13.07.2017 | Илья Кравченко

Полгода борьбы: внутриполитические ограничения внешней политики Трампа

Дональд ТрампПрезидентство Дональда Трампа перешло полугодовой рубеж. За это время он, как никакой другой президент США, систематически подвергался колоссальной критике. Негативной оценкой были удостоены иммиграционная реформа, проявления непотизма в отношении совета по национальной безопасности, приверженность концепции пересмотра союзнических отношений США в мире. Однако самое большое негодование вызвала «русская угроза», вызванная якобы вмешательством РФ в американские президентские выборы.

И это является своего рода толчком к большинству действий Трампа на международной арене. Конфликт в Сирии? Надо минимизировать роль России. Будущее НАТО? США будут безоговорочно поддерживать Североатлантический альянс в противовес России. Северокорейский вопрос? Вашингтон намерен вводить санкции против тех стран, которые имеют торгово-экономические отношения с КНДР (то есть РФ). Иными словами, администрация Дональда Трампа попросту не имеет пространства для маневра.

Несмотря на мощный прессинг со стороны вашингтонского истеблишмента, проводимого как демократами, так и республиканцами (последние даже охотнее критикуют команду Трампа за любые контакты с Россией), администрация 45-го президента США поступательно планировала установление благоприятной почвы для диалога между Вашингтоном и Москвой. Первым шагом навстречу был визит госсекретаря Рекса Тиллерсона 12 апреля в Москву. В рамках тогдашнего визита ему удалось встретиться не только с главой российского МИД Сергеем Лавровым, но и с президентом РФ Владимиром Путиным. Однако кроме как слов о необходимости сотрудничать по ключевым вопросам, встречи Тиллерсона не дали никаких ощутимых результатов. Более того, Вашингтон сам посылал однозначно негативные сигналы Москве, заключавшиеся в одобрении расширения НАТО и признания самим Трампом факта вмешательства России в президентские выборы. При таком раскладе идти на уступки в одностороннем порядке в Кремле были явно не готовы.

Вторым шагом на пути к попытке выстроить диалог должен был стать саммит «Большой двадцатки» в Гамбурге, в рамках которого состоялась бы встреча непосредственно Трампа и Путина. В итоге встреча состоялась и даже продлилась на 2 часа больше запланированных 30 минут. Но о реальных результатах в плане нормализации российско-американских отношений опять говорить не приходится. Ведь параллельно с заявлениями российской стороны о «достигнутых договоренностях с американцами о сотрудничестве в сфере кибербезопасности» Трамп пишет в социальной сети Twitter что, «тот факт, что президент Путин и я обсуждали рабочую группу по кибербезопасности, не значит, что я считаю, что она может быть создана. Не может». Или постоянный представитель США в ООН Никки Хейли в интервью каналу CNN заявляет о том, что «США никогда не будут доверять России в вопросах кибербезопасности».

Более того, Администрации общих служб США, отвечающая, в том числе, за контракты на услуги в сфере IT и цифрового фотооборудования для применения правительственными агентствами, 12 июля исключила российскую компанию «Лаборатория Касперского» из двух списков поставщиков. И все это произошло после очередной «сенсации» от СМИ. На этот раз агентство Bloomberg 11 июля, сославшись на внутреннюю переписку «Лаборатории Касперского», сообщило, что компания имеет тесные связи с российским правительством и разведывательными службами.

Причина подобной риторики, а также нежелания Трампа реально сдвигать отношения с мертвой точки заключается во внутриполитической расстановке сил. Дело в том, что тематика «русской угрозы» практически не сходит с заголовков ведущих американских СМИ. Не будем вдаваться в детали слушаний о вмешательстве России в президентские выборы в США, а также о влиянии Кремля на команду Трампа. Главное, что из этого следует – сегодня Трамп находится под настолько сильным давлением со стороны общества и политического истеблишмента, что ни он, ни Республиканская партия, которую президент представляет, не имеют реальной возможности даже малейшее изменение политики в адрес России.

Внимательный читатель скажет: «А как же соглашение о прекращении огня на юго-западе Сирии?». К сожалению, это уже не первая попытка начать процесс деэскалации в сирийском конфликте. Можно вспомнить схожее предложение предыдущего госсекретаря США Джона Керри о прекращении огня в феврале или же сентябре 2016 г. Во всех случаях они нарушились. Причем обвинения выдвигались обеими сторонами-гарантами (США и РФ). В частности, администрация тогдашнего президента США Барака Обамы обвиняла Россию в «содействии бойне в Алеппо» и т.п. К слову, нынешний глава Белого дома также успел продемонстрировать свою решительность в вопросе реализации американской политики в отношении Сирии, приказав выпустить 59 ракет «Томагавк» по авиабазе сирийских правительственных сил Шайрат в провинции Хомс. Для США одним из основных пунктов в урегулировании сирийского конфликта является смена правящего режима в Сирии. А неоднократные заявления Асада о том, что уходить он не собирается, свидетельствует об отсутствии на данный момент реальной почвы для успешного разрешения конфликта. По крайней мере, с американской точки зрения.

