Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

13.07.2009 | Сергей Маркедонов

Стратегия миротворческого ускорения

В июле 2009 года началось новое обострение миротворчества на нагорно-карабахском направлении. Сразу же после завершения саммита «Большой восьмерки» 19 июля появилось совместное заявление трех президентов США, России и Франции, посвященное принципам разрешения многолетнего конфликта. В тексте заявления шла речь об «обновленной версии» Мадридских принципов, рекомендованных тремя странами (являющимися, начиная с 1997 года сопредседателями Минской группы ОБСЕ) для Армении и Азербайджана. Сама тональность совместного заявления напоминала ультиматум. Баку и Еревану ради «будущего стабильных и процветающих» стран Южного Кавказа и «региона в целом» рекомендовалось принять «обновленный» Мадридский проект. Речь идет о некоей компромиссной формуле, впервые предложенной в 2007 году для саммита ОБСЕ в Мадриде.

Однако на этот раз дежурным заявлением дело не ограничилось. Страны- сопредседатели Минской группы попытались дать понять конфликтующим сторонам, что «караул устал», а потому и Баку, и в Ереване надо ускорить продвижение к «миру и прогрессу». 11 июля 2009 года с краткосрочным визитом столицу Армении прибыл первый заместитель Госсекретаря США Джеймс Стейнберг. Столь высокие гости просто так в страны постсоветского пространства не ездят (тем паче не проводят встречи с президентами). Первый заместитель руководителя Госдепа выразил надежду на то, что армянские власти будут предпринимать шаги по направлению к урегулированию конфликта. Более того, Джеймс Стейнберг публично «восхитился усилиями о урегулированию нагорно-карабахского конфликта, что важно не только для Армении или Азербайджана, но и для всего южно-кавказского региона». Интересен также и специальный прогноз от Стейнберга по поводу того, что уже на следующей неделе «будет заметен определенный прогресс на переговорах по Карабаху».

Полон оптимизма и российский президент Дмитрий Медведев. По его словам, «количество нюансов, по которым еще предстоит договориться, все меньше и меньше. Это (нагорно-карабахский конфликт) не что-то такое, что будет решаться еще десятилетиями. Я считаю, что здесь можно будет достигнуть результата». Российский президент считает также, что его армянский и азербайджанский коллега «неплохо друг друга слышат и понимают».

Практически синхронно с визитом высокопоставленного дипломата из Вашингтона в Армению в США гражданин Фредерик Бурк, бизнесмен, основатель компании «Dooney & Bourke» был признан виновным в дате взяток азербайджанским властям в 1998 году. И это притом, что многие факты, мягко говоря «особых отношений» американских дипломатов и бизнесменов с властями прикаспийской республики ранее особо не светились. Конечно, судебная власть в США не похожа не аналогичную структуру в Азербайджане, Армении или в России. Однако такие «параллельные места», как публикация совместного заявления трех президентов по Карабаху, визит первого заместителя госсекретаря в Ереван и антикоррупционное дело по теневым связям американского бизнесмена и азербайджанских властей (притом, что наказание будет озвучено позднее), наводят на определенные размышления.

А суть этих размышлений такова. «Великие державы» снова решили быстро «покончить с проблемой». Кто там говорит о том, что «реальная политика» сдана в архив, а секретная дипломатия- это предмет для изучения историков? Снова, как и в недавнем прошлом на Балканах или на Ближнем Востоке, «большие страны» стремятся к тому, чтобы «закрыть вопрос», мешающий им сосредоточиться на более важных стратегических проблемах. У каждой из сторон есть свои аргументы и своя мотивация. Для новой американской администрации важно показать, что провозглашенный «реалистический» и «прагматический» курс- это не просто отвлеченная философия, но и определенные позитивные результаты. Вашингтону важно продемонстрировать, что он не только готов к «окончательному решению» афганской проблемы, но и к компромиссам и уступкам. Тем более что он сам в Карабахе никаких уступок делать не будет. Это сделают страны, находящиеся еще в «исторической фазе развития», а не живущие в постмодерне. А потому считаться с их эмоциональными переживаниями и идентификационными травмами не стоит. Идея прогресса окупит все. Для России же важно показать своим партнерам в Брюсселе, Вашингтоне, столицах стран СНГ, что Москва не пытается по-настоящему превратиться в страну-ревизиониста. Кремль всеми силами пытается доказать, что случай с Южной Осетией и Абхазией был уникальным, и этот опыт ни в коей мере не будет экспортирован в Нагорный Карабах, Крым или в Приднестровье. В этом плане у Москвы есть определенная традиция - Московская Декларация, совместное заявление трех президентов, посредническая деятельность. Таким образом, Москва, как и Вашингтон пытается доказать: мы можем не только воевать, но и мирить. В случае с Карабахом «замирение» чрезвычайно важно двум сторонам. Это- материализация объявленной «перезагрузки». Кто там сомневался в том, что две сверхдержавы могут договориться? Совместное заявление президентов, добрая воля в деле примирения «малых сих»- прекрасное доказательство того, что дух «холодной войны» отброшен, а атмосфера доверия торжествует. И у Франции также есть свои резоны. Возможно, они более скромные, но, тем не менее, они есть. Париж еще в ходе «пятидневной войны» успешно вошел в роль «честного брокера». О плане Медведева-Саркози (на Западе его часто называют просто планом Саркози или Саркози - Медведева) говорят до сих пор и в ПАСЕ, и в Европейском парламенте, и в Госдепе, и на Женевских консультациях по Закавказью. И хотя в реальности сам этот документ был не до конца согласован, существует в разных версиях, его воспринимают, как некий легитимный компромиссный проект мира в Грузии. И эту роль Париж теперь пытается играть и в Нагорном Карабахе.

