Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

01.09.2009 | Алексей Макаркин

Японию ждет «генеральная уборка»

Либерально-демократическая партия Японии потерпела сильнейшее поражение на парламентских выборах. Впервые за время ее существование она проиграла оппозиционной партии, не получив даже относительного большинства голосов в нижней палате парламента (контроль над верхней, значительной менее влиятельной, палатой либерал-демократы утратили еще в 2007 году). Теперь премьер-министром страны станет лидер получившей абсолютное большинство голосов Демократической партии Юкио Хатояма - ему придется решать социально-экономические и внешнеполитические проблемы, с которыми не справилась ЛДПЯ.

Причины победы демократов

Можно выделить несколько причин победы Демократической партии Японии. Первая – тяжелая экономическая ситуация. Правда, за пару недель до выборов правительство Таро Асо распространило доклад, свидетельствовавший о том, что впервые с момента начала нынешнего кризиса экономика страны показала реальный рост. За апрель-июнь 2009 года валовой внутренний продукт вырос на 3,7% в годовом исчислении. С таким показателем роста ВВП Япония стала лидером среди всех стран «семерки» по темпам выхода из экономического кризиса (напомним, что признаки оживления показывает также экономика Германии и Франции). Уровень личного потребления населения Японии, в июне-июле тоже показал положительную динамику, и увеличился на 0,8% по сравнению с предыдущим кварталом. Скорее всего, причиной увеличения уровня потребления явились меры, принятые правительством, такие как снижение налогов на автомобили с пониженным уровнем загрязнения окружающей среды, и государственные дотации на приобретение электротоваров (в частности, плоскопанельных телевизоров). Всего на борьбу с кризисом правительство Асо потратило более $140 млрд.

Однако эти данные не впечатлили японских избирателей. Они не компенсируют предыдущих плохих новостей. Япония во время кризиса пострадала наиболее сильно среди всех развитых стран. Экономика страны традиционно имеет ярко выраженную экспортную ориентацию, причем основную массу экспорта составляют дорогостоящие товары, спрос на которые во время рецессии упал сильнее всего. За год кризиса крупнейшие японские производители и банки понесли рекордные убытки. Да и нынешние экономические процессы в Японии выглядят противоречивыми. Сокращение частных инвестиций продолжается уже пять кварталов подряд. Безработица растет в Японии шестой месяц подряд, всего в стране сейчас, по официальным данным, почти 3,6 млн человек не имеют работы – это 5,4% от трудоспособного населения. Прогнозы на будущее весьма сдержанны – в июле-сентябре ожидается существенное замедление роста, который, по прогнозам, составит лишь 0,4% по сравнению с предыдущим кварталом.

Вторая причина победы демократов – усталость от многолетнего правления ЛДПЯ, основанной в 1955 году. Напомним, что она впервые уступила власть после поражения на парламентских выборах 1993 года, которое, однако, не было столь сокрушительным, как сейчас. Тогда либерал-демократы получили относительное большинство голосов, и для сформирования правительства оппозиции пришлось создать неустойчивую коалицию из семи партий, продержавшуюся у власти лишь до 1994 года. После этого ЛДПЯ фактически вернулась к власти - хотя в 1994-1996 годах премьер-министром и был социал-демократ Томиити Мураяма, но именно либерал-демократы занимали ключевые позиции в новой трехпартийной коалиции. В январе 1996 года Мураяма ушел в отставку, и с этого времени премьер-министрами вновь были только лидеры ЛДПЯ.

Обновление ЛДПЯ, которое могло позволить дать новый импульс ее развитию, было связано с личностью самого харизматичного японского лидера последних десятилетий Дзюнъитиро Коидзуми, возглавлявшего правительство в 2001-2006 годах. Он не являлся выходцем из элитной семьи и символизировал энергию и динамизм «простого человека», сумевшего сделать карьеру в такой кастовой структуре, как ЛДПЯ. Коидзуми стремился ограничить возможности партийной олигархии – лидеров ключевых фракций, оказывавших ранее решающее влияние на политику правительства (премьер в этой системе был только «первым среди равных»). Он же инициировал ряд реформ, наиболее известной из которой стала противоречиво воспринятая в обществе приватизация почтовой службы. Коидзуми смог привести партию к победе на парламентских выборах, но затем должен был уйти в отставку – негласные правила игры, принятые внутри ЛДПЯ, вынуждали его уступить место другим лидерам, которые принципиально отличались от него: как происхождением, так и нежеланием обновлять партию.

