводу вмешательства в процесс урегулирования других центров силы кроме России. По словам Лаврова, Москва будет против того, чтобы сторонам конфликта навязывались бы рецепты извне. Все это говорит о том, что каких-либо прорывов от визита российского министра на карабахском направлении сложно ожидать. Все дело в том, что сами стороны не готовы к компромиссу, а у Москвы нет ни достаточных ресурсов, ни желания навязать свою волю одной или другой стороне. Армения важна России как стратегический союзник (на ее территории находится военная база в Гюмри).

После фактической потери Грузии для Москвы ресурсы влияния в Армении важны с точки зрения поддержания своего кавказского направления внешней политики. Но в то же время Москве интересен, как минимум, невраждебный Азербайджан, который бы воздержался от повторения грузинского опыта, а также от полного присоединения к позиции Тбилиси в отношении к России. Впрочем, у России есть и свои соображения не только по поводу геополитики, но и внутренней безопасности. Растущая угроза радикального ислама заставляет бережно относиться к соседним государствам, которые готовы совместно противостоять этому вызову. До сих пор Баку такую готовность демонстрировал.

Следовательно, Москва заинтересована в сохранении существующего статус-кво, недопущении (и предотвращении любыми способами) силовой «разморозки» конфликта, равно, как и сохранению влияния, как на Баку, так и на Ереван. Скорее всего, в Москве прекрасно понимают издержки такой политики. И Армения, и Азербайджан бывают одинаково недовольными «половинчатой политикой» Кремля, каждый с подозрением и опасением относится к визитам высокопоставленных российских чиновников в «чужую столицу». В этой связи практически стопроцентно можно гарантировать, что визит Сергея Лаврова от 11-12 марта вызовет, если не на официальном уровне (здесь возобладает политическая корректность), то уж точно на экспертном, серьезное недовольство в Ереване. Но такова цена вопроса сохранения (и поддержания) статус-кво, которое видится наилучшим выходом из ситуации не только в Москве, но и в Вашингтоне тоже (хотя официально об этом американские дипломаты предпочитают не говорить).

В этой связи важно понять, что при всех разночтениях Москва и Баку стремятся не переходить некие «красные черты». Этим объясняется и пассивность Ильхама Алиева, спустившего «оружейный скандал» на политиков и чиновников более низкого уровня. Этим объясняются и те заявления, которые прозвучали во время визита в азербайджанскую столицу руководителя российской президентской администрации Сергея Нарышкина в конце нынешнего февраля. В предпоследний день зимы Сергей Нарышкин заявил: «Азербайджан - наш главный партнер в регионе, как в экономической, так и в политической сфере». По словам Нарышкина, «за последние годы между руководителями двух стран были проведены диалоги на самом высоком уровне. Этот диалог позволяет еще больше развивать наше сотрудничество…» Цель подобных заявлений очевидна. Баку необходим месседж: мы заинтересованы в Вас, давайте сворачивать возникшие публичные противоречия.

Но заинтересованность руководства Азербайджана в России не меньшая. Мягко говоря, конституционные новеллы в политическом сообществе самого Азербайджана воспринимаются неоднозначно. Да, оппозиция сегодня слаба, неорганизованна, в ней нет ярких лидеров. Но руководство не может не видеть опасности в таком неоднозначном шаге. В случае форс-мажорных обстоятельств (а финансовый кризис таковых не исключает) власть, продлевающая свои полномочия, приобретает не только выгоды, но и дополнительную ответственность, и новые риски. Любому лидеру для проведения такой меры требуется международная поддержка. С этим у Баку также есть проблемы. Бюро Конгресса местных и региональных властей Совета Европы 2 марта 2009 года призвало власти Азербайджана отложить референдум по внесению изменений в Конституцию страны. По мнению и.о. президента Конгресса Яна Микаллефа, новеллы не соответствуют положениям Европейской хартии местного самоуправления. Критические стрелы в адрес официального Баку содержатся и в ежегодном докладе Госдепа США по правам человека. В этом плане Москва вполне может помочь официальному Баку. Так Кремль уже делал не раз. В 2005 и в 2008 гг. во время парламентской и президентской кампании Москва поддерживала Ильхама Алиева. 18 марта 2009 года Кремль (который все сильнее увязывает свою политику с тем, чтобы насолить Вашингтону) вполне сможет выразить одобрение официальному Баку и конституционным поправкам. В этом случае Азербайджан ничем не рискует. Его энергетическая роль все равно заставит и США, и ЕС искать дружбы у политической элиты в Баку. Здесь поддержка России не вызовет белорусских сценариев. И Кремль в очередной раз может удовлетворить свои комплексы. В этом случае, есть правда, некоторый риск оттолкнуть от себя общественные настроения внутри Азербайджана. Они будут (обоснованно или нет - другой вопрос) связывать укрепление «узбекистанских тенденций» внутри страны с ролью Москвы. Но об этом, в российском руководстве, думают не слишком часто.

Таким образом, российская политика на азербайджанском направлении является противоречивой. С одной стороны поддержание статус-кво в Нагорном Карабахе может быть отнесено к числу важных достижений. Слишком дорого обходятся и Южному Кавказу, и России «разморозки конфликтов» силовым путем. С другой стороны, безоглядная поддержка официальных властей и местных разновидностей «суверенной демократии» превращает Россию на постсоветском пространстве в символ архаики и консерватизма (не в лучшем смысле этого слова). Все это формирует антироссийские настроения внутри постсоветских стран, потому, что с Москвой у представителей общественных движений, ищущие интеллектуалы не ассоциируются развитие и модернизация. Но самое главное не в этом. Поддерживая «суверенных демократов» во всем СНГ от Узбекистана до Армении, от Таджикистана до Азербайджана, от Киргизии и до Белоруссии, Москва практически никогда не получала столь необходимой поддержки в трудные и важные для нее моменты. Наиболее наглядное тому свидетельство- поведение членов ОДКБ во время «пятидневной войны». А потому, поддерживая конституционные новеллы в прикаспийском государстве, не нужно испытывать иллюзий и ждать в новый час-икс помощи из Баку.

Сергей Маркедонов - заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net