Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

03.07.2009 | Борис Макаренко

Политическая система: идеологическая суета

Несколько месяцев назад Институт общественного проектирования (ИНОП), близкий к либерально-консервативному клубу «Единой России», предложил мне написать аналитический доклад о состоянии партийной системы России. Вместе с еще 14 исследованиями он должен был лечь в основу масштабного труда ИНОПа о состоянии политической системы России в 2008 г., презентация которого состоялась 10 июня.

По сути, представлялась обобщающая часть доклада, надстроенная над 15 тематическими докладами. Она, по заверениям руководителей ИНОПа, претендовала на ломку «традиционных подходов» (за что, правда, руководители ИНОПа извинились перед авторами) и предложение собственной методики оценки политической системы по «более чем десяти» параметрам. Правда, такой методики я в обобщающей части не увидел, но больше меня озадачило другое: конкретики о российской политике в прошлом году в 56-страничной брошюре не так много. Зато изрядный раздел посвящен, например, урокам российских модернизаций при Иване Грозном и Петре Великом. Занятно и приведенное в докладе пространное рассуждение (стр. 19-20) про то, что если бы в Первой мировой войне победила Германия, то современную политическую науку на Западе создавали бы почтенные немцы, а не какие-то там англосаксы со своей демократией, «специфическим опытом геополитически изолированных» Англии с Америкой. Насчет «специфичности»: в современном мире десятки демократий, не все хорошие, все разные, но основывающиеся на общих фундаментальных принципах. Насчет достопочтенных немцев: хвалимые авторами ученые из проигравшего лагеря — Макс Вебер, Йозеф Шумпетер, Карл Поланьи и многие другие занимают более чем достойное место в пантеоне «англосаксонской» политологии.

А какое все это имеет отношение к политической системе России 2008 г.? Да самое прямое: авторы как бы утверждают, что если бы законы механики открыл не англосакс Ньютон, а какой-нибудь почтенный немец, то по тем законам, может быть, удалось бы доказать, что «Лада» более качественная машина, чем «Роллс-Ройс». Если привычная политология не дает оснований охарактеризовать российскую политическую систему положительно, то тем хуже для политологии. В основу одного из разделов обобщающей части положена теория «аудиторной демократии», описывающая, как в эпоху информационной революции меняются коммуникации между политиками и обществом. Она объявляется едва ли не отменой всего политологического знания о партиях. Этот постулат, естественно, наповал убивает подготовленный промежуточный доклад о политических партиях (зачем? Они же теперь не нужны). Сомневаюсь, что автор этой теории — французский политолог Бернар Манен (не англосакс, хотя и преподает в Нью-Йорке!) согласился бы с такой трактовкой: его выводы крайне осторожны и неоднозначны, но как красиво при помощи поставленной с ног на голову одной политологической книжки объявить, что Россия объедет по кривой эту устаревшую западную демократию.

Многие выводы доклада ИНОПа интересны. И интересность эта — в их противоречивости, порой имплицитной, но иногда и прямой. Вот, например, находим в докладе такое предложение: «У России есть возможность и желание <...> приблизиться к совершенству — переформатировать, подремонтировать, отладить механизм представительного правления, чтобы не краснеть перед потомками» (стр. 56). Значит, достигнутые результаты политического развития России должны вгонять нас в краску? Значит, надо срочно демократизироваться? Боже упаси! Вот другая цитата: «Материалы доклада <...> и любая объективная информация дают основания считать вредным и безосновательным расчет на распространение практик либеральной демократии в России в актуальной перспективе» (стр. 6). Во-первых, большая часть из 15 подготовительных аналитических материалов доклада ничего подобного не утверждает, за что и заклеймена в предисловии как порождение «традиционных подходов», которые обобщающая часть доклада новаторски преодолела. Во-вторых, позволено ль спросить, каких таких «практик»? Либеральная демократия в современном понимании (на неспособность авторов ИНОПа отследить эволюцию этого понятия указывал во время презентации доклада Андраник Мигранян) — это свободные выборы, верховенство права, подотчетность власти народу, кстати, и good governance, что созвучно близкому авторам ИНОПа понятию «эффективность управления». Получается, что либерально-консервативное крыло «Единой России» считает эти «практики» либо недостижимыми, либо вредоносными для России. Страшно даже представить себе, что же тогда думают о демократии нелиберальные депутаты «Единой России».

