Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

12.04.2010

Алексей Багаряков: «Общество ждет от власти чуда, которое не произойдет»

На просьбу дать оценку перспективе модернизации политической системы депутат Государственной Думы от фракции КПРФ Алексей Багаряков ответил не только политическим анекдотом (за который в 1937-м он бы отправился в ГУЛАГ), но и обосновал невозможность объединения российских «левых» парламентских партий. Что же касается ошибок власти, которые называет депутат, - с рядом из них нельзя не согласиться.

- Алексей Владимирович, вслед за горбачевской перестройкой последовала смена политической системы, а сейчас взят курс на ее модернизацию. Есть ли, на Ваш взгляд, что-то общее между попыткой Михаила Горбачева изменить систему и нынешней модернизацией, объявленной Дмитрием Медведевым?

- Сходство перестройки 80-х годов и нынешней модернизации – только внешнее. На самом деле, то, что было двадцать лет назад и сегодня – это, как говорится, «две большие разницы». Накануне развала СССР мы имели огромную страну, которая была раздираема искусственно созданными в конце «перестройки» противоречиями между республиками и союзным центром. Сложилась такая ситуация, когда лидеры ряда союзных республик оказались намного авторитетней и по весу «тяжелее», чем Горбачев. Первый и последний президент СССР показал свою слабость и зависимость от окружения, а, возможно, еще от кого-то. Нельзя исключать и прямое влияние западных спецслужб, потому что в развале Союза были заинтересованы, в первую очередь, страны Запада. Сегодня картина принципиально иная. Мы имеем не огромную страну, потерянную из-за бездарной политики и предательства Горбачева, а лишь ее часть, хотя и большую. Нынешняя власть постаралась разместить в регионах максимально управляемых лидеров, среди которых сегодня не встретишь ни одного политика, кто высказывал бы свою точку зрения, отличную от мнения федеральных властей. И, конечно же, власть сегодня имеет ярко выраженную вертикальную структуру. Региональные лидеры зависимы от федерального центра не только в политическом, но и в экономическом плане. Фискальная система выстроена таким образом, что сегодня регионы значительную часть собранных налогов направляют в Москву, а она их перераспределяет между регионами по своему усмотрению. Таким образом, у федерального центра есть два мощных рычага влияния на регионы - управленческий и экономический. Исключение составляет только Северный Кавказ. Этот регион, на мой взгляд, является слабоуправляемым. И это большая беда России.

- Михаил Горбачев ставил задачу в ходе перестройки через демократические реформы построить в нашей стране «социализм с человеческим лицом». Почему, на ваш взгляд, эта задача до сих пор не выполнена?

- Горбачев оказался слишком слабым лидером и был не способен реализовать вообще какую-либо идею. К середине 80-х годов в СССР, безусловно, назрели политические и экономические реформы, поэтому люди поначалу и потянулись за Горбачевым, - ожидали от него перемен. Перемены, действительно, произошли, но только в худшую сторону. Люди старшего возраста с ностальгией вспоминают беззаботные сытные времена в СССР в так называемые «застойные времена», когда человек имел стабильную работу, бесплатные медицинское обслуживание и образование. Были, конечно, некоторые перегибы, но в основном жизнь была стабильной. Сегодня люди неуверенно смотрят в завтрашний день. И действия власти, к сожалению, только способствует этой неуверенности.

- В чем вы видите главные ошибки власти?

- Главная стратегическая ошибка – системная. Предложенная модель экономической и политической системы не отвечает интересам большинства населения России. Например, власть не контролирует тарифы ЖКХ. Фракция КПРФ в Госдуме предлагает зафиксировать тарифы ЖКХ на каком-то определенном уровне, зафиксировать внутренние цены на уголь, нефть и газ. А премьер-министр Владимир Путин говорит, что их ежегодный рост не может составлять более 25 процентов. Так что будьте уверены – это «разрешение» ежегодно повышать тарифы развяжет руки чиновникам на долгие годы. За время реформ мы растеряли всю свою промышленность, практически загубили среднее специальное образование. Сегодня даже при большом желании невозможно будет модернизировать экономику, потому что у нас просто нет в достаточном количестве квалифицированных рабочих рук. В СССР действовала сильнейшая в мире система образования. А сегодня по этому показателю мы уступаем другим странам. Растет недоверие людей к власти – она много раз обманывала их…

- Можете привести примеры?