За последние три года в Японии сменилось три премьера. Первым преемником Коидзуми был Синдзо Абэ, сын бывшего министра иностранных дел и одного из наиболее влиятельных политиков ЛДПЯ в 80-е годы (только тяжелая болезнь и ранняя кончина не позволили Синтаро Абэ стать премьером). Следующим главой правительства стал Ясуо Фукуда, сын премьер-министра, руководившего правительством в конце 70-х годов. Наконец, в прошлом году кабинет министров возглавил Таро Асо, еще более родовитый политик, чем два его предшественника. Его прапрапрадедом был знаменитый деятель эпохи Реформации Мэйдзи Тосимити Окубо, погибший от рук недовольных реформами самураев; мать была дочерью премьер-министра Сигэру Ёсида, жена Асо является третьей дочерью бывшего премьера Дзэнко Судзуки, а младшая сестра Нобуко замужем за принцем Микаса-но Томохито, двоюродным братом императора Акихито. Впрочем, недовольство общества вызывала не «элитарность» премьеров (лидер демократов Юкио Хатояма является членом не менее прославленной семьи), а их неспособность бороться с коррупцией, свойственной клановой системе фракций (равно как, разумеется, и экономические неудачи). Впрочем, коррупционные проблемы свойственны и демократам – подробнее об этом см. ниже.

Ставка на Асо, пользующегося репутацией яркого политика, хотя и склонного к резким, неоднозначно воспринимаемым в обществе высказываниям, не привела к улучшению отношения избирателей к ЛДПЯ. Занятно, что еще до своего избрания премьером Асо удивил японское общество сравнением оппозиционных демократов с нацистами, заявив, что когда «люди отворачиваются от правящей партии, к власти приходят режимы типа нацистского». Личная популярность премьера к середине лета составляла лишь 20%. Рейтинг правительства к началу июля опустился до 17,7%. В июле состоялись выборы в законодательную ассамблею Токио, на которых победила Демократическая партия. Из 127 мест в ассамблее ей досталось 54. ЛДПЯ получила лишь 38 мандатов. После такого «вотума недоверия» со стороны избирателей Асо был вынужден объявить о роспуске нижней палаты.

Третья причина победы демократов заключается в том, что они смогли убедить общество в своей способности сформировать стабильное правительство, которое не развалится после первых же проблем, как это произошло в 1994 году. Сейчас либерал-демократов опередила не рыхлое сообщество партий-критиков, а структурированная оппозиционная политическая сила. Другое дело, что у новых лидеров страны может быть недостаточно опыта руководства страной – в частности, Юкио Хатояма ранее никогда не был министром. В этом просматривается аналогия с событиями 1993-1994 годов.

Внук премьера

Юкио Хатояма принадлежит к известной японской политической семье. Так, его младший брат Кунио является видным членом ЛДПЯ и до нынешнего лета был министром по административным делам и коммуникациям в кабинете Асо. Прадед будущего премьера был спикером нижней палаты. Однако самым знаменитым членом семьи являлся дед Юкио, Итиро Хатояма, возглавлявший японское правительство в 1954-1956 годах, на исходе своей многолетней политической карьеры. Сейчас при попытках предсказать особенности премьерства Хатояма, нередки аналогии с политическим опытом его деда, хотя к таким сравнениям и необходимо относиться с осторожностью, учитывая своеобразие различных эпох.

Консервативный политик Итиро Хатояма в межвоенный период неоднократно избирался депутатом парламента, а в начале 30-х годов был министром просвещения. На этом посту он действовал в русле политики тогдашнего правительства, выступал против левых и либеральных университетских преподавателей. Такая репутация привела к тому, что после войны американские оккупационные власти запретили Хатояма заниматься политической деятельностью. В начале 50-х годов запрет был снят, и вскоре Хатояма возглавил Демократическую партию, образованную в 1954 году и конкурировавшую с находящейся у власти Либеральной партией Сигеру Ёсида. Хатояма выступал за более высокую степень самостоятельности Японии от США, за проведение более независимой внешней политики, за создание полноценной армии (в связи с этим предусматривалась возможность изменения японской Конституции, принятой в период американской оккупации). Он полагал, что Япония должна избавиться от чувства униженности после поражения во Второй мировой войне. Отметим также, что Итиро Хатояма был ярким публичным политиком, использовавшим в своей деятельности не только аппаратные, но и электоральные методы, активно апеллировавшим к обществу (этим он отличался от карьерного дипломата Ёсида, предпочитавшего бюрократическую стилистику).

