31.01.2018 | Алексей Макаркин

Павел Грудинин: политические перспективы и их ограничения

Павел ГрудининВыдвижение Павла Грудинина в качестве кандидата в президенты от КПРФ стало сенсацией. Ранее в публичном пространстве неоднократно высказывалось предположение, что кандидатом в очередной (уже в пятый) раз станет Геннадий Зюганов. Однако сам Зюганов предложил кандидатуру Грудинина и фактически заблокировал любую внутрипартийную альтернативу.

Аргумент Зюганова

Ключевым аргументом Зюганова могло стать понимание, что кандидат от КПРФ может впервые за всю историю президентских выборов в независимой России прийти к финишу третьим. Усталость избирателей от КПРФ, моральный износ партии проявились на думских выборах 2016 года. Если на предыдущих выборах 2011 года КПРФ получила 19,2%, а ЛДПР – 11,6% (причем коммунисты заявляли о том, что результаты партии занижены), то в 2016-м КПРФ получил 13,3%, а ЛДПР – 13,1% (причем, по общему мнению экспертов, подсчет голосов проводился существенно прозрачнее).

Снижение результата КПРФ привело и к финансовым проблемам. Во-первых, из-за уменьшения результата партии снизилось в два раза ее государственное финансирование. Во-вторых, коммунисты потеряли больше половины думской фракции, которая сократилась с 92 до 42 депутатов - это привело к тому, что партия стала менее привлекательной для спонсоров, рассчитывающих получить депутатский мандат.

Речь идет об ослаблении позиций как партии, так и Зюганова, который, по опросам, стал отставать от Владимира Жириновского. Стимулов для голосования у сторонников КПРФ на президентских выборах было меньше. Если на думских выборах серьезным стимулом было стремление провести в Думу как можно больше коммунистических депутатов, то на президентских речь шла о заведомо проигранной игре. В этих условиях более активный и харизматичный Жириновский мог обойти Зюганова, что стало бы сильным ударом и по КПРФ, и лично по Зюганову. Тем более, что авторитет «отца-основателя» КПРФ внутри партии стал снижаться. Несмотря на серьезные усилия, ему не удалось провести своего внука Леонида на пост главы фракции КПРФ в Мосгордуме – против этого выступил руководитель московской парторганизации Валерий Рашкин. В результате этот пост занял компромиссный кандидат – Николай Губенко.

Поиск альтернативных кандидатов в президенты внутри КПРФ был бесперспективным. Немногочисленные сильные публичные политики встроены в формальную (губернатор Иркутской области Сергей Левченко, и.о. губернатора Орловской области Андрей Клычков) и неформальную (мэр Новосибирска Анатолий Локоть) вертикали власти. Согласно негласным правилам, они не могут конкурировать с Владимиром Путиным даже «понарошку».

В качестве наиболее вероятного преемника Зюганова рассматривается кандидатура Юрия Афонина, третьего номера в списке КПРФ на думских выборах 2016 года. В качестве секретаря ЦК КПРФ по организационно-партийной и кадровой работе Афонин курирует все назначения в партийном аппарате. Однако он нехаризматичен и малознаком избирателям – кандидат-«аппаратчик» мог бы проиграть Жириновскому с еще большим отрывом, чем Зюганов. А такое поражение не только наносило удар по репутации КПРФ, но и могло уменьшить шансы Афонина на роль лидера партии.

Именно поэтому был избран вариант с выдвижением беспартийного кандидата - в случае неудачи можно обвинить в поражении его, а не партию. А если Грудинин наберет сопоставимое с Зюгановым образа 2012 года количество голосов (тогда лидер КПРФ получил 18%), то этот успех он разделит с Зюгановым, который официально возглавил его избирательную кампанию.

Плюсы Грудинина

В то же время выдвижение кандидатуры Павла Грудинина на пост президента связано для КПРФ как с новыми возможностями, так и с определенными рисками. Новый в политике человек, крепкий хозяйственник, он соответствует образу «человека от сохи». Для урбанизированной России аграрная сфера является «мечтой», с которой связаны позитивные, частично ностальгические чувства. Хотя основные реальные доходы Грудинин получает не от выращивания клубники, а от сдачи в аренду площадей совхоза, примыкающих к МКАД – то есть успешного использования конкурентного преимущества.