В политическом истеблишменте США данное прекращение огня восприняли без особого энтузиазма. И не потому, что не верят в него, а потому, что сейчас все их мысли поглощены совсем другим. Ведь не успел Трамп вернуться в Соединенные Штаты, как издание The New York Times взорвало американскую общественность очередной «сенсацией». На этот раз речь идет о сыне президента США – Дональде Трампе-младшем. Согласно публикации, в июне 2016 года он вместе с зятем тогда еще кандидата в президенты Дональда Трампа Джаредом Кушнером и главой избирательной кампании Полом Манафорта встретился с адвокатом из России Натальей Веселницкой. Сама встреча была организована американским PR-менеджером Робом Голдстоуном по просьбе его московского доверителя, артиста и предпринимателя Эмина Агаларова, который якобы имел компрометирующие материалы на кандидата от демократов Хиллари Клинтон. И компрометирующие доказательства «предоставил государственный прокурор России». Накануне встречи с российским адвокатом Дональд Трамп младший получил письмо на электронную почту, сообщающее о том, что информация о Хиллари Клинтон является частью работы российского правительства по содействию избирательной кампании его отца. В публикации указывается, что сын Трампа не стал беспокоиться о происхождении этих документов. В итоге Дональд Трамп-младший вынужден был опубликовать свою переписку с Голдстоуном, где подтверждался факт встречи с российским адвокатом.

Самое важное во всей этой истории то, что это первый подтвержденный эпизод встречи членов близкого круга Трампа с гражданином России во время предвыборной кампании. И именно за это сейчас возьмутся его критики. Тем самым, к сожалению, сходят на нет любые попытки Трампа выстроить продуктивный диалог между Вашингтоном и Москвой. Реакция американского политического истеблишмента не заставила себя долго ждать. Так, ярый критик России сенатор Джон Маккейн, председатель Комитета по вооруженным силам настаивает на том, чтобы Трамп-младший дал показания перед Конгрессом, добавляя при этом, что «это начало нового расследования» и американцы «могут наблюдать очередную неприятную неожиданность» со стороны администрации Трампа. В тоже время, один из главных русофобов в Конгрессе сенатор-республиканец Линдси Грэм в интервью «Голосу Америки» занимает пока не совсем свойственную ему осторожную позицию и считает, что какими бы провокационными ни казались опубликованные электронные сообщения, из них не следует, что какая-либо информация действительно была передана Россией избирательному штабу Трампа. Так или иначе, данное дело лишь усугубит уде продолжающиеся расследование сенатской Комиссии по расследованию нарушений на выборах в США. И явно не в пользу Дональда Трампа и его команды.

Не стоит забывать и о скандальном законопроекте, который уже прошел Сенат при очень редком консенсусе в 98 голосов из 100 – «Закон о противодействии иранским дестабилизирующим действиям от 2017 г.». Вместе с тем, в самом тексте документа уже с первых строк говорится о противодействии не только иранской, но и российской агрессии. Законопроект теперь находится в Палате представителей, где для его одобрения необходимо 2/3 голосов, которые как раз имеются у республиканского большинства. В связи с новостями о Трампе-младшем, сенатор-демократ Бен Кардин, являющийся соавтором документа, призывает членов Палаты представителей как можно быстрее проголосовать за принятие данного законопроекта, дабы «показать России», что американцы «не намерены терпеть такого уровня вмешательства в выборы». Однако пока текс документа немного забуксовал.

Причина заключается в лоббистской деятельности энергетических компаний, которые не заинтересованы в принятии текста в том виде, в каком он прошел Сенат. Дело в том, что согласно законопроекту, США смогут вводить санкции в отношении лиц и компаний, инвестировавших в строительство РФ экспортных трубопроводов от $1 млн за раз или более $5 млн в течение года. Также будет запрещено предоставлять для таких проектов оборудование, технологии и услуги. Несмотря на это, пока не ясно, смогут ли такие гиганты как ExxonMobil и General Electric в действительности поменять расклад сил, или же политический контекст окажется в разы сильнее, и документ попадет к президенту уже в скором времени.

Тем не менее, до промежуточных выборов в Конгресс остается уже четь более одного года, а подобные новости лишь прибавляют президентским (а если смотреть шире, то и республиканским) политтехнологам работы. И как не парадоксально, у них есть небольшие, но все же успехи. «Сделаем Америку вновь великой!» – предвыборный слоган и основа внешнеполитического планирования Трампа, все-таки имеет поддержку и в рядах простых американских граждан. По данным социологического центра PewReseachCenter процент американцев, считающих, что США являются одной из ведущих держав мира, вырос до 56% по состоянию на июнь 2017 г. по сравнению с 52% в 2015 г. Вместе с тем, согласно другому аналитическому институту Gallup рейтинг поддержки Трампа на начало июля сего года составил 40%, что является переходом к среднему показателю, так как самый низкий процент был 36, а высокий 45. То есть глава Белого дома и его команда стараются играть на ожиданиях избирателей, чтобы хоть как-то привести рейтинг президента в нормальное состояние. Но вот сдвинуть российско-американские отношения с мертвой точки у Трампа пока не получается.

Илья Кравченко - политолог, эксперт Российского совета по международным делам, кандидат политических наук

© Информационный сайт политических комментариев "Политком.RU" 2001-2017
Учредитель - ЗАО "Политические технологии"
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-69227 от 06 апреля 2017 г.
При полном или частичном использовании материалов сайта активная гиперссылка на "Политком.RU" обязательна