Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

До губернаторских выборов в ряде регионов России осталась неделя. Главный вопрос, захвативший повестку вокруг единого дня голосования, – вероятность второго тура. 27 августа РБК со ссылкой на источники, близкие к Кремлю, опубликовал данные закрытых социологических исследований, проведенных для администрации президента, по результатам которых рейтинги всех врио губернаторов, участвующих в предстоящих 8 сентября выборах, позволяют им победить в первом туре.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

06.07.2009 | Татьяна Становая

«Перезагрузка» - это не просто нажать на кнопку

Главное, что бросается в глаза при анализе нынешнего первого визита президента США Барака Обамы в Москву – это чрезмерно завышенные требования. Наблюдатели и СМИ пессимистично выносят приговор: «перезагрузка» не удастся, так как ни о чем договориться не получится. И здесь же перечисляются наиболее сложные проблемы: разногласия по СНВ, расширение НАТО, ПРО в Чехии и Польше, отстаивание Россией сфер влияния на постсоветском пространстве. Разочарование у многих скептиков вызывает и тот факт, что по СНВ будет подписан некий политический документ, а не юридически обзывающее соглашение. В преддверии визита оптимизм неожиданно сменился большой долей пессимизма. Однако насколько уместно предъявлять к российско-американскому саммиту столь завышенные требования? «Перезагрузка», по аналогии с компьютерной, вряд ли может быть одномоментной. Это длительный и трудный процесс, который только предстоит обеим странам и важно только одно – готовность обеих стран к диалогу. Причем эта готовность сохраняется в самых непростых для двусторонних отношений условиях.

Во-первых, на сегодня вряд ли кто станет спорить с тем, что главная проблема двусторонних отношений – отсутствие доверия. Это объективная реальность, в условиях которой и приходится «перезагружать» отношения. Сегодня и Россия, и США вынуждены смириться с тем, что все обсуждаемые вопросы априори будут восприниматься в контексте противостояния и конкуренции двух держав. Улучшение уровня доверия вряд ли может стать одной из краткосрочных задач «перезагрузки». Скорее это то, что можно получить на выходе, спустя несколько лет, после того как сторонам удастся найти позитивную для обеих сторон повестку дня.

Собственно главная задача России и США сегодня – научиться взаимодействовать и выстраивать диалог в условиях недоверия. Это и будет та самая трезвая оценка потенциала «перезагрузки» и именно с этой точки зрения нужно оценивать успешность или провальность саммита. Уже сейчас видно, что «перезагрузка», несмотря на некоторые сбои, все-таки начинается. Главное здесь - это наличие политической воли обеих стран к решению двусторонних проблем и задач. Это, надо признать, главное достоинство и завоевание Белого Дома после прихода Барака Обамы. При Буше-старшем вместо диалога был монолог обозленной России, которая от неспособности быть услышанной разразилась в феврале 2007 года знаменитой «мюнхенской речью». Сегодня диалог восстановлен. Причем происходит его институционализация: по итогам визита будет объявлено о создании межгосударственной комиссии по аналогии с комиссией «Гора-Черномырдина». Интенсифицируются контакты, что создает необходимую инфраструктуру «перезагрузки». С этой точки зрения, нынешняя встреча двух лидеров – это попытка придать диалогу новый политический импульс.

Во-вторых, на фоне отсутствия доверия обе стороны, надо признать, неравноправны. Можно сколько угодно раз говорить, что США готовы воспринимать Россию как равноправного партнера или Россия может сотни раз к этому призывать, но объективность такова, что диалог строится между сильной Америкой и более слабой Россией, а инициатива находится в руках первой. Это тоже важно понимать, оценивая итоги саммита.

США нужно продвинуться в проблемах СНВ, Афганистана и Ирана. Это, по сути, потенциально позитивная повестка дня – темы, по которым много общего. Россия приглашается на роль партнера, союзника – страны, которая может сыграть особую роль в решении ключевых международных задач. И надо сказать, что Россия совсем не против. Кремль дает понять, что по СНВ перспектива заключения соглашения достаточно хороша, будет соглашение и по транзиту в Афганистан. По Ирану также на самом деле много общего в позициях России и США, но Москва «придерживает» этот козырь для отставания своих более «провальных» тем, таких как ПРО и НАТО.

