Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

30.08.2010 | Марина Войтенко

Инфляцию по осени считают

В начале минувшей недели замглавы Минэкономразвития Андрей Клепач сделал примечательное заявление о повышении прогноза по инфляции на 2010 год. Дословно это звучало так: «В 6-7% [июньская оценка – примечание ЦПТ] не укладываемся. Прогноз будет пересмотрен, но незначительно. Он будет ниже, чем была инфляция в прошлом году (8,8%)». И, действительно, через пару дней в СМИ появились (пока еще не утвержденные официально) ожидания министерства: рост цен в 2010 году составит 7-7,5%; в 2011-ом – 6-7%; в 2012 и 2013 годах соответственно 5-6% и 4,5-5,5%.

Экспертное сообщество и, прежде всего, финансовые и банковские аналитики более осторожны: в текущем году инфляция может перейти 8%-ный рубеж, вплотную приблизившись к прошлогодним значениям. В 2011-ом она тоже способна превзойти предполагаемый МЭР уровень. Нормальный лаг перекладывания пика зерновых цен на молоко – 3 месяца, на мясо – 6-12 месяцев. Между тем, зерновой пик, видимо еще впереди. Должны завершиться уборочная кампания, сложиться реальный зерновой баланс и объем необходимого импорта1 . Все эти «процедуры» (в их полном объеме) уходят на середину осени, поэтому ясно, что инфляционная волна вполне может накрыть по меньшей мере первый квартал 2011 года поверх всех благих ожиданий.

Текущие сюрпризы тоже налицо. Традиционная августовская ценовая динамика между обнулением и дефляцией, которая обычно продолжалась и в сентябре, сменилась явным ускорением инфляции с еженедельным шагом в 0,2%. С учетом августовских 0,8% индекс потребительских цен за 8 месяцев этого года составит 105,6%. По данным Росстата, в лидерах гречка и пшеничная мука, причем недельные темпы роста цен продолжают нарастать. Так, гречневая крупа с 3 по 9 августа подорожала на 7%, с 10 по 16-ое - на 7,3%, с 17 по 23-е - на 8,6%. Пшеничная мука с 3 по 9 августа стала дороже на 2,4%, с 10 по 16 августа - на 2,8%, с 17 по 23 августа - на 3,3%.

Вслед за мукой дорожают и мучные изделия. Вермишель и макаронные изделия за прошлую неделю стали дороже на 1,0% и 0,9%, хлеб ржаной и пшеничный - на 0,9% и 0,6%. Что касается понедельной динамики, то рост цен на хлеб остается высоким. С 27 июля по 2 августа ржаной хлеб подорожал на 0,1%, пшеничный - на 0,2%, с 3 по 9 августа на 0,3% и 0,4% соответственно, с 10 по 16 августа - на 1% и 0,9%. Существенными темпами начало дорожать молоко - с 27 июля по 2 августа оно стало дороже лишь на 0,1%, а с 3 по 9 августа и с 10 по 16 августа - росло уже по 1,2% в неделю, с 17 по 23 августа - на 1,3%. Кроме того, за прошлую неделю на 1,9% стал дороже сахар-песок. Цены на плодоовощную продукцию тем временем снизились на 0,2%. При этом лук репчатый и морковь стали дешевле на 3,3% и 2,0% соответственно, капуста - на 1,0%. Одновременно яблоки и картофель подорожали на 0,8% и 0,4%2 .

В этих обстоятельствах неудивителен рост инфляционных ожиданий населения. Так, индекс «Рост цен», вычисленный фондом «Общественное мнение» (ФОМ) в ходе августовского опроса россиян, подскочил до 90,9 пунктов. Это стало максимумом за последние 10 месяцев3 . Из 2 тысяч респондентов, ответивших на вопросы социологов, 80% отметили рост цен на основные продукты, товары и услуги в целом за последний месяц. В ходе предыдущего, июльского опроса, только 63% ощущали подорожание.

В лидерах оказалась крупа и макаронные изделия. На то, что цены на них заметно выросли, указала почти половина опрошенных - 49% (месяцем ранее таковых было всего 14%). И теперь уже 47% заметили рост цен на сахар (в июле 40% обратили на это внимание). Существенный рост цен на хлеб и хлебобулочные изделия за последний месяц отметили 46% россиян (17%), молоко и молочную продукцию - 42% (22%). За июнь-август, по данным ФОМ, в разы увеличились доли респондентов, отмечающих рост цен на следующие виды продуктов питания: крупу, макаронные изделия – в 6 раз; сахар – в 2 раза; хлеб и хлебобулочные изделия – в 3,5 раза; молоко и молочную продукцию – в 2 раза; растительное масло – в 1,8 раза .