- Не только примеры, - расскажу вам анекдот. Как-то раз села Власть с Мужиком в карты играть. Сдали карты, и Мужик говорит – я выиграл, у меня 21 очко! А Власть отвечает – нет, у нас сейчас постановление вышло – мы до 19 играем. Сдали карты второй раз - и снова Мужик выигрывает. А Власть говорит – вот указ тут у нас вышел – мы до 23-х играем… Ну а если говорить серьезно, то ничего смешного нет - вспомните различные деноминации, девальвацию рубля, смену банкнот и, пожалуй, самое циничное преступление этой власти - ограбление вкладов граждан в сбербанке СССР. Миллионы людей потеряли свои сбережения в Сбербанке во время гайдаровской «шоковой терапии», и, конечно, до сих пор с недоверием относятся к нашей банковской системе. До последнего времени власть ничего не делала для того, чтобы ситуацию каким-то образом улучшить. В других странах СНГ - Белоруссии, Казахстане - эта проблема хоть как-то решается. Наша фракция на протяжении этих лет выносила законопроекты с различным механизмом возврата дореформенных сбережений, но действующая власть им всячески препятствовала. Коммунисты - категорические противники плоской шкалы налогообложения. У нас в стране должна быть прогрессивная шкала налогообложения, наша фракция вносила соответствующие законопроекты, но на их пути препятствием встает фракция партии «Единая Россия». Плоская шкала налогообложения – это удел слабых и неразвитых стран, подавляющее большинство стран мира имеют прогрессивную шкалу налогообложения. Все развитые страны, имеющие стабильный рост экономики, имеют прогрессивную шкалу налогообложения. А ведь гордясь плоской шкалой налогообложения, действующая власть тем самым фактически признает слабость своей фискальной системы. У парламентского большинства одно объяснение - если мы введем прогрессивную шкалу налогообложения, то будем меньше собирать налогов. Почему же в других развитых странах, где действует прогрессивная шкала налогообложения, собирают налогов столько, сколько нужно?

- Полгода назад "Единая Россия" объявила, что партия приняла идеологию консерватизма. Насколько соответствует российскому менталитету эта идеология?

- Сегодня мы видим, что страна у нас «левеет», как «левеет» весь мир. Народ разуверился в либеральных ценностях, людям хочется не дутой, а реальной социальной защищенности. То, что «ЕР» приняла идеологию консерватизма, на мой взгляд, это, с точки зрения выживаемости партии, - их правильный шаг. Действительно, какой-то части людей такая идеология импонирует, эти люди ожидают от власти, что больше не будет шараханий влево – вправо, и, наконец-то, наступит хоть какая-то стабильность. Добавлю, что, видя, что «левые» идеи в России очень сильны, а в мире и стране существует тенденция к их росту, Кремль создал еще одну «левую» партию – «Справедливую Россию». Но она фактически является сателлитом партии власти и оттягивает на себя часть голосов КПРФ.

- А возможно ли в обозримом будущем реальное объединение "левых" парламентских партий?

- Это невозможно, потому что КПРФ и «Справедливая Россия» придерживаются различных идеологий. Если КПРФ является реально оппозиционной партией, которая во всей своей деятельности выступает за идеалы социализма и равенства, то «Справедливая Россия» – лишь оттягивает часть голосов КПРФ. Мы даже не считаем «Справедливую Россию» союзницей, хотя по некоторым вопросам голосуем солидарно. Но должной оппозиционности и позитива от этой партии ожидать не следует. Если сейчас, за два года до выборов в Государственную Думу, «Справедливая Россия» будет показывать на региональных выборах положительные результаты – она еще останется на политической арене. Если нет – она разделит судьбу своей предшественницы - партии «Родина. Кремлю «Справедливая Россия» необходима именно для ослабления КПРФ.

- В части российских СМИ появились комментарии о том, что все парламентские партии довольны результатами мартовских региональных выборов. Так ли это?

