Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

Арест зампреда правления Пенсионного фонда России Алексея Иванова связан с историей крушения бизнеса братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых. Иванов ранее был топ-менеджером компании «Техносерв», основанной Ананьевыми – в ней прошел обыск в связи с делом Иванова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

26.05.2010 | Алексей Макаркин

КПРФ: смещение Владимира Уласа

В московской организации компартии России произошло беспрецедентное для нее событие. Президиум ЦК КПРФ распустил бюро комитета Московского городского отделения КПРФ, отстранил от занимаемой должности первого секретаря МГК КПРФ Владимира Уласа и сформировал рабочую группу по подготовке и проведению конференции Московского городского отделения КПРФ. Впрочем, если в Москве подобных событий действительно не было, то в Петербурге такая схема была опробована в ноябре 2008 года, когда со своих постов были смещены первый секретарь горкома Владимир Федоров и его сторонники…

Характерно, что в обоих случаях временный орган, созданный высшим партийным руководством, возглавляет один из ближайших соратников Геннадия Зюганова, секретарь ЦК КПРФ Валерий Рашкин, превратившийся в своего рода «внешнего управляющего» для проблемных (с точки зрения большинства лидеров КПРФ) парторганизаций. Впрочем, если Федоров был известен преимущественно в партии и своем городе, то Улас является более масштабной фигурой. В 2004-2008 годах он совмещал руководство столичной парторганизацией с должностью секретаря ЦК КПРФ, а в 2007 году был избран депутатом Государственной думы.

Партийная карьера

Владимир Улас родился в 1960 году в Брестской области в семье учителя истории и врача. Окончил Рижское высшее военное авиационное инженерное училище, факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ им. М.В.Ломоносова; кандидат технических наук, доцент. Полковник авиации. Преподавал в Военно-воздушной инженерной академии им Н.Е.Жуковского на кафедре теории авиационных двигателей. Одновременно занимался партийной деятельностью в КПРФ, был секретарем Северного окружкома Московской городской организации партии. В этом качестве стал инициатором (вместе с другим известным московским коммунистом, Сергеем Никитиным) создания Комитета защиты прав граждан, выступающего против незаконного строительства элитных комплексов в исторически сложившихся районах, уничтожения парков, скверов, детских и спортивных площадок. Подобная деятельность способствовала сближению Уласа с представителями гражданского общества, повышению взаимопонимания и созданию ситуативных коалиций с другими оппозиционными силами, выступавшими со сходными требованиями.

В 2004 году по московской организации КПРФ был нанесен сильнейший удар – ее покинул бессменный руководитель Александр Куваев, перешедший на сторону тогдашнего главного противника Зюганова Геннадия Семигина, пытавшегося при поддержке значительного количества первых секретарей обкомов перехватить контроль над партией. Однако абсолютное большинство активистов КПРФ выступили против Семигина, а партийное руководство связало его действия со стремлением Кремля ослабить главную оппозиционную силу. Попытка «семигинцев» провести альтернативный съезд партии не привела к успеху – явное большинство делегатов остались на стороне Зюганова. В результате основные сторонники Семигина – в том числе и Куваев – были смещены со свои постов и исключены из КПРФ.

В этой ситуации тогда еще малоизвестный за пределами Москвы Улас возглавил горком КПРФ. Это решение было, прежде всего, инициативой снизу, так как ощущался явный дефицит дееспособных и авторитетных для московских коммунистов кандидатов. Таковым был еще Иван Мельников, но он уже занимал один из самых высоких в партийной иерархии пост первого заместителя Зюганова – переход на должность главного коммуниста столицы был бы для него явным понижением. Отметим, что Мельников изначально поддержал кандидатуру Уласа, близкого ему по менталитету – преподаватель (причем, как и Мельников, не из числа привычных для компартии обществоведов), не делавший традиционной партийно-номенклатурной карьеры и являющийся последовательным сторонником активизации работы среди интеллигенции. С именем Мельникова связывалось стремление части функционеров КПРФ к обновлению партии, попытке отказаться от архаичного облика компартии, «подобрать ключи» к новым протестным группам, сделать партию более открытой и динамичной. Для повышения влияния Уласа внутри партии новый первый секретарь получил пост секретаря ЦК.

