09.04.2018 | Политком.RU

Россия-Иран-Турция: сирийские вопросы треугольника

Путин, Рухани, ЭрдоганВ ходе двухдневного рабочего визита в Турцию президент России Владимир Путин совместно с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом и президентом Ирана Хасаном Роухани принял участие в трехстороннем саммите, посвященном ситуации в Сирии.

В принятом по итогам саммита совместном заявлении подчеркивается важность оказания помощи сирийцам в восстановлении единства страны и в «достижении политического решения затянувшегося конфликта посредством открытого, свободного, справедливого диалога». Президенты призвали международное сообщество и, в частности, ООН и его гуманитарные структуры, расширить программы по оказанию гуманитарной помощи сирийцам. Президент Путин назвал «своевременным и правильным» предложения своего турецкого коллеги об объединении усилий России, Турции и Ирана по оказанию гуманитарного содействия сирийцам.

Три лидера также обратились к международному сообществу с призывом помочь экономическому восстановлению страны, посетовав, что пока практически никто, «кроме Ирана, Турции и России» ничего не делает. Ранее западные государства обуславливали свое участие в восстановлении сирийской экономики уходом Башара Асада с поста президента Сирии. По словам президента Путина, в Анкаре он и его коллеги констатировали «недопустимость политизации этой темы», писал «Коммерсант». Напомним, что астанинский формат создавался в первую очередь для урегулирования вопросов «на земле», в частности между различными вооруженными группировками. Президенты подтвердили поддержку решений состоявшегося в конце января в Сочи Конгресса сирийского национального диалога, в том числе о создании конституционного комитета.

Один из важнейших вопросов, поднятых на саммите в Анкаре, — приверженность трех стран сохранению целостности Сирии. «Такая принципиальная позиция особенно значима сегодня на фоне нарастающих попыток усугубить межэтнические и межконфессиональные противоречия в сирийском обществе, тем самым раздробить страну на части, сохранив конфликтный потенциал в ближневосточном регионе на многие годы вперед», — сказал Владимир Путин. Эти слова прозвучали на фоне заявлений саудовского наследного принца Мухаммеда бен Сальмана, что США должны сохранить свое присутствие в Сирии. До этого президент США объявил, что американские войска скоро покинут эту страну. 4 апреля телеканал NBC в своем Twitter со ссылкой на директора национальной разведки США Дэниела Коутса сообщил, что решение о том, как будет выглядеть вовлеченность Соединенных Штатов в ситуацию в Сирии, принято и скоро будет объявлено.

Тем временем, фактически начался раздел Сирии на зоны влияния. Турция намерена бороться за контроль над стратегически важными для нее районами северной Сирии, населенные курдами. Эрдоган говорил о намерении продолжить операцию «Оливковая ветвь» вплоть до взятия оплота курдского сопротивления — города Манбидж. Задача России при этом не допустить распада страны. «В случае турецкого наступления на Манбидж ситуация для Анкары будет радикально отличаться от операции в Африне. Если в Африне турецкой армии противостояли исключительно курдские «Силы народной самообороны», то в Манбидже ей придется иметь дело уже с «Силами демократической Сирии» — более широкой коалицией, в которую входят не только курды, но и арабы. Кроме того, в Африне у защитников города не было поддержки США, на которую они рассчитывают в Манбидже»,— пояснил «Коммерсанту» бывший посол ЕС в Сирии и Турции, приглашенный исследователь Carnegie Europe Марк Пьерини. Любые попытки Анкары провести блицкриг в Манбидже, где также размещены американские военные, будут восприняты в Вашингтоне как враждебный шаг»,— заявил он.

Создание турецкой зоны контроля в Сирии ставит в трудное положение Россию. «На восточном берегу реки Евфрат американцы с помощью курдов освободили большие территории от террористов. Но, освободив эти территории, они насаждают там местные власти, которые сознательно изолируются от Дамаска», — заявил глава МИД РФ Сергей Лавров. Между тем общаться с Дамаском не желает не только Вашингтон, но и Анкара. В свою очередь, не имея реальных рычагов ограничить амбиции Анкары, Москва также была вынуждена отказаться от поддержки курдов, хотя такой шаг был чреват для нее серьезными политическими издержками, писал «Коммерсант».

Постепенно Сирия делится на зоны влияния: подконтрольный правительству промышленный и сельскохозяйственный центр (более 60% территории и 80% населения); провинцию Идлиб, контролируемую «Джабхат ан-Нусрой» (террористическая организация, запрещена в России), радикальными исламистами из «Джабхат Тахрир Сурия» и пр.; зону турецкой оккупации в северной части провинции Алеппо; зону контроля «Сирийских демократических сил» (СДС) в преимущественно курдских районах северных провинций; зону контроля СДС в провинции Дейр-эз-Зор на восточном берегу Евфрата и южной части провинции Ракка, где доминируют арабо-суннитские племена и сохраняются остатки отрядов ИГ (запрещенная в России террористическая организация). Однако такое разделение исключает стабилизацию: каждая из стороны заинтересована в расширении своей зоны влияния.

© Информационный сайт политических комментариев "Политком.RU" 2001-2018
Учредитель - ЗАО "Политические технологии"
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-69227 от 06 апреля 2017 г.
При полном или частичном использовании материалов сайта активная гиперссылка на "Политком.RU" обязательна