Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

Под прицелом санкционной политики стран Евросоюза и США в отношении России оказался, в частности, топливно-энергетический комплекс, зависимый от передовых технологий нефте- и газодобычи, доступ к которым Запад ограничил. Но насколько значимым, по прошествии трех лет, оказалось воздействие, в частности – в Арктическом регионе, где подобные технологии имеют особенно большое значение?

Интервью

16 ноября в Ельцин Центре известный политолог, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин прочитает лекцию «Корпоративные пантеоны героев современной России» и ответит на вопрос: какие исторические персонажи являются героями для современных российских государственных ведомств, субъектов Федерации и профессиональных сообществ?

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Аналитика

21.09.2009 | Игорь Бунин

Проблема-2012 и курс тандема

За последние полторы недели в России резко активизировались споры вокруг отношений внутри тандема, разрешения проблемы-2012 и путей развития страны в краткосрочной перспективе. Все это связано с появлением соответствующих поводов: 11 сентября премьер-министр Владимир Путин встретился с членами клуба «Валдай», вслед за ним аналогичную встречу провел и президент Дмитрий Медведев. Последний также выступил на конференции «Современное государство и глобальная безопасность» в Ярославле, сделав ряд знаковых политических заявлений. Чуть ранее Медведев также опубликовал в интернет-издании Gazeta.ru свое обращение к нации «Вперед, Россия».

Проблема-2012

Набор политических заявлений, комментарии в СМИ и оценки экспертов можно условно разделить на три темы.

Тема первая – «проблема 2012». Надо признать, что с выбором преемника и его избранием на пост президента, ясности относительно того, как в дальнейшем будет решаться проблема политического управления страной и выбора политического лидера (лидеров) не стало больше. Есть несколько положений, с которыми в целом более или менее согласны наблюдатели. Во-первых, это убеждение, что Владимир Путин намерен сохранить свое влияние и в том или ином виде оставаться внутри власти, а не вне в течение длительного времени. Во-вторых, это готовность Путина следовать неким демократическим процедурам, которые обязывают проводить выборы, поддерживать институты парламентской демократии и т.д. Это важно, потому что правящий истеблишмент в той или иной степени ориентирован на сохранение как минимум «рабочих» отношений с Западом. Легитимность власти в России важна для самой власти. В-третьих, это готовность Путина опираться на доверенных ему людей – ключевой принцип функционирования «путинской власти».

Однако как все это может «работать» с точки зрения сроков, механизмов, рисков, рычагов принятия решений – мало кто понимает. В 2012 году предстоят президентские выборы, на которых будет избран лидер на 6 лет – в соответствии с поправками, принятыми в прошлом году в Конституцию России. На этих выборах нет юридических препятствий, которые мешали бы Путину вернуться на высший пост. Но точно также на этих выборах может снова баллотироваться и Дмитрий Медведев, который уже постепенно приходит к тому, что формирует свою собственную повестку дня, подчеркивающую его идентичность.

Пока не очень ясно, каковы будут критерии принятия решений, кто будет принимать окончательное решение, есть ли у участников тандема право вето. Однако в случае избрания Владимира Путина появляются, как минимум, две проблемы. Первая - Путина неизбежно будут обвинять в авторитаризме и реализации комбинации возвращения во власть. Другая проблема – это судьба Дмитрия Медведева. После президентского поста ему будет достаточно трудно найти адекватное место, учитывая, что стать премьером по аналогии с Путиным ему будет как минимум труднее. Путин в мае 2008 года «держал» в своих руках основные рычаги принятия решений: «Единая Россия», парламент, кадры, прямой контракт с обществом. Медведев на начало 2012 года по этим параметрам может существенно отставать. Но главное, что по крайней мере сейчас, его контракт с обществом остается преимущественно опосредованным, через механизм преемничества и поддержку Путина. Это не является препятствием для премьерства Медведева в 2012 году, но делает его своего рода «проблемным». В то же время переизбрание Медведева на пост президента в 2012 году на 6 лет может быть связано с постепенной эволюцией системы в сторону президентско-парламентской республики.

Заявления Путина и Медведева на эту тему мало прояснили ситуацию. Скорее они подтвердили те варианты, которые и без того, обсуждались экспертным сообществом в качестве гипотетических.

