Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

Арест зампреда правления Пенсионного фонда России Алексея Иванова связан с историей крушения бизнеса братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых. Иванов ранее был топ-менеджером компании «Техносерв», основанной Ананьевыми – в ней прошел обыск в связи с делом Иванова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

16.03.2010 | Валерий Выжутович

Нота протеста

Массовый митинг в Калининграде, намеченный на 20 марта, не состоится. Договоренность об этом достигнута на таких условиях: местная власть берет на себя обязательство обеспечить реальную конкуренцию политических партий, ослабить налоговое и таможенное бремя, снизить тарифы ЖКХ, уменьшить безработицу - оппозиция, в свою очередь, отказывается выводить людей на улицу. Далее обе стороны будут вести постоянный диалог. Создается политический консультативный совет, куда войдут представители «Единой России», главы оппозиционных партий и общественных организаций, а также внепартийные политики разного толка.

Один из лидеров оппозиции Константин Дорошок отмел упреки в соглашательстве и объяснил, почему «несогласные» воздержались от митинга: «Общество получило рычаги влияния на власть. Власть нас услышала и переходит к диалогу». А губернатор Калининградской области Георгий Боос заявил, что и митинги власть не страшат: «Это один из цивилизованных способов донести до власти свои проблемы. Главное - нам еще раз напомнили, что реформы только тогда имеют смысл, когда люди не страдают в ходе их реализации». Трансляция общественных настроений в кабинеты калининградской власти 20 марта все-таки состоится. Только не митинговым способом, а посредством телемоста. На улицах города будут установлены телекамеры, люди смогут задать губернатору и местным министрам любой вопрос.

После январского митинга, собравшего 10 тысяч человек, Калининград был назван протестной столицей России. Это отчасти было бы справедливо, будь вся страна охвачена митинговой стихией, а Калининград всему тут задавал бы тон. Но повсеместных и массовых выступлений в России не наблюдается, а судить об общественной температуре в стране по показаниям калининградского «градусника», ей богу, не стоит. Калининград - особый город, он граничит с Европой, здесь иные стандарты жизни.

Что Калининград не отражает массовых настроений, показали и прошедшие в прошлое воскресенье региональные выборы. По их итогам «Единая Россия» вновь получила большинство в местных парламентах - вопреки общемировой тенденции, когда в период кризиса правящая партия теряет очки, а оппозиция их набирает. Этот российский феномен зафиксирован и опросами. По данным ВЦИОМ, 53 % респондентов не желают участвовать в акциях протеста, прийти на митинг или демонстрацию готовы 15 % опрошенных, а примкнуть к забастовщикам - лишь 7 %.

Выступления «несогласных» не встречают понимания в широких массах. Таковы результаты опроса, проведенного и Левада-Центром. Почти треть российских граждан приветствуют запрещение уличных митингов и шествий, если те «мешают окружающим или ведут к беспорядкам». Что протестные акции создают неудобства тем, кто в них не участвует, - в этом убеждены 35 процентов жителей средних городов и 40 процентов обитателей мегаполисов. Состав сторонников запрета на пикеты и демонстрации примерно таков: руководители частных компаний и государственных учреждений (39 процентов), домохозяйки (38), работники правоохранительной сферы (47). Число одобряющих запретительные меры за последние полтора года не уменьшилось, даже чуть-чуть увеличилось. Но право на протест большинством опрошенных не подвергается сомнению. Более 55 процентов респондентов считают, что митинги и манифестации - «это нормальные демократические средства достижения гражданами своих целей, и власти не вправе их запрещать».

Опросы не обманывают: несмотря на кризис, народ в большинстве своем жизнью доволен. Более половины респондентов уверены, что «страна развивается в правильном направлении, наводится должный порядок, демократическим завоеваниям ничего не грозит». Ровно столько же опрошенных полагают, что «страна нуждается в стабильности, реформах эволюционного характера». Число сторонников «быстрых, кардинальных реформ в экономической и политической сферах» сократилось с 39 до 29 %. Население приветствует и централизацию власти. Построение «вертикали» положительно оценивают 42 % опрошенных - на 4 % больше, чем два года назад.

