Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

27.08.2009 | Елена Супонина

Нужна ли России иракская нефть?

Иракское министерство нефти, как и обещало, приступило ко второму этапу проведения тендеров по разработке нефтегазовых месторождений страны. Он продлится несколько месяцев, а результаты появятся в лучшем случае к концу года. На кон выставлено 10 месторождений, из них шесть разработанных и четыре неизведанных поля.

Предварительный отбор для участия в этом раунде прошли 45 иностранных компаний. Каждая из них официально заплатила иракским властям минимум 10 тысяч долларов за «билет» для участия в конкурсе. При прежнем иракском режиме эта сумма редко достигала 500 долларов, и даже если учесть, что еще часть денег уходила на взятки местным чиновникам, траты на тендер не были столь велики, как сейчас.

А сейчас еще нужно обязательно выкупить тендерную документацию, стоящую от нескольких сотен тысяч до полумиллиона долларов, и понести другие расходы. Так что иракские власти только на проведении каждого конкурсного раунда зарабатывают от полутора до двух с половиной миллиардов долларов.Тем не менее, многие компании пока считают, что эта овчинка стоит выделки. И это несмотря на то, что первый раунд в конце июня этого года разочаровал зарубежных специалистов, в том числе претендующие на добычу иракской нефти российские компании. Это, в первую очередь, «ЛУКОЙЛ», а также «Газпром», «Газпром нефть», «Роснефть» и «Татнефть».

Тогда иракцы объявили ценовые условия в последний момент, и выяснилось, что иностранный подрядчик на каждом барреле добытой нефти заработает лишь несколько долларов. Может, это окажется в итоге и неплохо, но при нынешней мировой цене около 70 долларов за баррель такое предложение кажется малопривлекательным. Багдад не идет на заключение соглашений о разделе продукции и настаивает на подписании с иностранцами сервисных контрактов по обслуживанию месторождений. Кроме того, иракцы жестко ограничивают сумму выплат, предназначенных в будущем для компенсации затрат, понесенных иностранцами при разработке нефтяного поля. Когда в июне на конкурс выставлялось крупное месторождение Румейла (это на юге страны, где при Саддаме Хусейне активно работали российские специалисты), то лимитом для компенсации затрат была сумма не более 2 долларов за добытый баррель. Зарубежные эксперты, в том числе британцы и китайцы, пытались убедить иракцев в нереальности такой цифры, считая минимально возможным потолок в 4 или 5 долларов.В результате большинство компаний, включая россиян, отказались от продолжения участия в первом раунде тендера. Только по одному из восьми выставленных проектов (речь шла о шести нефтяных и двух газовых месторождениях) – как раз по Румейле – был назван победитель. Им стал британо-китайский консорциум в составе «Бритиш петролеум» (BP) и «Китайской национальной нефтяной корпорации» (CNPC). Остальные проекты так и остались невостребованными.

Официально так и не было объявлено, на каких условиях иракцы договорились с победившим консорциумом. Есть предположения, что британцы и китайцы хотя и добились уступок, однако согласились работать по жестким правилам, лишь бы закрепиться в Ираке. Это очень богатая нефтью страна и одно из немногих мест в мире, где могут быть обнаружены еще неразведанные запасы. Иракский кусок выглядит лакомым, учитывая низкую себестоимость добычи (2-4 доллара за баррель; в России, к примеру, в десять раз больше), высокое качество нефти (она лучше российской, считающейся тяжелой и более дорогой в переработке), а также истощение углеводородных кладовых в других регионах земли.

На этот раз иностранные фирмы рассчитывают, что иракцы смягчат условия второго тендерного раунда. Уже есть сведения, что местные власти стали сговорчивее и просят меньше денег за тендерную документацию. Не исключено, что станет гибче и ценовая политика. Все-таки первый раунд показал, что зарубежные партнеры просто могут хлопнуть дверью.

Тем более, риск работы в Ираке сейчас велик. Иностранным компаниям придется действовать в правовом вакууме. Иракцы так и не смогли принять новый Закон о нефти, регулирующий работу в нефтегазовой сфере. Этому мешают споры об основных положениях документа. Дележ нефтяных богатств оказался пока неразрешимой задачей для различных иракских политических партий, религиозных и национальных групп. Мусульмане-шииты и мусульмане-сунниты, арабы и курды – у каждого свое видение и каждый претендует на определенную долю в процентах от этого пирога. Около 90% иракского бюджета формируется за счет доходов от экспорта нефти.

И, конечно же, серьезными остаются угрозы безопасности. Сегодняшние багдадские правители, воспользовавшиеся помощью американцев для свержения в 2003 году Саддама Хусейна, не так уж крепко сидят на своих креслах, но при этом тяготятся иностранной зависимостью. Иракский премьер-министр Нури аль-Малики уверяет, что американские войска уже не нужны для обеспечения стабильности и что иракцы справятся сами. Однако события последних дней заставляют усомниться в этом. С подпольщиками-радикалами не могут справиться ни американцы, ни иракские власти, ни по отдельности, ни вместе взятые.

Так, 19 августа смертники провели в Багдаде скоординированную атаку из шести взрывов в разных районах города. Больше всего погибших было в зданиях двух министерств и на парковках рядом с ними – иностранных дел и финансов. В тот день погибло более 100 человек, около 600 были ранены. Это своеобразный рекорд за текущий год. В последующие дни в Ираке тоже гремели взрывы. К примеру, 24 августа в городе Эль-Кут, что к югу от Багдада, в воздух взлетели два микроавтобуса. Погибли 20 пассажиров.

В такой ситуации далеко до реализации мечты иракских политиков по наращиванию нефтяной добычи с 2,5 миллионов баррелей в сутки до шести, а то и девяти миллионов. О том, что это вполне вероятно, автору этих строк рассказывал бывший заместитель министра нефти Ирака, ныне живущий в Лондоне нефтегазовый специалист Фадыль Чалаби. По его мнению, вопрос только в гарантиях стабильности и притоке инвестиций для разработки месторождений: «Ирак вполне может добывать около восьми миллионов баррелей нефти ежедневно. А если увеличит запасы, то сможет ежедневно производить столько же, сколько Россия или Саудовская Аравия – то есть больше 9 миллионов баррелей в день». Иракец объясняет, что запасы могут увеличиться благодаря новым разведывательным работам, так как в прошлом «разведка нефти в стране велась с большими перерывами из-за внутренних переворотов и региональных войн».

Возвращение на рынки такого сильного нефтедобытчика, даже если его экспорт и будет подлежать квотированию со стороны Организации стран-экспортеров нефти, может обрушить и так тяготеющие к падению мировые цены на нефть. (Ирак является членом ОПЕК, но в связи с военными действиями его нефтяной экспорт пока не подлежит обязательному в этой организации ограничению).

Так ли уж плоха тогда для России пробуксовка в развитии нефтегазовой промышленности Ирака? Перспективы работы российских компаний там туманны. А вот как конкурент по экспорту углеводородов Ирак опасен для России, если брать интересы не какой-то отдельной фирмы, а страны в целом. Россия уже потеряла в Ираке подписанные при Саддаме Хусейне контракты. «Цены на нефть и газ упадут, и Россия лишится доходов. Российское топливо утратит значимость как стратегически надежный источник поставок», - такой прогноз сделал в интервью автору известный саудовский нефтяник Заки Ямани еще тогда, когда война в Ираке только начиналась. Единственное, что может помешать реализации этого сценария, так это продолжающаяся нестабильность в Ираке.

Елена Супонина - заведующий международным отделом «Времени новостей», специально для «Политком.ру»

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net