Также Грудинин позиционирует себя как успешный хозяйственник, представитель реального сектора. Его практика хозяйствования совместима с современной идеологией КПРФ (к тому же директор совхоза, что приятно ностальгирующим по СССР) – это директор-патерналист, активно развивающий социальную сферу в своем хозяйстве. Подчиненные Грудинина высоко оценивают его деятельность и «держатся» за работу в совхозе.

При удачной кампании Грудинин способен привлечь дополнительных избирателей. Можно выделить три потенциальные группы избирателей, способных проголосовать за такого кандидата:

· идеологические коммунисты, традиционно голосующие за КПРФ. Это «партийное ядро», которое почти автоматически голосует за партию и ее кандидатов. Правда, они не привыкли голосовать за кандидатов-бизнесменов на столь значимых выборах (хотя в избирательных списках КПРФ предприниматели присутствуют с 1990-х годов, но они не занимали в них первых мест).

· протестно настроенные избиратели, не разделяющие коммунистической идеологии, но не враждебные ей. Многие из них голосовали за КПРФ в течение многих лет, и именно они обеспечивали партии и ее кандидату в президенты второе место на выборах (в том числе и в 2012 году). Однако в «посткрымский» период эти избиратели стали мигрировать к власти, которая выступила в качестве главного патриота и защитника. КПРФ, несмотря на свою более жесткую позицию по Крыму в постсоветский период, оказалась, как и другие парламентские партии, на глубокой периферии патриотического тренда. Однако сейчас внешнеполитическая тема вытесняется внутренними проблемами – и у коммунистов при эффективной избирательной кампании появляется шанс вернуть этих избирателей.

· либерально настроенные избиратели из крупных городов, в первую очередь, Москвы, Петербурга, Екатеринбурга, Новосибирска. Для этих избирателей немыслимо голосование за Зюганова, но они при определенных условиях могут поддержать беспартийного бизнесмена Грудинина. Это произойдет в случае полного провала идеологически близких кандидатов (Ксении Собчак и Григория Явлинского), а также отсутствия или незначительного количества раздражителей, связанных с персоной Грудинина. Либеральный оппозиционер может проголосовать за Грудинина, чтобы максимально ослабить нелюбимую им власть.

Отметим также, что Грудинин обладает высокой мотивацией для личной раскрутки. Понятно, что он не рассчитывает на победу на президентских выборах. Его задача – максимальная публичная раскрутка с прицелом на выборы губернатора Московской области, где находится его совхоз. Грудинин активно участвует в подмосковной политической жизни, хотя и с переменным успехом. В 2016 году он баллотировался в Государственную думу и Мособлдуму, но обе избирательные кампании проиграл (что свидетельствует об ограниченности его электорального ресурса в регионе). Однако в 2017 году он был избран местным депутатом в городе Видное и возглавил совет депутатов этого подмосковного райцентра. Понятно, что выход на федеральный уровень повышает шансы Грудинина на продвижение в собственном регионе – но для этого надо получить результат, сопоставимый с зюгановским в 2012 году.

Минусы Грудинина

Наряду с плюсами, можно назвать и целый ряд минусов кандидатуры Грудинина. Он недостаточно известен среди населения. Еще в середине декабря Грудинин был малоизвестной фигурой, не опознаваемой широкой аудиторией. Сейчас его известность выросла, однако этот рост сдерживается деполитизацией основной части российского общества, невысоким интересом к избирательной кампании и не слишком активным продвижением Грудинина со стороны КПРФ.

Так, по данным Фонда «Общественное мнение», лишь 14% респондентов сообщили, что знали о Грудинине до выдвижения его кандидатуры (к этой цифре надо отнестись критически, так как часть респондентов в ходе исследований склонны преувеличивать свою осведомленность). Всего же по состоянию на 14 января о Грудинине были информированы 31% россиян, а на 20-21 января – 33%. Таким образом, быстрый рост известности в последнюю неделю декабря – первые недели января сменился существенным замедлением.