Отсутствие массовых протестных настроений проще всего объяснить отсутствием всяких дефолтов, политической стабильностью и т.п. Но дело не только в этом. Дело еще в том, что способностью к протестной самоорганизации российское общество не обладает. Право на митинги, забастовки, прочие изъявления гражданского недовольства - оно для российского большинства лишь гарантированная Конституцией возможность, воспользоваться которой охотников мало. Много их не было и в иные времена. Как никогда не было в массовом сознании и четко запечатленных целей протеста.

Хрестоматийный русский бунт, он в первую очередь «бессмысленный», а уж потом «беспощадный». Это к вопросу о нашей и западной исторической традиции. Недовольство жизнью у нас не означает готовность протестовать. Во всяком случае 42 % граждан уверены, что с помощью акций протеста ни одной из проблем не решить.

Плюс ко всему народ не очень-то доверяет политическим зазывалам. И уж кто менее всего способен увлечь за собой недовольных, так это российские либералы. Потому что интересы тех, кто хочет, чтобы жизнь в России была на западный манер, и тех, кто хочет, чтобы пенсии были побольше, сейчас расходятся. Хотя могли бы сближаться. Пенсионеры и инвалиды хорошо живут именно в развитом обществе. Но российские либералы так и не смогли доказать, что люди могут хорошо жить только на базе демократического порядка и рыночной экономики. Если бы им это удалось, их бы поддержали те, кто сегодня их проклинает.

Не имея серьезной социальной опоры, российская оппозиция пытается делать ставку на молодежь. Какая партия в следующий раз выведет своих молодых активистов на свежий воздух, предугадать невозможно. С тех пор как политика стала искать себе уличное пристанище, освоение пространства протеста, открытого для всех желающих, идет опережающими темпами. Но сказать, что политика помолодела, никак нельзя. Потому что это не политика. Это политтехнологический продукт, наскоро изготовленный и мало пригодный к употреблению. Улица как символ массового сопротивления уж тем более не может быть политическим проектом. Протестные настроения не поддаются кабинетному конструированию.

Выражение «вывести на улицу» в смысле организовать массовую акцию вошло в обиход после середины 90-х, когда обнаружилось: народ сам уже не выходит, надо выводить. А сегодня вообще сошли на нет самостийные проявления недовольства. Многотысячные выступления против отмены льгот - достаточно давний и, кажется, единственный пример митинговой стихии.

Политических организаций, способных выскочить откуда ни возьмись, тоже не видно. Ладно, допустим, появятся. Получат ли широкую поддержку? По данным опроса, проведенного Левада-Центром, более 70 процентов граждан недовольны ростом цен. Бедность и обнищание населения отмечают 55 процентов опрошенных. Растущую безработицу - 36. Кризис в экономике, расслоение на богатых и бедных - 30. И что же из этого следует? А ничего. Времена буйных борцов прошли. Влияние радикалов невелико. Предложений объединиться для «совместной борьбы» по-прежнему хватает. Что же касается спроса... Чего нет, того нет. Для успеха каких-либо уличных акций сегодняшняя Россия мало оборудована.

Валерий Выжутович – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Когда испанские завоеватели-конкистадоры открыли эту землю, ее сгоряча назвали Коста-Рикой, что в переводе означает богатый берег. Они надеялись обнаружить там ценные полезные ископаемые, которые в огромных количествах вывозили бы на родину. Но таковых в недрах не оказалось. Позднее обнаружилось, что непреходящей ценностью страны оказались неутомимые труженики, постепенно, шаг за шагом, соорудившие государство устойчивой демократии, ставшей примером для беспокойных соседей.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net