04.06.2018 |

Ростислав Туровский: «Обеспечение преемственности и продвижение успешных управленцев из других регионов – эти два принципа формирования губернаторского корпуса нашли свое подтверждение и в новых назначениях»

Туровский РостиставОбеспечение преемственности власти в регионах и продвижение успешных управленцев из других субъектов федерации – эти два принципа формирования губернаторского корпуса нашли свое подтверждение и в новых назначениях. Уход главы Алтайского края Карлина был ожидаемым: к нему накопилось слишком много претензий, а сам он представлял уже постепенно покидающее власть поколение первых назначенцев 2005 года, пришедших к власти в совершенно других политических обстоятельствах. И дело не просто в том, что Алтайский край, как и Якутия, отличился наихудшим результатом Путина на выборах президента 18 марта. Очевидно, что это стало результатом проблем и в отношениях между властью и обществом, и во внутриэлитных отношениях, и об этом в Алтайском крае было известно давно. Замена же главы Амурской области – это понятная плановая ротация, вызванная уходом прежнего губернатора на министерский пост.

При этом назначение выходца из другого региона было востребовано именно в Алтайском крае, хотя в Амурскую область «варяга» направить легче. Судя по всему, на Алтае местные элиты в целом утратили доверие центра, учитывая и тот факт, что часть этих элит активно интриговала против Карлина. Но в таких ситуациях Кремль не назначает никого из замешанных в борьбе за власть. Отсюда решение в пользу Виктора Томенко, успешно работавшего на посту главы правительства Красноярского края. И дело здесь не в интересах «Норильского никеля», которых в Алтайском крае просто нет. Томенко, как и Носов, ставший главой Магаданской области, получили назначения не благодаря связям с определенными группами влияния, а благодаря управленческим качествам, позволившим им попасть в неофициальный губернаторский кадровый резерв. Иными словами, Алтайский край слишком напрашивался на «новую метлу», и вот такое решение принято.

Что касается Амурской области, то ее новый глава Василий Орлов, напротив, представляет местные элиты. О преемственности власти здесь можно сказать с оговорками, поскольку Орлов сделал успешную карьеру при влиятельном бывшем губернаторе Кожемяко, ныне возглавляющем Сахалин, а при Козлове ушел из исполнительной власти. Тем не менее, нельзя говорить и о резком изменении политического расклада в регионе. «Местному» Орлову при этом будет проще на выборах губернатора, которые обещают стать конкурентными, как это здесь было и раньше. Что касается корпоративных связей нового врио, то и здесь не стоит их преувеличивать. СИБУР, где работал Орлов, действительно имеет экономические интересы в Амурской области, но наличие лояльного губернатора для этого ему не принципиально, и куда важнее продолжать договариваться с «Газпромом» о сотрудничестве при реализации проекта газохимического производства. Скорее здесь, как и в случае с Томенко, работа Орлова и в органах власти, и в крупной компании позволила обрести свои связи и управленческий опыт, которые будут полезны на новой работе.

Ростислав Туровский - вице-президент Центра политтехнологий

Другие комментарии читайте на Telegram-канале Bunin & Co

© Информационный сайт политических комментариев "Политком.RU" 2001-2018
Учредитель - ЗАО "Политические технологии"
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-69227 от 06 апреля 2017 г.
При полном или частичном использовании материалов сайта активная гиперссылка на "Политком.RU" обязательна