Грудинин - посторонний человек для партии, что для КПРФ, где «все друг друга знают», не является плюсом. В Интернете уже появляется информация о том, что партийные функционеры среднего звена не проявляют большого энтузиазма в ведении избирательной кампании «чужака». Тем более, что хорошо известно принципиальное неприятие предпринимательства частью «ядерного», идеологически заряженного электората КПРФ (самыми верными избирателями партии).

У Грудинина нет опыта деятельности на федеральном уровне, не был депутатом Госдумы или сенатором. Для многих избирателей он не выглядит «закономерным» кандидатом, способным быть президентом. Это важно в условиях, когда большинство избирателей привыкли голосовать на президентских выборах серьезно, тщательно взвешивая все «за» и «против». Так как выдвижение кандидатуры Грудинина от КПРФ было неожиданным (еще в середине декабря не только внешние наблюдатели, но и сами коммунисты были уверены в том, что кандидатом будет Зюганов), то партия не успела подготовить убедительную «легенду», объясняющую выдвижение малоизвестного в стране бизнесмена. Это вызвало диссонанс – и в партии, и в обществе. Особенно на фоне активной контригры против Грудинина, которая началась практически сразу после выдвижения его кандидатуры и активно ведется в информационном пространстве, в том числе и на телевидении. И к этой контригре партия оказалась не готова – хотя можно было предположить, что любые действия Грудинина, как и любого значимого кандидата в президенты, будут рассматриваться под микроскопом.

Возможности Грудинина для ведения избирательной кампании ограничены как финансовым ресурсом, так и политическими возможностями. Например, одним из его соратников является Сергей Удальцов, однако КПРФ была вынуждена дезавуировать его регистрацию в качестве доверенного лица кандидата. Для власти Удальцов - отбывший срок преступник, да еще и не признавший своей вины. Допуск его к участию в электоральном процессе – а доверенное лицо кандидата имеет право представлять его на эфирах и в поездках по регионам – для нее неприемлем. Но формальных оснований для отказа в регистрации Удальцова в качестве доверенного лица не было. Поэтому КПРФ и Грудинин оказались перед выбором – либо рискнуть, либо уступить, пусть и с потерей лица. Сделанный ими выбор показывает всю ограниченность возможностей и партии, и ее кандидата.

Критика в адрес Грудинина идет по двум основным направлениям, связанным с его образом предпринимателя. В частности, это подробное – со ссылками на старые публикации в СМИ – описание его хозяйственной деятельности. Подчеркивается эволюция его ЗАО – число акционеров сократилось с 526 до 40, причем реальный контроль (около 40%) – у Грудинина. Отмечается, что целый ряд работников совхоза были обижены в 90-е годы, когда хотели выделиться из предприятия со своими паями. Особое внимание уделяется сделке с бизнесменом Аразом Агаларовым, который построил «Твой дом» на бывших совхозных землях. Позднее к этим разоблачениям добавились новые – о том, что при продаже земель совхоза официально указывались меньшие суммы, чем были в реальности.

В принципе, здесь нет ничего, выходящего за рамки обычного бизнеса, к которому россияне – в том числе и коммунисты – привыкли. Образ «советского хозяйства», действительно, размывается, но вера в оазис социализма на подмосковной земле и до этого была небольшой. Однако для части протестных избирателей такая история может быть неприятной – они ищут «идеального кандидата», а Грудинин оказывается похожим на других представителей элиты. Стимулы к голосованию за него уменьшаются.

Более неприятной выглядит для Грудинина другая история. 12 января стало известно, что у него на момент выдвижения были крупные счета в иностранном банке (всего на сумму более чем 37 млн рублей, включая ценные бумаги). Наличие таких счетов является препятствием для регистрации. Однако к моменту регистрации он закрыл эти счета – поэтому он был зарегистрирован. Эта тема может быть для Грудинина более опасной, чем предыдущая, тем более, что первоначально в СМИ назывались другие цифры (до 7,5 млрд рублей), а также обсуждался вопрос о том, почему он не задекларировал их в 2016 году, когда баллотировался в депутаты Госдумы (позднее было заявлено, что он открыл эти счета уже после думских выборов для лечения родственников. Само обсуждение астрономических цифр (даже оказавшихся недостоверными) и факт наличия в недавнем прошлом зарубежных счетов на очень крупные для обычных граждан суммы, может рассматриваться как имиджево негативный фактор в глазах части электората. Да и формулировка о том, что Грудинин «забыл» о счете – пусть даже «транзитном» - не соответствуют представлениям граждан о правильном подходе к банковским счетам (для них немыслимо «забыть» о собственных деньгах).

