Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В практике экономической политики последних лет сложилась традиция, когда в начале весны РСПП – крупнейшее объединение работодателей и предпринимателей проводит «неделю российского бизнеса», завершающуюся съездом, на котором выступает Президент РФ. 14 марта это событие случилось в 10-й раз, оказавшись во многом не только значимым, но и знаковым.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Российский мир

03.09.2010 | Алексей Макаркин

Белорусская оппозиция перед президентскими выборами

Предстоящие президентские выборы в Белоруссии впервые будут проходить в условиях резкого осложнения отношений с Россией. Ранее Россия традиционно поддерживала на белорусских выборах Александра Лукашенко, тогда как Запад не признавал итогов голосования и сочувствовал оппозиции. Сейчас ситуация выглядит более сложной – Россия присматривается к белорусской оппозиции, но альтернативы Лукашенко на нынешнем этапе пока не видно. Лишь в долгосрочном плане расстановка сил может измениться.

Объединение и раскол

На выборах 2006 года большая часть белорусской оппозиции смогла договориться о выдвижении единого кандидата – им стал Александр Милинкевич, политик национально-демократической ориентации, обошедший в ходе праймериз либерала Анатолия Лебедько. Этому предшествовала подготовительная работа – в 2005 году большинство белорусских оппозиционеров образовали коалицию Объединенные демократические силы (ОДС), в которую вошли Партия БНФ (Белорусский народный фронт), Объединенная гражданская партия (ОГП), Белорусская социал-демократическая партия, Белорусская партия труда, Партия коммунистов Беларуси, Белорусская партия женщин и движение «За свободное развитие предпринимательства». Таким образом, в состав коалиции вошли представители политических сил, придерживающихся различных идеологических ориентаций – либералы (ОГП), националисты (БНФ), левые (Партия коммунистов Беларуси, в настоящее время эта политическая сила называется Белорусская партия левых «Справедливый мир», но сохранила левую идеологию). Их объединяло неприятие режима Лукашенко и стремление создать демократическую конкурентную политическую систему, в которой оппозиция получила бы возможность для нормальной деятельности.

Фигура Милинкевича, относительно малоизвестного до 2006 года политика из интеллигентской среды, имевшего опыт управленческой деятельности (бывший зампред Гродненского горисполкома), оказалась приемлема для этих политических сил, хотя и в различной степени – в наибольшей степени он устраивал идеологически близких к нему «народофронтовцев». Впрочем, меньшинство оппозиционеров отказались поддержать Милинкевича – их кандидатом стал бывший ректор Белорусского государственного университета Александр Козулин, первоначально являвшийся сторонником Лукашенко, а затем оказавшийся в числе его оппонентов. Первоначально представлялось, что Козулин играет на стороне президента, раскалывая единую оппозицию, но его дальнейшая судьба (арест и тюремное заключение) опровергли эту точку зрения.

Однако консолидация большинства оппозиции вокруг единого кандидата не привела к успеху – Лукашенко получил 83% голосов, тогда как Милинкевич – всего 6,1%. Козулин занял четвертое место (2,2%), уступив не только двум первым кандидатам, но и лояльному Лукашенко лидеру либерал-демократов Сергею Гайдукевичу. Тогда Запад отказался признать результаты выборов. Тогдашний генеральный секретарь Совета Европы Терри Дэвис заявил, что «президентские выборы в Беларуси будут проходить в обстановке страха и запугивания. Каков бы ни был их результат, они не могут быть квалифицированы как демократические ни в каком смысле этого слова». Миссия ОБСЕ опубликовала заявление, в котором расценила выборы как не соответствующие стандартам этой организации. Однако Лукашенко, опираясь на поддержку России, счел возможным эпатировать Запад, публично заявив, что результаты выборов были искажены в пользу оппозиции, а в реальности он получил 93,5% голосов.

Можно предположить, что в реальности оппозиция получила больше, чем 8,3% голосов ее двух кандидатов. По данным опроса, проведенного независимым исследовательским центром НИСЭПИ, официально ликвидированным белорусскими властями в 2005 году, но перерегистрированным в Литве, Милинкевич получил около 18% голосов, а Козулин – 7%. Но даже по этим сведениям за Лукашенко проголосовали почти две трети белорусских избирателей, что обеспечивало ему победу уже в первом туре. Даже с поправкой на недемократический характер белорусской политической системы, отсутствие равного доступа к СМИ и ограниченность возможностей оппозиции, необходимо отметить, что большинство населения страны продолжали поддерживать действующего белорусского президента.