Первый секретарь

В короткие сроки Уласу удалось оживить работу горкома – был сформирован новый состав его руководства, началась активная подготовка к выборам в Московскую городскую думу 2005 года. Если Куваев не проявлял существенного интереса к новым формам городского протеста (от выступлений против «точечной» застройки до экологических акций), делая ставку на работу с традиционным для КПРФ «пенсионерским» электоратом, то Улас стал внедрять в практику компартии методы, привычные для него в бытность руководителем Северного окружкома. Повышение активности и «креативности» КПРФ способствовало быстрому успеху уже на ближайших выборах.

Отметим, что на выборах в Госдуму при Куваеве результаты КПРФ после 1995 года демонстрировали ярко выраженную понижательную тенденцию (1995 год – 14,8%, 1999 год – 11,77%, 2003 год – 7,7%). Обратим внимание на то, что даже в 1995 году, когда КПРФ получила наилучший результат на парламентских выборах за всю свою историю в общероссийском масштабе, ее позиции в Москве были достаточно слабы. В 2003 году образованный и требовательный московский избиратель совсем отвернулся от КПРФ, предпочтя ей «Родину» Глазьева-Рогозина, способную формулировать левые идеи более ярко и привлекательно. КПРФ на этом фоне выглядела архаичной политической силой, вызывающей устойчивую симпатию лишь у своего «ядерного» идеологического электората, численность которого сокращалась по естественным причинам.

Однако уже на выборах в Мосгордуму 2005 года КПРФ получила 16,75% голосов избирателей. Частично столь высокий результат можно объяснить снятием с выборов «Родины» за использование ксенофобских мотивов в избирательной кампании. Но немаловажно и другое – КПРФ, во главе списка которой находились Мельников, артист Николай Губенко и Улас, смогла позиционировать себя как партия, приемлемая для протестных групп интеллигенции, проигравших от создания в России рыночной экономики. После снятия с выборов «Родины» многие из этих избирателей поддержали КПРФ, которая еще ранее стала для них «запасной» партией в ходе электорального выбора (этому способствовало и восприятие КПРФ как единственной настоящей оппозиционной силы, и успешная агитационная кампания). Наконец, при крайне высоком 10%-ном избирательном барьере КПРФ в течение всей избирательной кампании находилась в числе «твердо» проходных партий, что было отнюдь не гарантировано в условиях конкуренции с «Родиной», электорального провала 2003 года и внутрипартийного конфликта 2004 года. Таким образом, основа для успешного выступления на выборах была создана еще задолго до снятия «Родины».

После выборов 2005 года в Мосгордуме была впервые создана фракция КПРФ (из 4 депутатов), что, впрочем, объясняется не только высоким электоральным результатом, но и тем, что голосование в столице впервые проходило по смешанной избирательной системе, предусматривавшей наличие партийных списков (ранее московские выборы были чисто мажоритарными). В одномандатных округах коммунисты не добились ни одной победы, хотя в ряде случаев и заняли вторые места, что можно рассматривать как вполне приличный результат в условиях доминирования «Единой России», политическим лидером которой в Москве является популярный мэр Юрий Лужков. Впрочем, в условиях невысокой явки на городских выборах коммунисты с их активным идеологическим «ядерным» электоратом и ранее получали в Москве немало вторых мест в одномандатных округах.