В 1954 году Хатояма смог создать в парламенте ситуативную коалицию из всех партий, оппозиционных по отношению к либералам, «свернуть» правительство Ёсида и сформировать собственное. Однако и его кабинет отличался неустойчивостью, что привело к «большому компромиссу» между Либеральной и Демократической партиями, результатом которого стала консолидация правящей элиты в форме создания ЛДПЯ. Хатояма, продолжая оставаться премьером, стал председателем новой партии. Однако в рамках компромисса правительство не смогло реализовать идею изменения Конституции, против чего выступала значительная часть японского политического класса, ориентированная на стратегический союз с США (кстати, Конституция не изменена до сих пор). Против ухудшения отношений с американцами выступили не только бывшие члены Либеральной партии, но и многие соратники Хатояма по Демократической партии, в том числе и лишенные вместе с ним оккупационными властями права заниматься политической деятельностью.

Главным результатом премьерства Хатояма стала нормализация отношений с СССР после визита премьер-министра в Москву в 1956 году. Тогда была принята Декларация, прекращавшая состояние войны между двумя странами, предусматривавшая восстановление между ними дипломатических отношений, возврат на родину японских военнопленных, осужденных в СССР за военные преступления, и передачу Японии островов Хабомаи и острова Шикотан после подписания мирного договора. Последнее положение было фактически дезавуировано советской стороной в 1960 году, после подписания японо-американского «договора безопасности». В то же время в Японии передача Хабомаи и Шикотана признается недостаточной, так как означает отказ Японии от двух других, существенно более крупных Южно-Курильских островов – Кунашира и Итурупа. Мирный договор между двумя странами до сих пор не заключен.

Итиро Хатояма, ушедший в отставку в конце 1956 года, в последние годы жизни возглавлял общество «Япония-СССР» (в настоящее время обществом «Япония-Россия» руководит Юкио Хатояма). В феврале 2007 года у дома-музея Хатояма в Токио был установлен памятник бывшему премьеру работы скульптора Зураба Церетели. Памятник обращен в сторону Москвы – по официальной информации, «как символ сохранения и передачи навеки тех горячих чувств Итиро Хатояма, с которыми он вел переговоры по заключению мирного договора между Японией и Россией». Памятник является даром Российского комитета ХХI века (председатель – Юрий Лужков), а в церемонии его открытия принял участие тогдашний премьер-министр Михаил Фрадков. Это свидетельствует об уважении к памяти Итиро Хатояма со стороны современного российского руководства. Добавим к этому, что Юкио Хатояма неоднократно встречался с Владимиром Путиным во время визитов последнего в Японию – в 2005 году (как председатель общества «Япония-Россия») и в мае 2009 года (как один из лидеров Демократической партии). Юкио Хатояма также принял самое активное участие в подготовке и проведении общественного форума в Москве в октябре 2006 года, приуроченного к 50-летней годовщине подписания Совместной декларации СССР и Японии.

Сам Юкио Хатояма окончил технический факультет Токийского университета, обучался в США (в Стэнфорде), но докторскую диссертацию защитил в Японии, на факультете управления университета Сэнсю, что неудивительно – в японском обществе сдержанно относятся к «американизированным» представителям истеблишмента. Занимался преподавательской деятельностью. Депутатом парламента впервые стал по японским меркам не слишком рано для потомственного политика – в 1986 году, в возрасте 39 лет. В то время он входил в состав крупнейшей фракции ЛДПЯ, основанной бывшим премьером Какуэй Танака. Однако во время внутрипартийного кризиса начала 1990-х годов, вызванного коррупционными скандалами, он вышел из партии и в 1993 году стал одним из основателей Новой партии Сакигакэ. В том же году, после поражения ЛДПЯ на парламентских выборах он получил единственный до настоящего времени опыт работы в правительстве, хотя и не на министерском посту, став заместителем генерального секретаря кабинета министров. Тогда он работал под руководством премьера Морихиро Хосокава, правнука по материнской линии бывшего премьера принца Фумимаро Коноэ. Правительство Хосокава предприняло ряд «знаковых» внешнеполитических шагов. Так, премьер впервые признал военные действия Японии во время Второй мировой войны агрессией, а в октябре 1993 года подписал вместе с Борисом Ельциным Токийскую декларацию, подразумевающую возможность ведения переговоров о передаче Японии Южно-Курильских островов, но выдержанную в весьма расплывчатых выражениях (к тому времени большинство российской элиты уже выступало против передачи островов).