Такие противоречия в докладе кажутся неразрешимыми. Единственное объяснение — физиологическая неприемлемость для всего российского околоофициоза понятий «либерализм» и «демократия», тем паче употребленных вместе. Что взамен? Два часто повторяемых в этих кругах постулата — «эффективное государство лучше неэффективного» и «демократию нельзя навязать силой и извне» — особой оригинальностью не блещут. Поэтому в качестве главного рецепта от всех невзгод провозглашается эффективность госуправления (с логичными расширениями в виде укрепления правовых основ государства, развития гражданского общества и т. п.). А механизмом запуска такого обновления системы видится ИНОПу ни в коем случае не демократизация, а развитие «лидерства». Вспомним теоретика «суверенной демократии»: «В нашей политической культуре личность и есть институт» (В. Сурков. «Русская политическая культура. Взгляд из утопии»). Творчески развивая эту мысль, авторы доклада не исключают, что один избранный лидер «сможет выражать все электоральные ожидания» (стр. 36). Утверждение настолько сильное, что нет слов для комментариев.

Но у нас есть надежда! Как рассуждал на презентации один из руководителей ИНОПа, был в России один лидер, теперь их два. Стоит им двоим назначить еще 50-70 лидеров, расставить по местам — и такой гвардии станет «по силам вытянуть структурные институты» (стр. 12). Благо что, например, «обе палаты парламента как раз в расширении политического лидерства <...> и нуждаются» (там же).Позволим себе напомнить ИНОПу его любимого «неанглосакса» Макса Вебера: «Хороший парламент рождает хороших лидеров, плохой — демагогов и карьеристов». А «хороший парламент» по Веберу — тот, где есть конкуренция и борьба, и хороший лидер только в такой борьбе и рождается. Следовательно, парламент должен перестать быть «не местом для дискуссий». Как ни крути, без демократизации, без политической конкуренции не обойтись. Как не обойтись без открытости и соревновательности в борьбе с коррупцией, становлении независимого суда, создании мотивов для инновационной деятельности.

Именно так ставил проблему доклад Института современного развития «Демократия: развитие российской модели», опубликованный в ноябре 2008 г. Его авторы, среди которых и ваш покорный слуга, намеренно (заслужив за это критику из либерального лагеря) описывали демократию не как идеологическую, а как инструментальную ценность, необходимую для решения модернизационных задач, перехода к новому качеству государства и общества. Мы рады, что на основе этих тем в России развернулась идеологическая полемика: это вполне здоровое явление, поэтому давайте искать конструктив.

Независимо от того, какие идеологические пристрастия и табу присущи некоторым авторам, есть вещи, которые мало кто в России будет отрицать: нужно эффективное государство, нужен независимый суд, нужны сильные лидеры (во множественном числе). Можно ли этого достичь без «практик либеральной демократии»? Отказ от их употребления во имя стабилизации уже довел систему до того, что если она (цитируя доклад ИНОПа) «будет просто продолжать стоять — то непременно рухнет» (стр. 27). Хороша стабильность! Все это сильно напоминает старый детский анекдот: «Строили мы, строили и, наконец, построили… Махмуд, поджигай!» Давайте не будем рисковать будущим России. Попробуем, как призывал Дмитрий Медведев в своем послании Федеральному собранию, «доверять все большее число социальных и политических функций непосредственно гражданам», повышать уровень и качество народного представительства во власти. Не хотите называть это «практиками либеральной демократии» — не называйте. Только не мешайте России становиться демократичнее.

Борис Макаренко — председатель Правления Центра политических технологий

Материал опубликован в газете «Ведомости» 3 июля 2009 года

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net