На встрече с членами клуба «Валдай» Владимир Путин ответил на вопрос директора российских и азиатских программ Института мировой безопасности Николая Злобина. Он спросил, будет ли Путин на выборах 2012 года конкурировать с нынешним президентом Дмитрием Медведевым. Премьер ответил вопросом на вопрос, дословно так: «А мы разве конкурировали в 2008-м? Вот и в 12-м конкурировать не будем. Мы договоримся, потому что мы люди одной крови и одних политических взглядов», - цитирует Злобин. Российский премьер заявил, что когда подойдет время, они с Медведевым «вместе подумают», исходя из реалий 2012 года, политических планов, расклада политических сил, положения «Единой России». Другой участник встречи политолог Ариэль Коэн добавляет еще одну фразу Путина: у премьера и президента «личные амбиции сведены к нулю».

Дмитрий Медведев, так же как и Путин, практически не внес ясности. Президент признался, что «у нас с ним [Путиным] пока, если ничего не случится, довольно неплохой рейтинг». «Это не значит, что мы что-то предрешаем, но как ответственные люди мы должны друг с другом договариваться по каким-то вопросам», - заявил Медведев. По его словам, у Путина «самый высокий рейтинг, он популярный человек». «У меня тоже довольно ничего пока, и мы должны об этом думать, и если у нас не будет таких возможностей, значит, на нашем месте будут другие люди», - сказал Медведев. Говоря о выборах в 2012 году, Медведев не исключил участия в них. Несколько позднее, в интервью швейцарским СМИ, президент отметил, что, «когда нас рисуют все время разными красками: один – «молодой либеральный юрист», а второй – «шпион», это неправильно, потому что у нас действительно одинаковое восприятие очень многих вещей в жизни. Хотя нет совпадающих людей, это тоже понятно, и достаточно смешно говорить о том, что мы одинаковы во всем, это было бы неправильно». При этом Медведев напомнил о том, что он и Путин учились на одном факультете университета, хотя и в разное время – Путин при Брежневе, Медведев заканчивал уже в перестроечные времена: «Там были, конечно, свои нюансы. Но, тем не менее, уровень образования, квалификация преподавателей, определенные жизненные ценности, способности, которые дает университет, желание их применять на практике, круг общения – это все очень близко».

Из всего этого можно сделать лишь несколько выводов: в выборах 2012 года принять участие может любой из участников тандема, при условии, что второй откажется в пользу главного кандидата. Решение, скорее всего, пока не принято и во многом будет зависеть от развития политической и социально-экономической ситуации в стране, от уровня доверия к тандему, от уровня конфликтности внутри элиты и между различными группами влияния. Иными словами, при сохранении стабильности, не исключен вариант переизбрания Медведева, при дестабилизации – возвращения Путина. При этом Путин дает понять, что решение будет приниматься обоими, то есть действует принцип «двух ключей». Но в равновесность обоих участников тандема пока мало кто верит.

План Медведева

Вторая тема – это появление «плана Медведева». До сих пор как таковой альтернативы «путинскому курсу» в повестке дня не было, не было и успешных попыток сформулировать его ключевые тезисы. После избрания Медведева на пост президента считалось, что оба лидера начинают коррекцию курса, целью которой является модернизация экономики, стратегия развития. Иными словами, речь шла о коррекции ранее проводимого курса, основополагающие принципы которого (прежде всего, в политической сфере), остаются нетронутыми.

За год с лишним Медведев инициировал несколько важнейших и чисто «медведевских» направлений в государственной политике. Это судебная реформа, борьба с бюрократией и коррупцией и модернизация экономики. Появилась и «медведевская стилистика» в построении отношений с обществом: это использование современных технологий, интернета, это он-лайн взаимодействие власти и общества.

Это означало, что постепенно формируется содержание и форма медведевского курса. Но этот курс никогда не рассматривался как самодостаточный, существующий в отрыве от инерционного развития страны и «путинского доминирования» в системе принятия решений. Статья «Вперед, Россия» и выступление Медведева в Ярославле было расценено экспертным сообществом как первый шаг к проведению нового «медведевского курса». Николай Злобин даже назвал день публикации обращения «первым днем президентства Медведева».