Рост цен на крупу, судя по данным ФОМ, более всего был заметен в Приволжском федеральном округе, на сахар - в Сибирском, хлеб - в Центральном, на молоко и молочную продукцию - в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах, на растительное масло - в Приволжском ФО. Света в конце туннеля большая часть населения не видит. Дальнейшего роста цен ждет уже 84% россиян против 71% месяцем ранее. Доля тех, кто не ожидает изменения цен, снизилась в 2 раза - с 10% до 5%. Число россиян, склонных думать, что цены будут снижаться, практически равно нулю. Общий знаменатель настроений населения – продукты будут, но дороже.

Эксперты уверены, что продолжительность нынешнего «ценового шока» (некоторые полагают, что он исчерпает себя уже в октябре) будет непосредственно зависеть от действий властей, направленных на, чтобы сбить потребительские инфляционные ожидания. ФАС России уже возбудила 25 дел о нарушении антимонопольного законодательства. Речь в них преимущественно идет о расследовании случаев синхронных повышений цен («ценовых сговорах») производителями муки, молока и гречневой крупы. Сами поставщики, естественно, объясняют рост оптовых цен объективными причинами: подорожанием зерна, дефицитом кормов, неурожаем гречихи и т.п. Итог для граждан – рост розничных цен (в зависимости от региона) на муку – на 7-20%; молоко – 13-16%; гречку – 6-20%. При превышении 30%-ного порога, как известно, могут устанавливаться предельные цены (пока «дело» такого рода по поводу гречки инициировано лишь УФАС по Самарской области). Практика, однако, показывает, что любое «замораживание» цен затем сполна отыгрывается рынком после снятия моратория. Причина та же, что и у нынешнего ценового взрыва – локальный монополизм сельхозпроизводителей и торговых сетей «в особо крупном размере», усугубляемый разнообразными ограничениями конкуренции, активно применяемыми администрациями субъектов РФ.

Пока эта проблема решается традиционными средствами – пресечением очевидного спекулятивного поведения и возбуждением дел со стороны ФАС. О спекуляциях на рынке гречневой крупы уже высказались и министр сельского хозяйства Елена Скрынник, и президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. По их мнению дефицита нет и не будет. За цены же отвечает ФАС, которой следовало бы заодно разобраться и с журналистами, провоцирующими ажиотаж потребителей. Позиция, скажем прямо, столь же ожидаемая, сколь и беспомощная. Никаких официальных предложений о развитии конкуренции и, стало быть, роста производства в аграрной сфере, которые бы вытекали из анализа сложившейся ценовой ситуации, к настоящему времени не сделано. Видимо, это дело будущего. Сейчас же в авангарде борьбы с инфляционными ожиданиями лишь антимонопольная служба. Отдельные аналитики уже заключают пари, сколько еще ей потребуется возбудить дел, чтобы переломить ситуацию – 50, 150 или может быть 250? Впрочем, по сути действия эти абсолютно верные, позволяющие накопить ко всему прочему регулятивный опыт.

Ускорение инфляции – 2010 дестабилизирует не только потребительский рынок. Сложные и неоднозначные последствия проявляют себя и в сфере банковских депозитов населения, ставки по которым (с учетом прогнозируемой экспертами годовой инфляции) уже балансируют на грани перехода в отрицательную зону. На динамике вкладов это пока не сказалось. В июле, по данным Банка России, их объем подрос на 2,1%. Тем не менее, еще полтора-два месяца «ценового шока» и поведение граждан может начать меняться с преимущественно сберегательного на потребительское, что опять-таки чревато новым инфляционным скачком. Помочь делу могло бы расширение банковского кредитования нефинансового сектора, когда величина маржи компенсирует относительную дороговизну пассивов в виде депозитов населения. При темпах роста кредитных портфелей около 10% банки могли бы даже пойти на повышение ставок по вкладам, удерживая их на 1-1,5% выше инфляции. Беда в том, что искомый темп в текущем году может попасть в разряд сильно гипотетических.