Отставка Хосокава в 1994 году после обвинений в его адрес в получении им незаконных ссуд в 1980-е годы в период пребывания в правящей партии (коррупционный скандал, таким образом, ударил и по «бунтарям»), повлек за собой и уход из правительства Хатояма. В том же году Хатояма был избран генеральным секретарем партии Сакигакэ, а двумя годами позже стал одним из основателей Демократической партии, в которой занимал ряд ключевых постов. В эту партию входят как бывшие члены ЛДПЯ, так и политики, ранее состоявшие в левоцентристской Социал-демократической партии. В 1999 году Хатояма стал председателем Демократической партии, которым оставался до 2002 года. Затем был генеральным секретарем этой партии, вторым человеком после ее самого влиятельного лидера, председателя партии в 2006-2009 годах Итиро Одзава. Именно Одзава, в прошлом видный член ЛДПЯ, бывший министр, был основным кандидатом на премьерство в условиях падения авторитета правящей партии. Именно с именем Одзава был связан рост авторитета демократов, которые стали восприниматься в обществе как реальная альтернатива ЛДПЯ.

Однако 11 мая нынешнего года Одзава был вынужден уйти в отставку. Это произошло после громкого коррупционного скандала, связанного с арестом его личного секретаря, одновременно являвшего казначеем патронируемого его шефом фонда, по обвинению в незаконном получении политических пожертвований от одной из строительных компаний. Это событие могло привести к кризису доверия к Демократической партии, который уже начался, пока Одзава колебался, решая вопрос об уходе. 16 мая Хатояма, получивший поддержку большинства членов парламента от демократов и являвшийся лидером крупнейшей партийной фракции, сменил Одзава на посту председателя партии, что помогло восстановить престиж партии накануне избирательной кампании.

Кредит доверия и реальные возможности

Возглавив партию, Хатояма призвал к «генеральной уборке Японии». Демократы в ходе избирательной кампании обещали радикальные реформы на благо «простых японцев» и в ущерб бюрократии, что, разумеется, приветствуется избирателями. Демократы обещают увеличить затраты на соцгарантии для населения. Партия сделала акцент на социальном развитии - на ежемесячных пособиях для дошкольников, бесплатном школьном образование, повышении пенсий, бесплатном проезде по скоростным автодорогам, решении острой проблемы нехватки медперсонала. Так, только на детские программы партия планирует тратить по $60 млрд в год. Часть предвыборной программы партии - обещание снизить налог с доходов компаний малого и среднего бизнеса с 18 до 11% в год. Не совсем понятно, где партия собирается брать на это средства - до 2013 года на реализацию всех этих инициатив потребуется более $130 млрд. А уровень госдолга Японии более 170% от ВВП - самый высокий среди развитых стран. Кроме того, Демократическая партия намерена отсрочить на четыре года повышение потребительского налога. С политической точки зрения этот шаг понятен – кстати, именно попытка повысить налоги стала одной из причин распада правительственной коалиции в 1994 году – но с экономической он снижает доходную базу бюджета.

Старший экономист исследовательского института «Мидзухо Рисёч» Татсура Сигуяра сказал в интервью ВВС, что «Демократическая партия Японии имеет долгосрочные планы по развитию соцгарантий для детей и модернизации пенсионной системы, но у них нет четких представлений, как укрепить экономику в ближайшее время». Возникает вопрос о том, сохранят ли демократы кредит доверия даже в краткосрочной перспективе, готовы ли японцы потерпеть, пока правительство Хатояма будет «нащупывать» свой экономический курс. Старший экономист токийского института «Фуджитсу Рисёч» Мартин Шульца, считает, что это возможно: «Японией почти всегда управляли бюрократы. Для приходящих сейчас к власти демократов - это действительно проблема. Они хотят проводить абсолютно другую политику, но на изменения потребуется время. И народ готов потерпеть, потому понимает, как это сложно сделать. Люди сыты по горло политикой правящей партии. Они даже согласны не небольшой беспорядок в стране, если это приведет к большей открытости деятельности госорганов и позволит вытащить из шкафов старые скелеты. В итоге это поможет японцам воспрять духом, и увеличить спрос на внутреннем рынке». В то же время очевидно, что кредит доверия не является безграничным, и в случае серьезных экономических проблем может быть поставлен под сомнение.