Новизна, собственно, проявляется не столько в идеях, которые предложил Медведев. Об инновациях, необходимости уходить от сырьевого вектора развития страны и т.д. много раз говорил и Путин. Новизна в попытке отстроиться от «путинского курса», приобрести «собственные черты», но при этом не войти с прежним курсом в сильное противоречие. Медведев заявил, что нынешняя модель России лишь воспроизводит, но не развивает страну. «Не изменяют сложившийся уклад жизни. Сохраняют пагубные привычки», - сказал Медведев. Отмечая, что демократические институты в целом сформированы и стабилизированы, он признает, что их качество весьма далеко от идеала. «Гражданское общество слабо, уровень самоорганизации и самоуправления невысоки. Мы сумели собрать страну, остановить центробежные тенденции. Но проблем еще очень много», - сказал он. Говоря о ситуации на Северном Кавказе, он также признает, что кризис там связан не только с поддержкой бандформирований из-за рубежа, но и из-за неспособности территорий успешно развиваться. В итоге Медведев ставит очень неутешительный диагноз: «неэффективная экономика, полусоветская социальная сфера, неокрепшая демократия, негативные демографические тенденции, нестабильный Кавказ. Это очень большие проблемы даже для такого государства, как Россия».

Подобная критика изнутри власти в свой собственный адрес в таких масштабах звучит впервые. Но что еще более важно – Путин редко признавал наличие угрозы «изнутри» системы. Обычно все угрозы исходили от внесистемных источников – Запад, внесистемная оппозиция, олигархи и т.д. Они и только они несли в публичном пространстве, в путинской интерпретации, ответственность за кризис на Кавказе, за незрелость демократии, за слабость экономики и т.д. По Медведеву получается не просто «проблема внутри», но и наличие источников угроз внутри системы. «Врагами» он объявляет «влиятельные группы продажных чиновников и ничего не предпринимающих «предпринимателей».

Во внешней политике также предпринята попытка формулирования собственного взгляда: по мнению Медведева, внешняя политика должна характеризоваться как «умная, рациональная политика, государственный прагматизм». Необходимо «вытеснить из политической сферы опасные иллюзии национализма, с одной стороны, или архаичные предрассудки классовой борьбы, с другой стороны. Утопические проекты глобального господства, как бы они ни назывались – «всемирный халифат» или «благожелательная гегемония», высокопарное оправдание военных авантюр, подавление прав и свобод людей, любые незаконные действия – всё это, конечно, было бы желательно оставить в прошлом, хотя я понимаю, что это всё проще произнести, чем сделать», - заявил Медведев.

Содержательно Медведев сохраняет достаточно высокую долю критичности в отношении США в своем видении внешней политики: в выступлении в Ярославе он вновь обвинил США в мировом финансовом кризисе, а в целом косвенно постоянно критиковал Вашингтон за «неразумную» и «некомпетентную политику». Видимо, попытка обозначить основные контуры концепции «умной политики» - это проба сил перед предстоящим в Питтсбурге саммите G20. У Медведева в активе есть уже выстроенные за короткое время отношения с новым лидером США, что он отметил в интервью швейцарским СМИ: «А с Бараком Обамой мы действительно встретились уже полноценно, и это был такой, если хотите, «момент истины», потому что к тому времени, при всем моем уважении к Джорджу Бушу-младшему, отношения между Америкой и Россией деградировали до предела, почти до уровня «холодной войны». Сейчас не буду разбирать причин. И то, что Барак Обама захотел эту ситуацию преодолеть, и такое же желание было у меня, здесь никакого секрета нет». Таким образом, Медведев подчеркивает, что его опыт отношений с президентом-демократом может быть более успешным, чем аналогичный опыт своего предшественника.

Ключевым же элементом выступления Медведева в Ярославле с точки зрения формирования «медведевского» курса стало его заявление о правомочности обоюдной критики государств в адрес не только внешней, но и внутренней политики. «Государства, с моей точки зрения, должны знать друг о друге как можно больше и вправе критически оценивать не только внешнюю, но и внутреннюю политику друг друга, может быть, и указывать на недостатки этой политики, если она может привести к проблемам международного масштаба или игнорирует общепринятые этические нормы, принципы гуманизма». Путин никогда не делал подобные допущения, считая область внутриполитических процессов в России табуированной для оценок и тем более критики со стороны Запада. Считалось, что никто не должен «указывать» России, как строить демократию. Нынешнее заявление Медведева – одно из самых глубоких и принципиальных отступлений от путинского взгляда. При этом такая позиция Медведева вписывается в общий контекст «потепления» российско-американских отношений. По словам президента, комментировавшего решение Обамы по проблеме ПРО в Центральной Европе, «то, что прислушиваются к нам, для нас очевидный сигнал, что мы должны внимательным образом слушать наших партнеров, наших американских партнеров».