Результаты выборов вызвали разочарование в среде оппозиционеров, причем ответственным за поражение, по крайней мере, ее либеральная часть сочла Милинкевича. Более того, если на выборах Милинкевич, по данным оппозиции, смог мобилизовать значительную часть избирателей (тем более, что после объявления предварительных итогов голосования в Минске прошли выступления, в которых участвовали тысячи сторонников оппозиции), то к настоящему времени его поддержка сократилась, что отмечают конкуренты в рядах оппозиции. Кандидат от либеральной Объединенной гражданской партии на предстоящих выборах Ярослав Романчук заявил, что «Милинкевич – это человек, у которого в 2006 году был замечательный шанс стать единственным лидером демократических сил. Но эти шансы он бездарно растерял. Его рейтинг в 20-25% превратился в 3%, а среди демократических сил Милинкевич завоевал прочную репутацию разрушителя». Впрочем, по данным НИСЭПИ, за Милинкевича в июне были готовы проголосовать 9,9% избирателей.

После выборов 2006 года Милинкевич создал собственное движение «За свободу», придерживающееся национально-демократической ориентации. Тем самым он перестал восприниматься как надпартийная фигура, став руководителем собственного политического образования, причем не более влиятельного, чем остальные партии и движения. Это событие ознаменовало начало центробежных тенденций в ОДС, хотя первоначально оппозиционеры и демонстрировали свое единство. В мае 2007 года состоялся Конгресс демократических сил Беларуси, на котором была принята «Малая Конституция Беларуси», «Экономическая платформа» и Стратегия демократических сил. Однако эти документы так и остались декларациями, которые не были восприняты всерьез всеми участниками коалиции.

В 2009 году из ОДС вышли представители «национальных сил» – БНФ и движение «За свободу». Представитель Милинкевич заявил, что не все участники коалиции поддержали программу «Восточное партнерство», инициированную Евросоюзом – видимо, имелись в виду левые (в то же время оставшиеся в ОДС партии утверждают, что поддержка партнерства является консолидированной позицией коалиции). Более того, партия БНФ официально заявила, что коалиции больше не существует. Другие партии – члены ОДС – отказались соглашаться с этой позицией, но в коалиции остались только либералы и левые – тем самым она потеряла одну из своих составляющих и утратила возможность представлять весь идеологический спектр оппозиции. Кроме того, прекратил существование баланс политических сил, позволявший различным по идеологии партиям и движениям достигать компромиссов. Наконец, эрозия ОДС привела к невозможности восстановить механизм выдвижения единого кандидата на президентских выборах. В условиях, когда популярность лидеров оппозиции сейчас находится примерно на одном уровне (ни один из них не имеет «двузначного» рейтинга), такое положение дел стимулировало выдвижение большого количества кандидатов, ориентированных не на победу на предстоящих выборах, а на «раскрутку» с расчетом на дальнейшую карьеру в условиях вероятного ослабления режима Лукашенко.

Свою роль в расколе ОДС могла сыграть и позиция Запада. Если в 2006 года он делал однозначную ставку на Милинкевича как альтернативу действующему авторитарному президенту, то затем в ЕС получила распространение точка зрения, что необходимо делать ставку на возможную эволюцию режима Лукашенко в направлении если не демократизации (на это надежд нет), то хотя бы ограниченной либерализации. Освобождение политических заключенных (в частности, Козулина) дало дополнительные аргументы сторонникам этой позиции. Однако парламентские выборы, на которых не был избран ни один оппозиционный кандидат, а затем приведение в исполнение смертных приговоров в отношении уголовных преступников (Белоруссия осталась единственной европейской страной, в которой расстреливают осужденных), привели к сильному разочарованию европейцев. Результаты предстоящих президентских выборов ЕС также вряд ли признает. Но все это не способствует возвращению Запада к ставке на объединенную оппозицию, учитывая ее сохраняющиеся недостаточные электоральные возможности.