В условиях равноправия договориться по этим темам было бы намного проще. При неравноправии и объективной ограниченности России в отстаивании своих интересов, она может де-факто только предложить обмен: готовность продвигаться по важным для США темам в обмен на готовность США учесть интересы России по другим темам. В итоге «перезагрузка» происходит в условиях, когда у США доминирует позитивная повестка дня, а у России – негативная. США концентрируется на темах, способных объединить, а Россия – на разрешении разногласий.

В-третьих, «перезагрузка» происходит в условиях, когда основные позиции обеих стран не пересмотрены. Пока со стороны США есть только два (или уже два?), важных новационных шага, о чем говорилось – это восстановление диалога и готовность договариваться о новом соглашении о сокращении СНВ. В остальном – позиции не пересмотрены. По ПРО и НАТО Белый дом уже четко дал ответ: «право вето» Россия не получит. Даже если будет принято решение «заморозить» проект развертывания третьего позиционного района в Восточной Европе, это будет решение, основанное не на требованиях России. Сохраняется и важный элемент idealpolitik – от России требуется сохранение определенного уровня демократии и защиты прав человека. Причем США позиционируют это как часть встречного движения по «перезагрузке».

Можно тут сколько угодно рассуждать, на чью аудиторию это распространяется и насколько мог или не мог Обама говорить о Ходорковском, но факт остается фактом – США не отказываются (и не имеет значения, не хотят или не могут) от политики главного двигателя демократии в мире. Точно также вне зависимости от того, в какой степени Москва будет понимать мотивы этой политики, ее всегда это будет раздражать и мешать «перезагрузке». Это было хорошо видно по двум «сбоям», которые уже произошли.

Первый сбой – это заявление Барака Обамы в интервью AP о том, что Путин стоит одной ногой в прошлом, другой в будущем. Премьер России раздраженно ответил, что Россия не умеет стоять «раскорячку». Это был ответ не на укор в свой адрес. Это был ответ на попытку Обамы выделить Дмитрия Медведева как более удобного для США лидера, попытку провести линию между двумя участниками тандема. Притом, что сегодня внешняя политика определяется обоими.

Второй сбой – это отказ Дмитрия Медведева приходить на гражданский российско-американский форум, где было предусмотрено совместное участие двух президентов. Сегодня «Коммерсант» сообщил со ссылкой на источник в Кремле, что российский президент не нуждается в американском посреднике для общения с гражданским обществом. Скорее всего, такой «демарш» – результат невозможности согласовать форматы и участников общественных, политических объединений, с которыми хотел бы встретиться Обама. Обаме, в отличие от своего предшественника Джорджа Буша, нужно доказывать, что он уделяет много внимания проблемам демократии в России и не идет на необоснованные уступки Кремлю. Отсюда и более радикальный выбор в пользу общения с внесистемной оппозицией – глава Белого Дома увидится не только с системной оппозицией (СПС, «Яблоко», КПРФ), но и внесистемной – Борисом Немцовым и Гарри Каспаровым. Судя по реакции Кремля, Медведев был разочарован невозможностью убедить Обаму отказаться от общения с «радикалами». Таким образом, получается, что в преддверии этой исторической встречи Белый дом, хотел оно того или нет (скорее всего, нет), «зацепил за живое» и Путина, и Медведева.

Эти сбои скорее поучительны и позволяют более трезво оценивать ситуации не только наблюдателям, но и самим участникам переговоров. Постепенно формируется понимание, на «собственной шкуре» ограничителей «перезагрузки». Оно скорее снимет излишний оптимизм, чем затруднит диалог – ведь главное – наличие политической воли.

Отсюда главный вывод – нынешняя встреча лишь один из политических шагов к построению нового уровня диалога и никак не больше (хотя и это очень много). С содержательной точки зрения, диалог будет эффективным только при условии готовности США выйти на договоренности по СНВ одновременно с договоренностями по ПРО. США пока признают важность этой темы для России. Однако позиция здесь достаточно жесткая и многое будет зависеть от готовности США пойти России навстречу. Именно решение проблемы ПРО может стать главным «стержнем» «перезагрузки», реально влияющим на фундамент отношений – степень доверия между двумя странами.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net