Естественно, до реальной Армении, Азербайджана и Нагорного Карабаха «великим державам» дела нет. И это понятно, слишком разными являются базовые интересы сторон. Здесь никому ни на кого не следует обижаться, надо принимать данность мировой политики, такой, каковой она была раньше, и каковой (несмотря на политически корректное лицемерие) она остается. Для крупных игроков локальные конфликты - это головная боль, которая мешает сосредоточиться на главном. От нее следует избавляться, как можно скорее. Для малых же стран региона конфликт- это не гражданский правовой спор. Это- конфликт националистических проектов, воображаемых географий, идентичностей, проектов государств. Это реальные жертвы этнических чисток, войны, настоящие беженцы, вынужденные переселенцы, инвалиды, разрушения, которые для мировых столиц не более чем статистика. И снова повторимся. Это не плохо и не хорошо, таковы правила игры.

Но, признавая эти правила (как реальность, не более того), надо признавать и издержки такого «дистанционного миротворчества». Мы его недавно видели (и продолжаем видеть сегодня) на Ближнем Востоке. После краха СССР США решили, что односторонняя поддержка Израиля стала явным анахронизмом, а потому региональный конфликт надо поскорее разрешить, не вдаваясь в многочисленные нюансы, которые могут при таком «ускоренном решении» возникнуть. Вспомним, с каким энтузиазмом принимались т.н. «Oslo Accords» (Соглашения в Осло, август 1993 года), названные официально «Declaration of Principles on Interim Self-Government Arrangements или Declaration of Principles», а затем Вашингтонская Декларация о принципах (от 13 сентября 1993 года). Тогда еще никто не планировал электоральных успехов «ХАМАС», гибели архитектора мира Ицхака Рабина от рук «своих же», а не арабских террористов, девятого вала террористической активности против Израиля, интифады Аль-Аксы, второй «ливанской войны», операции «литой свинец» со всеми ее перегибами и прочее. Тогда миротворческий энтузиазм перекрывал все скептические соображения о необходимости отказа от «финального решения проблемы», базирующегося на принципах, в пользу пошагового продвижения к миру.

Похоже, что уставшие от переговоров три столицы, также решили предложить компромиссный вариант, одни пункты которого противоречат другим. Удивительно, что даже формулировки соглашений в Осло и «Мадридских принципов» напоминают друг друга. В одном случае речь шла о «временном статусе» Палестины, в другом про «временный статус» и «самоуправление» Нагорного Карабаха. В случае с Ближним Востоком оказалось, что здесь все временно, кроме самого конфликта.

В самом деле, трудно начать строить мир, если один пункт «Мадридских принципов» (обновленных «заявлением трех») предполагает передачу оккупированных армянскими силами районов под контроль Баку, а другой требует выстраивания коридора между непризнанной НКР и Арменией. Проблема же в том, что до военных действий Карабах был анклавом и сухопутной связи с Арменией не имел. Не понятно ничего и с «временным статусом» Карабаха, разрешающим там «самоуправление». Это что-то наподобие Палестинской автономии при Израиле (автономия может быть только при каком-то государстве, но не сама по себе)? Или же речь идет о де-факто признании независимости? Но тогда зачем дается референдум для определения окончательного статуса спорной территории? И кто будет его участниками, только нынешнее население НКР или же включая и довоенное азербайджанское? Признавая права всех беженцев, «Мадридские принципы» не дают ответа на вопрос: «Означает ли это получение прав только для азербайджанских беженцев или же оно распространяется и на армян бежавших в 1988-1990 гг., то есть формально до войны из Баку и Кировобада (Гянджи)?

Но, похоже, в эти нюансы нет особого желания входить. Сегодня, говоря словами пресловутого Артура Невелла Чемберлена, три великие державы «привезли мир» для Баку и Еревана. Однако этот привезенный мир интерпретироваться будет в Армении, Азербайджане и в Нагорном Карабахе. И, скорее всего, данная интерпретация будет походить не на политически корректные комментарии на саммите «Большой восьмерки», а на действия ближневосточных политиков. Лично мне трудно себе представить, кто отдаст приказ на вывод армянских подразделений из Агдамского района (геополитически очень важного для Карабаха, т.к. он врезается клином в территорию этой де-факто республики). Трудно также представить себе тех представителей Баку, которые согласятся на признание «временного самоуправления в Карабахе». Фактически это будет означать признание тех выборов, которые там проводятся. Какие же выборы без самоуправления и самоуправления без избирательных кампаний? Таким образом, следует надеяться на то, что стратеги нового миротворческого «ускорения» быстро охладеют к своей собственной плохо проработанной инициативе. Такое уже не раз имело место в новейшей истории. Хотя, увы, истории известны и другие случаи, когда желание мира без понимания реальностей мирного процесса приводило к совсем иным результатам, нежели планировались изначально.

Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net