Не менее сложен и вопрос о внешнеполитическом курсе Японии при новом премьере. Здесь были бы напрасны завышенные ожидания, связанные с представлениями о «русофильстве» семьи Хатояма и опирающиеся на некоторые его заявления периода пребывания в оппозиции. Так, в 2004 году он говорил: «Сейчас наша дипломатия полностью зависит от воли Америки, и это положение сохраняется на протяжении всех послевоенных лет. Поэтому, самое главное для меня – самостоятельность Японии. Для этого, прежде всего, нам надо создать новую конституцию на смену конституции Макартура 1947 года. Сейчас я занят ее разработкой». И далее: «Мы будем осуществлять свой курс независимо от Америки, и наши взгляды будут гораздо более пристально обращены на азиатские страны и, конечно, на Россию».

Нетрудно провести параллели с правительственной деятельностью Итиро Хатояма. Тем более, что несколько дней назад появились сообщения о том, что японская оппозиция обещает прекратить транзит через страну ядерного оружия США. Впрочем, официально этот транзит не разрешен и сейчас, так как он прямо противоречит официально провозглашенным Токио трем неядерным принципам - не иметь, не производить и не ввозить ядерные вооружения. Однако, по данным демократов, правительство ЛДПЯ еще в прошлом веке тайно пообещала США в отдельных случаях закрывать глаза на провоз ядерного оружия. Теперь же Хатояма обещает не допускать подобных нарушений. Кроме того, Хатояма заявил, что не станет посещать храм Ясукуни (считающийся символом японского милитаризма), а также потребует, чтобы остальные члены кабинета сдерживали себя в этом, что должно способствовать улучшению отношений с Китаем и Республикой Корея. Таро Асо посетил этот храм 21 апреля нынешнего года.

Однако улучшение отношений с Китаем и Кореей может быть осуществлено и без ослабления связей с США. Более того, перед выборами представители Демократической партии заявляли, что в случае победы не будут коренным образом менять японо-американские отношения и надеются на взаимопонимание между Хатояма и Бараком Обамой. Здесь тоже можно провести параллель с премьерством Итиро Хатояма, которое не привело к смене внешнеполитической ориентации страны. Отметим, что Юкио Хатояма является лишь одним из лидеров Демократической партии, вторично возглавившим ее лишь благодаря скандалу с секретарем Одзава (всего в партии существует восемь фракций). Возможности проводить самостоятельную политику у него ограничены.

Что касается российско-японских отношений, то Хатояма, видимо, рассчитывает на снятие напряжения, наступившего после того, как 11 июня нижняя палата японского парламента проголосовала за поправки к действующему с 1982 года закону о специальных мерах по содействию решению «проблемы северных территорий». Согласно им Япония готова активизировать усилия для скорейшего «возвращения северных территорий», причем указанные острова объявлены в законе «исконными японскими территориями». Эти действия были охарактеризованы российским МИДом как «неуместные и неприемлемые». 24 июня Госдума России приняла заявление о том, что «в сложившихся условиях усилия по решению проблемы мирного договора, по сути, утратили как политическую, так и практическую перспективу и будут иметь смысл только в случае дезавуирования принятых японскими парламентариями поправок». Россия отказалась от дальнейшего получения гуманитарной помощи для жителей Южных Курил. Отметим, что среди сторонников принятых поправок был и Хатояма. Требование о передаче четырех островов является консенсусным для всей японской политической элиты, и демократы не составляют исключения. Разница в методах – Хатояма считает, что можно договариваться с Россией по конкретным вопросам, например, о совместном проживании и ведении экономической деятельности на островах: «Пусть сперва будет бизнес».

Таким образом, территориальный вопрос в премьерство Хатояма может носить менее эмоциональный, но столь же сложный характер, тем более, что абсолютное большинство россиян выступают против территориальных уступок Японии. Согласно проведенному в июле опросу ВЦИОМа, 89% россиян высказываются против передачи Южных Курил. Согласны отдать острова Японии всего 4% россиян. Затруднились ответить 7%. С октября 1994 года число нежелающих передавать острова Японии лишь увеличилось - тогда против этой идеи были 76% россиян.

Юкио Хатояма на посту премьера придется столкнуться с комплексом проблем как социально-экономического, так и внешнеполитического характера. Убедительная победа демократов на выборах может обернуться снижением доверия к их правительству в случае невозможности выполнить масштабные предвыборные обещания. Определенный шанс правительству демократов может дать начинающийся выход мировой экономики из кризиса, который способен позитивно сказаться на экономической ситуации в Японии.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net