Примечательно, что еще до выборов 2005 года Улас уже в качестве руководителя московских коммунистов продемонстрировал желание взаимодействовать с другими оппозиционными силами. В декабре 2004 года он выступил на Всероссийском Гражданском Конгрессе, основную часть участников которого составляли демократы, находившиеся в радикальной оппозиции к Кремлю. Сам факт посещения Уласом этого мероприятия свидетельствовал о том, что он готов использовать данную площадку для расширения влияния КПРФ. Сохраняя коммунистическую идентичность, включающую в себя и неприятие либеральной идеологии, и «антизападничество», Улас, в то же время заявил, что «мы можем и должны взаимодействовать в защите наших прав на честные и свободные выборы, на предоставление равных возможностей всем политическим партиям», так как «под шумок борьбы с терроризмом в стране создаются условия для установления полицейского режима». В своем выступлении лидер московских коммунистов говорил о «прозрении» ряда политиков, которые «поддерживали Ельцина при разрушении Советского Союза, при расстреле Парламента, поддерживали антисоциальные законы Путина и запрет на проведение референдума» - понятно, что речь идет о демократах. Тем самым, Улас объяснял коммунистам возможность совместных (хотя и локальных) действий с идеологическими оппонентами.

Однако большинство федеральных лидеров КПРФ, в том числе и Геннадий Зюганов, выступили против этого, не желая вступать в жесткий конфликт с Кремлем, который готов терпеть коммунистов как «нишевую» системную оппозиционную партию, но резко выступает против их сближения с «внесистемной» оппозицией. Первая же попытка Уласа организовать совместную с демократами акцию была сорвана. В марте 2007 года московский горком КПРФ и Объединенный гражданский фронт (ОГФ) Гарри Каспарова согласовали вопрос о совместном проведении 31 марта акции «Защитим Москву!» (кстати, еще одним организатором этом акции выступал Комитет защиты прав граждан, сопредседателем которого являлся один из тогдашних лидеров столичных коммунистов, радикальный критик нынешней российской власти Павел Басанец). 26 марта состоялась пресс-конференция организаторов акции, на которой присутствовали секретари МГК КПРФ Улас и Сергей Никитин, исполнительный директор ОГФ Денис Билунов, а также директор института «Коллективное действие» Карин Клеман, демонстрировавшие готовность к образованию ситуативной коалиции под лозунгами «Долой уплотнительную застройку!», «Цены на жилье должны быть доступны!», «Спасем центр от строителей!» и др. Однако уже на следующей день было объявлено, что коммунисты и их ближайшие союзники проведут собственную акцию – без ОГФ (что, в конечном счете, и произошло). 28 марта заместитель председателя ЦК КПРФ Владимир Кашин заявил, что акция под названием «Защитим Москву!» - это «бред и провокация», а центральный аппарат компартии вообще не в курсе проводимой московским горкомом подготовки к этому мероприятию. Как рассказал по горячим следам источник газеты «Ведомости» в КПРФ, идея проведения акции родилась в столичном горкоме, «но у руководства КПРФ началась истерика» и все сорвалось.

Противоречия между Уласом и зюгановцами по вопросу о возможности взаимодействия с «внесистемной» оппозицией накладывались на политическую конкуренцию внутри федерального руководства партии. Мельникову, считавшемуся «человеком номер 2» в КПРФ, противостояли Владимир Кашин, члены президиума партии Валерий Рашкин, Валентин Романов, председатель Центральной контрольно-ревизионной комиссии (ЦКРК) Владимир Никитин. На стороне Мельникова, кроме Уласа, выступали Валентин Купцов, тогдашний лидер питерских коммунистов Владимир Федоров, член-корреспондент РАН Борис Кашин. Зюганов первоначально внешне держал нейтралитет, позволявший ему выполнять арбитражную функцию. С одной стороны, он поддержал начатую Никитиным кампанию против «неотроцкизма» в партии, направленную на изгнание из КПРФ политиков (преимущественно московских), связанных с радикальными оппозиционерами, в том числе и Басанца. С другой стороны, Зюганов публично не поддержал трех секретарей горкома, Доровина, Кострикову и Потапова, вставших на сторону Владимира Кашина и перед думскими выборами 2007 года выступивших с открытым письмом, содержавшим резкую критику деятельности Уласа, в том числе за отказ исключить Басанца из партии (этот вопрос был решен только в 2009 году). Кроме того, коллеги обвинили Уласа в «отсутствии политической зрелости и, как следствие, заигрывании с либералами и потакании проявлениям троцкизма в городской партийной организации» и в том, что в одном из предвыборных спецвыпусков «Правды» «фамилия Зюганова ни разу (!) даже не упоминается». Улас же занял осторожную позицию – по настоянию ЦК партии, он санкционировал смещение Басанца с поста секретаря Западного окружкома МГК КПРФ и прекратил попытки взаимодействия с демократами.

