Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

04.06.2009 | Игорь Бунин

Пикалево: системные проблемы

Сейчас много говорят о том, что события в Пикалево могут иметь демонстрационный эффект для других моногородов, в которых сложилась сходная или чуть лучшая ситуация. И что это станет серьезной проблемой для социальной политики государства. Помочь в рамках ручного управления жителям одного города можно, пятнадцати – наверное, тоже. А дальше?

Для справки. По данным Института региональной политики, в России в 2008 году насчитывалось 460 моногородов (то есть городов с одним направлением специализации и одним или несколькими градообразующими предприятиями). Это 40% от всех городов страны; в них проживает 25% населения и производится примерно 40% ВВП. Эти цифры без дополнительных комментариев демонстрируют масштаб существующей угрозы.

Но есть еще одна серьезная проблема, которую высветили события в Пикалево. Это крайне замедленная, неэффективная реакция управленческой системы, неумение действовать на опережение. Такие действия являются необходимыми для проведения успешной социальной политики. В противном случае у людей действительно может создастся впечатление, что решения принимаются не в результате разумного компромисса, уверенной в себе властью, полностью контролирующей ситуацию, а в виде уступок, которых можно добиться силой. Например, ворвавшись в здание местной администрации или перекрыв федеральную автотрассу.

Рассмотрим подробнее пример Пикалево. Все три предприятия в городе не работают с декабря. Долги по зарплате в настоящее время достигли десятков миллионов рублей. Однако сколько-нибудь серьезное внимание к проблемам города было привлечено лишь после того, как в мае в нем из-за долгов отключили горячую воду и люди через несколько дней бросились штурмовать мэрию. Это произошло 20 мая; причем сделали они это после того, как никто из чиновников к ним не вышел, не нашел простых человеческих слов, чтобы успокоить людей. Отключение вызвало эффект «броненосца Потемкина», когда очередное решение, принятое без учета социальной психологии, привело к взрыву. В принципе, в городе, где не платят зарплату, таким решением могло быть практически любое, ухудшающее жизнь людей.

После этого начали приниматься какие-то решения – городу были выделены средства из областного бюджета (явно недостаточные для того, чтобы восстановить социальную стабильность, но большего количества средств у региона, видимо, просто нет; бюджеты субъектов Федерации сейчас трещат по швам). Депутаты внесли в Думу законопроект о национализации пикалевских предприятий, который до этого только находился в стадии разработки. Сам вопрос о полезности национализации спорен – должно ли государство принимать на себя груз массы «плохих активов», который может только нарастать, хватит ли у него управленческих технологий, чтобы вывести предприятия из состояния фактического банкротства. Однако важно и другое – конкретные действия (правильные или нет – покажет время) стали предприниматься, только когда «петух клюнул». Неудивительно, что за две недели сделать удалось немного, а терпение людей уже находилось на исходе. Отсюда и перекрытие федеральной трассы, вызвавшее 400-километровую пробку. Пришлось вмешаться центральной власти, взявшей инициативу в свои руки.

Почему же государство не реагировало (либо реагировало слабо и недостаточно) на очевидные проблемы? Проще всего найти «козла отпущения» в бизнесе, проявившем себя социально безответственным. Но это только часть ответа на вопрос. В настоящее время возможности серьезного общественного диалога минимизированы. Неформальные лидеры, возглавляющие социальные протест, воспринимаются не только предпринимателями, но и чиновниками как фактор дестабилизации, нарушающий спокойствие в период кризиса. Различные уровни власти перекладывают ответственность друг на друга и боятся проявлять инициативу, которая может быть «наказуема». Отсутствует способность к политическому поведению, которое подменяется бюрократической логикой, стремлением замолчать проблемы или принизить их значимость. Есть серьезные основания полагать, что если бы вопрос о ситуации в Пикалево был бы вынесен на федеральный уровень раньше (например, местными законодателями), то их, скорее всего, обвинили бы в паникерстве с соответствующими организационными выводами.

Для противодействия социальным последствиям кризиса недостаточно «наказать виновных» в конкретном провале. Надо выстроить систему общественного диалога, позволяющую действовать на опережение, не допуская перехода социальных конфликтов в острую фазу. Привлекать к участию в нем представителей различных организаций, в том числе и «неудобных», но пользующихся реальным влиянием, способных эффективно действовать в сложной ситуации. Необходимо, чтобы депутаты различных уровней в постоянном режиме и гласно занимались этими вопросами (в конце концов, они избранники народа), а не приезжали «тушить пожар», когда он уж вспыхнул. Если такие меры будут приниматься системно, есть возможность избежать цепной реакции, вызванной пикалевскими событиями.

Игорь Бунин, президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net