Июльское «кредитное расширение» составило лишь 0,3% (50 млрд рублей). По итогам августа аналитики также не ожидают крутого перелома. По оценке заместителя генерального директора АСВ Андрея Мельникова, реальная доходность по банковским депозитам перестанет быть положительной, если рост кредитных портфелей не превысит 5-7% в год. Напомним, что за первые семь месяцев 2010 года совокупный кредитный портфель банков-резидентов вырос на 3,5%. Банковская система, таким образом, оказывается «на минном поле». С одной стороны, чтобы увеличивать кредитование, необходимо снижать депозитные ставки и дальше4 . Однако начало действовать серьезное ограничение – инфляционные ожидания. В то же время, новые кредиты требуют (и с 1 июля уже без кризисных послаблений) формирования новых резервов. В принципе это стандартная практика, но и она наталкивается на нешуточную помеху – значительную величину проблемных долгов, немалая часть которых в перспективе обречена на списание. Президент АРБ Гарегин Тосунян, например, полагает, что от 30 до 70% всех реструктурированных ссуд могут стать проблемными, что грозит новой дестабилизацией банковского сектора. Между тем системные действия регулятора по решению этого застарелого вопроса не просматриваются даже в самую сильную оптику.

Начинает давать сбои и такой традиционный в последние полтора года банковский бизнес как вложения в долговые ценные бумаги (рост с начала 2010 года на 38%). Прошедшая неделя, в частности, «отметилась» здесь массовыми продажами облигаций и снижением их котировок. Неудачными оказались и два последних аукциона Минфина по размещению облигаций федерального займа (из общего объема предложения в 48,5 млрд рублей реализованы лишь 1,3 млрд рублей по шестилетним бумагам и 3,1 млрд рублей по десятимесячным). Причина сдержанности инвесторов – опять-таки ожидания инфляции. Финансовые аналитики не исключают, что уже в сентябре доходности размещаемых выпусков пойдут вверх. Поскольку это не в интересах эмитентов, объем и динамика рынка, похоже, двинутся по «медвежьему» маршруту.

Регулятор, впрочем, спокоен: банковский сектор, хотя и стагнирует (таково по меньшей мере августовское ощущение большинства экспертов), но жив. Аномальная жара видимым образом на здоровье не сказалась5 . Главная же головная боль Банка России - более выраженная антиинфляционная настройка механизмов денежно-кредитного регулирования в условиях снижения темпов восстановительного роста (в январе-июле ВВП прибавил лишь 3,8%).

Перед регулятором, действительно, непростая дилемма. Растущая инфляция придавливает инфляционный и потребительский спрос. Драйвером могла бы стать госкомпонента конечного спроса. Но рост расходов (госзакупок и госинвестиций) ограничен необходимостью добиваться бюджетной сбалансированности. Дефицит – это всегда основательный инфляционный потенциал, и его по возможности следует по меньшей мере не увеличивать, то есть не наращивать расходы. Естественно, коли инфляция путает все карты, то и борьба с ней выходит на первый план. Одной лишь бюджетно-налоговой консолидации недостаточно. Нужна еще и подстраховка со стороны монетарной и валютной политики. «Классические» ходы на сей счет – укрепление рубля и повышение цены денег (в том числе путем увеличения ставки рефинансирования). В теории все это работает классно. На практике же, то есть «по жизни», возникает принципиальный вопрос целесообразности такого «разворота». Жесткая денежная политика может попросту стереть траекторию роста, загнав экономику в стагнационный тупик. Тем более что и рубль по мнению многих аналитиков, уже выглядит переоцененным и некоторое послабление (до 31-31,5 рубля за доллар США) ему не помешало бы.

Ответа, каким будет выбор регулятора, сейчас нет. Да, видимо, и не может быть, поскольку не просчитаны все макроэкономические риски, и до конца непонятно с какой инфляцией все мы имеем дело. Пока равновероятны оба диагноза – как общее среднесрочное ускорение ценовой динамики, так и краткосрочный «ценовой шок», который при правильном лечении может закончиться к концу осени. К началу ноября наступит время содержательных ответов. Сейчас же очень важно удержаться от упрощения в оценках ситуации, а стало быть и избыточных действий, будь то антимонопольное администрирование или «перекладывание руля» в денежной политике. Последствия засухи и всплеск цен – безусловно, повод для беспокойства. Хотелось бы, однако, чтобы регуляторы, принимая необходимые решения, исходили из принципа «не навреди».