Однако дальнейшее развитие событий показало, что компромисс оказался временным и был продиктован тактическими соображениями – необходимостью подготовки к федеральным думским выборам, на которых в Москве партия добилась успеха. В докладе президиума ЦК КПРФ XII внеочередному съезду партии, состоявшемуся в декабре 2007 года, особо отмечалось, что «если говорить об абсолютном приросте числа сторонников КПРФ, то наибольший достигнут в Москве, где партия добавила к числу своих избирателей почти 250 тысяч новых сторонников. Он составил почти 85% по сравнению с 2003 годом». В Москве КПРФ провела в Госдуму четырех депутатов, в том числе Мельникова и Уласа.

Смещение Уласа

После думских выборов 2007 года, подтвердивших роль КПРФ как основной оппозиционной партии, Зюганов открыто выступил на стороне Владимира Кашина, Рашкина, Никитина и их сторонников. В ноябре 2008 года с должности первого секретаря питерского горкома партии был смещен сторонник Мельникова Владимир Федоров, который в 2004 году был одним из самых активных оппонентов Семигина в региональной организации. Тогда ситуация в ней была похожа на московскую – первый секретарь горкома Олег Корякин, как и Куваев, поддержал Семигина. Федоров смог объединить вокруг себя большинство активистов питерской организации КПРФ. Со временем в организации возник новый конфликт: между «федоровским» большинством и меньшинством, возглавлявшимся известными коммунистическими функционерами Сергеем Соколом и Юрием Беловым (руководство КПРФ позднее утверждало, что противоборствующие группы были примерно равными по численности). На стороне меньшинства выступили не только Владимир Кашин, Рашкин и их сторонники, но и Зюганов.

После того, как питерские коммунисты осенью 2008 года не избрали Сокола делегатом XIII съезда партии и членом горкома, эти решения были отменены федеральным руководством КПРФ, а вместо Федорова, обвиненного в манипулировании результатами внутрипартийных выборов, во главе парторганизации встал Рашкин, ранее не имевший отношения к питерскому отделению компартии. В открытом письме президиума ЦК КПРФ к партийцам, было особо сказано, что «часть руководства Петербургского горкома КПРФ пыталась перевести «русский вопрос» в плоскость буржуазных обвинений коммунистов в шовинизме и ксенофобии, тем самым фактически игнорируя геноцид русского народа» (имелось в виду дистанцирование «мельниковцев», в том числе и Федорова, от педалирования «русского вопроса», свойственного значительной части окружения Зюганова). Федоров не согласился со своим смещением с должности. В результате в январе 2009 года президиум ЦК КПРФ исключил Федорова из партии, а в конце того же года он создал общественное движение «АВРОРА». Новым лидером питерских коммунистов стал Сокол.

На XIII съезда партии противники Мельникова одержали очередную победу, причем как аппаратную, так и идеологическую. Из президиума ЦК были удалены ответственный за выборы секретарь ЦК Олег Куликов и член-корреспондент РАН Борис Кашин, являвшиеся сторонниками Мельникова. Улас лишился поста секретаря ЦК. Мельников, презентовавший обновленную программу партии, был вынуждении дезавуировать обвинения в «социал-демократизме», демонстрируя свою ортодоксальность: «Были те, кто в угоду конкретной политической обстановке в стране, конъюнктуре, соображениям «целесообразности» подталкивал нас к социал-демократической лексике в новой редакции Программы, ревизии ее основ. Мы убежденно отвергли это и оказались абсолютно правы. Социал-демократия - это не компромисс, это игра в поддавки по правилам капитала». Еще до съезда Мельников, пытаясь выглядеть ортодоксальным коммунистом, даже публично оправдал убийство царской семьи в 1918 году, чего не делал ранее никто из руководства партии.