Особенности тандема

Из всего этого появляется третья тема – это обсуждение отношений между участниками тандема – Путиным и Медведевым. Появление «медведевского» курса создает интригу – неясно, как он соотносится с позицией Путина и в какой мере он совместим с принципами и мироощущениями премьера.

Сам Путин уже не раз говорил, что у него нет проблем в отношениях с Медведевым. На встрече с членами клуба «Валдай» он подтвердил это, указав, что мы с президентом «одной крови». Медведев на это отшутился, пообещав узнать группу крови премьера. Известно, что оба лидера не заинтересованы в конфликте, готовы предпринимать максимум усилий к минимизации даже такой возможности. Кроме того, пока нет ни одного публичного свидетельства о наличии между двумя лидерами принципиального разногласия. Потенциально есть пока две темы, в рамках которых между Путиным и Медведевым «наметились» или могут возникнуть трения. Это судьба госкорпораций, так как тема слишком сильно затрагивает интересы близких к Путину людей и, прежде всего, Сергея Чемезова, с которым, уже очевидно, у Медведева не сложились отношения (хотя их встреча, состоявшаяся на минувшей неделе, может означать возможность «потепления» в отношениях).

И это тема ВТО – Медведев фактически отменил решение Путина об отказе России от ведения прямых переговоров с ВТО, хотя и максимально смягчил это действие в публичном пространстве. В интервью швейцарским СМИ он подчеркнул возможность разноскоростного вступления в ВТО участников Таможенного союза, что означает подтверждение намерения России вступить в эту организацию в ближайшее время: «Мы не отказались от идеи вступления в ВТО и будем вступать в нее, причем готовы к различным способам вступления: или путем вступления самого Таможенного союза, или, если это будет сложно технически, мы готовы вступать по отдельности, но мы до этого согласуем позиции… между Россией, Казахстаном и Белоруссией и будем из них исходить, но вступать будем в разном скоростном режиме».

Коррекция взгляда на внешнюю политику также пока выглядит консенсусной для правящей элиты. Владислав Сурков обсуждал эту тему на секции «Демократия» единороссовского «Форума 2020». Он призвал выйти на рынок политических идей, выработав критерии демократии для всего мира (об этом говорил Медведев в Ярославле).

Пока можно говорить о наличии значительной степени свободы Медведева и готовности Путина принимать сторону своего преемника, если это принципиально. В то же время пока также очевидно, что Медведев продолжает оставаться ограниченным в проведении кадровых решений, влиянии на партийную сферу и парламент – основные рычаги тут остаются у Путина. Тем не менее, тандем все больше будет испытываться на прочность внешней средой: после начала попыток сформулировать «медведевский» курс в СМИ и в России, и особенно на Западе, пошла волна утверждений о выходе Медведева из тени Путина, об ослаблении второго и растущих между двумя лидерами разногласиях. В действительности подобные утверждения пока кажутся малоубедительными и инициатива между двумя лидерами, переходит из рук в руки. Кризис и низкая эффективность бюрократии автоматически способствуют успешности и востребованности инициатив Медведева, который находит понимание и элиты, и общественности, и вслед за ними и Путина. Это попытка тандема найти более актуальную повестку развития страны и готовность к более гибкому взгляду на возможные сценарии развития, что естественно в трудные периоды.

Игорь Бунин – президент Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Прошел год с того дня, как Дональд Трамп одержал во многом неожиданную победу на президентских выборах в США. Срок достаточный для первых оценок и несмелых прогнозов, хотя на этой точке вопросов он перед Америкой поставил куда больше, чем дал ответов. Как же оценить итоги работы за год – с момента победы и почти десять месяцев – с момента вступления в должность?

Центр политических технологий провел третье исследование эффективности работы депутатов Госдумы в российских регионах. В рамках этого исследования нами была изучена работа депутатов в период с июля по сентябрь 2017 г. Акцент в исследовании, как и прежде, сделан на работе депутатов в регионах или на той деятельности депутатов в центре, которая приносит пользу регионам.

Когда Алексей Дюмин в начале прошлого года стал и.о. губернатора Тульской области, его сразу же стали воспринимать в публичном пространстве как возможного преемника Владимира Путина. С тех пор прошло почти два года, но слухов по этому поводу не становится меньше. Хотя вопрос о преемничестве выглядит непростым – представляется, что спешить с оценками не стоит.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net