Кроме того, коммунисты промедлили с разъяснением истории со счетами. Разъяснение поступило только на следующий день после скандала и выглядело запоздавшим «оправданием», которое может устроить твердых сторонников КПРФ (верящих в то, что против партии и ее сторонников идет пиаровская негативная кампания), но далеко не всех «протестников», дистанцированных от партии. Но и с идеологическими коммунистами не все просто – с учетом того, что Грудинин не успел стать для них «своим». Эта история также не фатальна для кандидата, но способна «размыть» мотивацию голосования за него.

Непростая история и с либералами. Логика избирательной кампании вынуждает Грудинина вынуждает его делать заявления на общественно значимые темы, которые соответствуют настроениям его основного электората, подчеркивая свою коммунистическую идентичность. Например, он заявил, что «Ельцин центр надо переименовать и отдать детям. Сделать из него нормальный дворец для детей, в котором бы они занимались и повышали свои знания» (очевидна аналогия с высказываниями Никиты Михалкова, ставшего к настоящему времени одним из главных аллергенов для либералов). А на Олимпийские игры в Корее, по мнению кандидата, надо поехать под советским красным знаменем. Также Грудинин одобрил запрет фильма «Смерть Сталина», сравнив его с комедийным сериалом «Распятие Иисуса Христа» (разумеется, никогда не выпускавшимся) – то есть проведя параллель между Сталиным и Христом, неприемлемую и для либералов, и для многих верующих.

Однако далеко не всех засомневавшихся левых избирателей можно вернуть такими заявлениями. Зато есть большая вероятность, что они отпугнут жителей мегаполисов. Такие избиратели не склонны придавать большое значение зарубежным счетам, но отчетливая «коммунистичность» для них совершенно неприемлема – как эстетически, так и политически. Таким образом, Грудинину будет непросто усидеть на двух стульях – как это, впрочем, и бывает в избирательных кампаниях, когда есть желание выйти за пределы узкопартийного, «нишевого» электората. Для части коммунистов и «протестников» он может оказаться недостаточно советским, а для либералов – слишком советским.

Перспективы Грудинина

В настоящее время рано говорить о том, сколько голосов может набрать Грудинин. Социологические исследования показывают, что он быстро «обошел» по своему рейтингу Зюганова, находившегося на уровне 3% (от всех избирателей). Но дальше началась стагнация. Опрос ВЦИОМа показал, что с 10 по 15 января, на фоне истории со счетами, рейтинг Грудинина сократился с 7,2 до 6,1%. Фонд «Общественное мнение» зафиксировал, что если 14 января Грудинин производил положительное впечатление на 15% респондентов, а отрицательное – на 3%, то уже 20-21 января соотношение выглядело существенно менее благоприятным – 11% к 6%. Пока что рейтинг Грудинина сопоставим с аналогичными показателями Владимира Жириновского, хотя вполне возможен его рост в ходе кампании.

В настоящее время количество избирателей, не исключающих голосования за Грудинина, составляет, по данным Фонда «Общественное мнение», 17%. Это немало, но для того, чтобы привлечь этих избирателей, необходима качественная избирательная кампания, масштабирующая личность Грудинина и, одновременно, позволяющая ему «пройти между струй», чтобы не потерять различные составляющие своего электората. Сделать это будет крайне сложно – с учетом ограниченности времени и возможностей кандидата и противоречивости его образа.

Алексей Макаркин – ведущий эксперт Центра политических технологий

© Информационный сайт политических комментариев "Политком.RU" 2001-2018
Учредитель - ЗАО "Политические технологии"
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-69227 от 06 апреля 2017 г.
При полном или частичном использовании материалов сайта активная гиперссылка на "Политком.RU" обязательна