На этом фоне решение «оргвопроса» в отношении Уласа стало лишь вопросом времени. В 2009 году смещать его с должности было невозможно из-за очередных выборов в Мосгордуму, на которых КПРФ, хотя и выступила хуже, чем за четыре года до этого (получив 13,27% вместо 16,75 %, и потеряв одно депутатское место), но оказалась единственной оппозиционной партией, прошедшей в столичный парламент. Более того, коммунисты получили посты вице-спикера и председателя комиссии по науке и промышленности, тогда как в прошлом составе Мосгордумы они возглавляли лишь малозначимую комиссию по делам ветеранов. Первоначально руководство КПРФ не выдвигало претензий Уласу за результаты кампании, тем более, что официальной позицией КПРФ стало обвинение московских властей в широком применении административного ресурса, что, по консенсусному мнению партийного начальства и стало основной причиной снижения результата.

Однако новый состав фракции КПРФ в Мосгордуме свидетельствовал об ослаблении позиций Уласа. Депутаты прошлого созыва, его ближайшие соратники Владимир Лакеев (второй секретарь горкома) и Сергей Никитин, потеряли свои мандаты. Николай Губенко, возглавлявший партийный список, не пользуется существенным влиянием в партии – ранее он покидал ее ряды (вместе с бывшим спикером Госдумы Селезневым) и затем вновь получил партбилет. Депутат Вадим Кумин является спонсором партии и почти не вовлечен в повседневную деятельность горкома. Еще сложнее с третьим депутатом, Андреем Клычковым, молодым юристом и протеже Зюганова. Характерно, что, по данным СМИ, Улас, бывший вторым номером в партийном списке, первоначально хотел взять «московский» мандат, отказавшись от федерального, но руководство партии не позволило ему сделать это. Таким образом, его влияние на депутатскую фракцию резко уменьшилось, зато в ней появился человек Зюганова.

Уже через несколько дней после выборов, 23 декабря 2009 года, ЦКРК КПРФ под руководством «кашинца» Владимира Никитина приняла постановление «О противодействии руководства Московского городского комитета КПРФ борьбе ЦКРК с нарушителями программных установок, наносящих существенный ущерб партии», в котором содержалась резкая критика в отношении Уласа. 9 февраля 2010 года президиум ЦК КПРФ по докладам Никитина и Рашкина принял постановление по этому вопросу. «За невыполнение решений Президиума ЦКРК и допущенные серьезные недостатки в организационно-партийной и кадровой работе» Уласу был объявлен выговор, а Лакееву вынесено предупреждение. «С целью укрепления взаимодействия центральных органов партии с коммунистами столицы» члены президиума и секретари ЦК КПРФ были закреплены за окружными комитетами Москвы. Первые секретари окружкомов были включены в «номенклатуру» Кадровой комиссии при президиуме ЦК КПРФ, возглавляемой «кашинцем» Василием Романовым (также было принято решение о том, что кандидатуры этих секретарей подлежат утверждению президиумом ЦК). В постановлении, в частности, говорилось, что «одиозные» бывшие партийные функционеры Басанец и Петр Милосердов (еще один «неотроцкист») были исключены из партии с двухлетним опозданием. Упоминается о многочисленных конфликтах внутри партии, которых всегда было немало в крупных парторганизациях. Интернет-сайт COMSTOL.RU, близкий к Уласу (там публиковались материалы, критичные в отношении федерального руководства партии), был фактически закрыт. Его наполнение прекращено, проведена переадресация на официальный сайт московской организации КПРФ. Было объявлено о том, что информационные ресурсы горкома (в том числе ориентированный на Уласа Интернет-проект «Красное ТВ») переходят под контроль его секретаря Александра Потапова – одного из трех противников Уласа, выступивших против него в 2007 году.