- В целом, - мы довольны. На мартовских выборах КПРФ получила значительную прибавку голосов. Но победа «Единой России» – это еще не показатель политических предпочтений в обществе, потому что явка на выборах была порядка 40 процентов, что очень мало. Если бы на выборы пришло 70 - 80 избирателей, то «Единая Россия» набрала не более 15 – 20 процентов. Результаты, которые «ЕР» получила на выборах – это в большей мере заслуга Владимира Путина и Дмитрия Медведева, с которыми ассоциируется эта партия. Но к этому надо добавить жесточайший административный ресурс, примененный властью. Фактически КПРФ сегодня является второй партией в стране и по численности, и по влиянию, опережая другие партии наголову.

- Ну а насколько изменится соотношение политических сил в России с уходом лидера ЛДПР Владимира Жириновского, если он оставит свой пост?

- Скучно будет. Если Владимир Жириновский уйдет в отставку, вместе с ним исчезнет с политической арены и ЛДПР. Это партия одного человека, и живет она только благодаря харизме лидера ЛДПР. Вместе с тем, замечу, что ЛДПР – другой сателлит партии власти, поскольку по всем принципиальным вопросам занимает ее позицию.

- Ведущие российские политологи считают, что модернизация, особенно в политической системе, будет эволюционной, но при этом подчеркивают, что нигде в мире модернизация не начиналась по воле масс. А есть ли, на Ваш взгляд, хоть какой-то запрос на модернизацию «снизу»? И что ожидает российский избиратель от власти?

- Общество от власти ждет чуда, которое она дать не может. Мы, депутаты КПРФ, работающие в Государственной Думе и знающие объем и структуру федерального бюджета, понимаем ситуацию в нашей экономике. И поэтому ответственно заявляем - нынешняя власть экономическое «чудо» сотворить не способна. За короткий срок не построить новую промышленность, не модернизировать нашу экономику, не сделать наш рубль конвертируемым. Не сделать Москву мировым финансовым центром. По мановению волшебной палочки или по указу президента это сделать невозможно. Нужны кардинальные кадровые изменения в правительстве, нужен новый политический и экономический курс, но вряд ли нынешняя власть решится на это. Кстати, КПРФ представила обществу в этой связи свою антикризисную программу, в которой обобщила мировой и российский опыт. Но население упорно ждет чуда. К тому же наше население остается все таким же пассивным. И я думаю, что в ближайшее время революции по воле масс реальных изменений в экономике и в политической системе у нас не произойдет. Ну а то, что происходило в Калининграде и других городах, массовые митинги – это лишь локальные вспышки, и они не носят системного характера. Если КПРФ сумеет на своей базе объединить по всей стране вот такое протестное движение, и придет к власти – тогда мы сможем реализовать программные положения нашей программы, с опорой на творческую инициативу народных масс. И этим сегодня наша партия активно этим занимается.

- Надеюсь, что Вы не призываете к революции? Это же, как-никак, насильственная смена строя.

- Понятия революция и насильственное свержение строя не являются тождественными. Точно так же нельзя противопоставлять термины революция и эволюция, поскольку еще из школьного курса обществознания мы знаем, что любая эволюция осуществляется через революционные скачки. КПРФ – революционная партия, мы идейные наследники ленинской и сталинской гвардии, осуществившей Великую Октябрьскую Социалистическую революцию и грандиозный проект строительства первого в мире социалистического государства. От свои идеологических корней мы отрекаться не намерены. Мы выступаем за революционные преобразования в стране. В то же время, как и наши предшественники-большевики, мы являемся противниками насильственных методов в политике. Наша партия активно работает в регионах, привлекает в свои ряды новых людей, которые способны объяснить людям политику партии. Но, повторюсь, большая проблема в инертности нашего населения. Политическая пассивность населения – это, на мой взгляд, основной тормоз в развитии современного общества и его модернизации. Если бы общество было менее инертно, то и власть шевелилась бы, и законы принимались совершенно иные, а не те, что сегодня. Мы же имеем ту власть, которую заслуживаем.

Беседовал Андрей Захватов

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net