Марина Войтенко – руководитель департамента информационных программ Центра политических технологий



1. В этом году зерновой импорт, очевидно, подорожает. Аналитики отмечают, что заметный на 10-15% рост цен (по срочным контрактам – товарным форвардам) носит выраженный спекулятивный характер, связанный с тем, что зерновой контракт начинает использоваться рыночными игроками в качестве финансового инструмента (как это было в 2007-2008 годах на рынке сырой нефти). В этом плане запрет на экспорт зерна из РФ сыграл на руку спекулянтам. И хотя этот «эпизод», по-видимому, уже отыгран рынком, на подходе другие – а именно данные о неурожаях в Канаде и ряде других стран – экспортеров зерна.
2. Продукты питания в РФ дорожали заметно быстрее, чем, например, в Евросоюзе-27. По данным Росстата, за первые семь месяцев 2010 года рост цен на продукты составил 5,9%, что в 4,2 раза превысило удорожание продовольствия в ЕС (1,4%). При этом в июле 2010 года продукты питания в РФ стали дороже на 0,3%, в то время как в странах ЕС в среднем они подешевели на 0,1%.Впрочем, в Евросоюзе тоже есть страны с высокой инфляцией. Так, наибольший прирост цен на продукты питания среди стран ЕС наблюдался в июле в Румынии (на 1,9%), Дании, Эстонии, Латвии, Словении (на 0,8-1,4%). Вместе с тем в отдельных государствах цены на продукты за июль заметно снизились: в Польше - на 1,2%, во Франции - на 0,7%. За период с начала года среди стран ЕС наибольший прирост цен на продовольствие отмечался в Венгрии (8%), Эстонии, Словакии и Латвии (5-5,8%). В то же время в Болгарии, Финляндии, Испании, на Кипре за период с начала года продукты подешевели в среднем на 0,4-2%. В июле 2010 года в России среди наблюдаемых групп продуктов питания наибольшее удорожание было зафиксировано на сахар, джем, мед, шоколад и конфеты - на 2,3% (в странах Евросоюза - на 0,1%). Мясо и мясопродукты, а также хлебобулочные изделия и крупы стали дороже в РФ на 0,7% и 0,6% соответственно (в странах ЕС - на 0,3% и 0,1%). Цены на масла и жиры увеличились на 0,1% (в странах ЕС - на 0,2%).Одновременно с этим после продолжавшегося в Российской Федерации последние два месяца удорожания плодоовощной продукции в июле цены на фрукты и овощи снизились соответственно на 1% и 0,3% (в ЕС - на 1,9% и 0,9%). Молочные изделия, сыры и яйца стали дешевле в РФ на 0,5% (в странах Евросоюза - подорожали на 0,2%), рыба и морепродукты - снизились на 0,1% (в странах ЕС цены выросли на 0,3%). За период с начала года в России, как и в странах ЕС, наибольшее увеличение цен отмечалось на овощи и фрукты - на 50,3% и 6,5% соответственно (в странах ЕС - на 7% и 6,2%).
3. Индекс измеряется в пунктах и может колебаться в пределах от 0 до 100 пунктов. Значение индекса меньше 50 пунктов указывает на преобладание позитивных оценок.
4. Во второй декаде августа средняя ставка по 10 крупнейшим банкам депозитного рынка (Сбербанк, ВТБ 24, Банк Москвы, Райффайзенбанк, Газпромбанк, Росбанк, Альфа-банк, Банк «Уралсиб», Промсвязьбанк, Россельхозбанк) опустилась до 8,76%. В Банке России считают, что вслед за депозитами ставки по кредитам снижаются с лагом в 3-4 месяца, расширяя спрос предприятий на заемные ресурсы.
5. На кредиты агропредприятиям приходится 5% от совокупного кредитного портфеля банков РФ. При этом, по оценкам аналитиков, до 25% всех выданных кредитов потребуют пролонгации. У ряда банков, специализирующихся на сельхозкредитовании могут возникнуть проблемы. В связи с этим Банк России рекомендовал кредитным организациям как можно быстрее оценить последствия аномальных погодных условий и в случае необходимости обращаться с предложениями о мерах поддержки.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net