Кроме того, президиум ЦК КПРФ обратился к коммунистам с закрытым письмом, которое вскоре было опубликовано в Интернете. В нем руководство горкома было обвинено в провалах в организационно-партийной работе, отсутствии прочных связей с трудовыми коллективами, слабости протестных действий. Уласу инкриминировалась и неудача на выборах 2009 года в Мосгордуму: «Слабый подбор наблюдателей, их недостаточное обучение, а порой их безразличие и беспринципность, не позволили удержать результат голосования за КПРФ. По ряду участков, где имелся надежный контроль, партия получила до 30% голосов и более. Однако немалое число участков не было прикрыто нашими наблюдателями. Вследствие этого, партия получила невысокий результат и, несмотря на заметное усиление симпатий населения к КПРФ, утратила одно место в городской Думе». Таким образом, Зюганов, Кашин, Рашкин и другие лидеры КПРФ попытались совместить две позиции – традиционную для КПРФ точку зрения о применении властью административного ресурса и осуждение деятельности руководства региональной организации.

Наконец, 12 мая нынешнего года президиум ЦК КПРФ счел, что Улас и его коллеги не принимают достаточных мер для реализации постановления трехмесячной давности, и сместил их со своих постов.

Что дальше?

Представляется, что Улас вряд ли пойдет по пути Федорова, который в ответ на свое увольнение демонстративно бросил вызов партийному руководству. Это может быть связано как с его дисциплинированностью (ранее он никогда не противопоставлял себя начальству, занимая оборонительные позиции), так и с сохранением возможности продолжить партийную деятельность – предполагается, что он может стать ответственным за военно-патриотическую работу в партии. Кроме того, необходимо учитывать особенности психологии коммунистов, для которых «единство партии» является безусловной ценностью, а внутрипартийная оппозиция недопустима еще с 1920-х годов. Единственным оправданием такой оппозиционности является «горбачевщина» партийного начальства, в которой Зюганова в КПРФ не обвиняют. Политическая судьба многочисленных бывших деятелей партии (Селезнева, Куваева и др.) обычно складывается неблагоприятно, многие прежние соратники отказывали им в доверии. Перспективы федоровского проекта «АВРОРА» также выглядят неясными.

Сейчас руководство московской парторганизацией перешло к Рашкину. В состав его команды вошли руководитель аппарата фракции КПРФ в Госдуме Владимир Поздняков, его заместитель Евгений Доровин (бывший секретарь МГК, конфликтовавший с Уласом), секретарь МГК Потапов (единомышленник Доровина), Валентин Романов из кадровой комиссии президиума КПРФ, председатель фракции КПРФ в Мосгордуме Клычков, главный партийный юрист Вадим Соловьев. Все они получили статус заместителей Рашкина в рабочей группе. В ее составе фигурирует и Кострикова, третий оппонент Уласа в 2007 году, являющаяся членом президиума ЦКРК КПРФ, то есть членом команды Никитина. Сторонники Уласа в состав временного руководства, естественно, не вошли.

Похоже, что Зюганову удалось установить контроль над недостаточно лояльной столичной парторганизацией. Он еще более усилил свои позиции в партии, опираясь на группу традиционалистски настроенных функционеров и нейтрализовав всех своих потенциальных оппонентов. Влияние Мельникова в партии резко ослаблено, Улас уволен, Федоров вытеснен из КПРФ. В то же время вопрос об обновлении партии, о ее работе с новыми электоральными группами остается открытым. Более того, есть серьезные сомнения в том, что Зюганов и его окружение способны к такому обновлению. Скорее, они будут продолжать курс на существование КПРФ как «нишевой» партии, действующей в существующей партийной системе, старающейся минимизировать конфликты с властями и ориентированной, прежде всего, на привычный для партии «пенсионерский» электорат.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net