Таким образом, раскол в оппозиции связан не с идеологическими, а с прагматическими соображениями, связанными с внутренней конкуренцией внутри ОДС и уменьшением стимулов для объединительной деятельности. Идеологическими могут быть только мотивировки, призванные объяснить действия партий, покинувших ОДС.

Плюрализм кандидатов

В настоящее время уже целый ряд белорусских политиков объявили о своем намерении участвовать в президентских выборах; не исключено, что после официального объявления о начале избирательной кампании их количество увеличится.

Либералы выдвинули кандидатуру зампреда ОГП Анатолия Романчука, менее известного как политик по сравнению с другими руководителями партии – Лебедько и другим зампредом Александром Добровольским, бывшим народным депутатом СССР. Романчук сделал успешную карьеру экономиста. 44-летний Романчук возглавляет научно-исследовательский центр Мизеса, является сторонником либеральной экономической модели. В качестве кандидата в президенты он презентовал программу «Миллион новых рабочих мест для Беларуси» - таким образом, ОГП стремится апеллировать не только к традиционным оппозиционным избирателям, но и к более широким слоям населения. НИСЭПИ в июне «давал» ему 1% голосов, что неудивительно с учетом его изначальной малой известности.

Националисты – от умеренных до радикальных – выдвигают нескольких кандидатов. Среди них 63-летний Милинкевич, который апеллирует к наиболее высокому рейтингу среди оппозиционных кандидатов (по разным данным, от 3-4% до почти 10% по версии НИСЭПИ). Этот аргумент – ключевой для Милинкевича; он особенно важен в условиях нехватки времени для «раскрутки» нового кандидата (высокий рейтинг Милинкевича связан, прежде всего со значительным уровнем известности бывшего единого кандидата оппозиции). Кроме того, поражение в 2006 году и неспособность в дальнейшем выступить интегрирующей фигурой, ослабляет позиции этого кандидата.

Партия БНФ выдвинула кандидатуру Григория Костусёва, 53-летнего политика из Могилевской области, имеющего немалый хозяйственный опыт: он был директором совхоза и Шкловского районного объединения жилищно-коммунального хозяйства (Лукашенко также был директором совхоза в Шкловском районе), затем занимался бизнесом. Перед выборами 2001 и 2006 годов Костусёв был сторонником самостоятельного участия представителя БНФ в избирательной кампании, но оставался в меньшинстве. Похоже, что кандидатура сравнительно малоизвестного Костусёва стала компромиссной в условиях сильной внутренней конкуренции внутри партии, которую и без того покинули многие активисты.

Бывший зампред БНФ, 35-летний Алесь Михасевич сейчас позиционирует себя как независимый кандидат с синтетической программой: «Почти с каждым, кто объявил о своем желании занять президентское кресло, меня что-то объединяет: с Милинкевичем - местное самоуправление, с Романчуком - поддержка частного бизнеса, с Глушаковым - экологические вопросы, а с Лукашенко мы вместе за независимую Беларусь». НИСЭПИ в июне «давал» Михалевичу 2,4%.

35-летний Виталий Римашевский представляет партию Белорусская христианская демократия, выступающую с последовательно консервативных политических позиций, за расширение количества христиан, занимающих государственные должности. По данным НИСЭПИ, в июне его были готовы подержать 1% избирателей.

Левые пока не определились со своим кандидатом и даже с тем, выдвинут ли они его. Но если это произойдет, то на президентских выборах их, скорее всего, будет представлять 58-летний Сергей Калякин, многолетний лидер коммунистов, а сейчас «Справедливого мира». Однако они могут и воздержаться от выдвижения с учетом того, что избиратели, придерживающиеся левых взглядов, в значительной степени голосуют за популиста Лукашенко, который пользуется поддержкой и российской КПРФ во главе с Геннадием Зюгановым. По данным НИСЭПИ, за Калякина в июне были готовы проголосовать 1,9% избирателей, что очень мало с учетом большого политического стажа и довольно значительной известности этого политика.

К числу других кандидатов, которых нельзя отнести к трем основным направлениям в белорусской оппозиции, относятся бывший замминистра иностранных дел Белоруссии, лидер движения «Европейская Беларусь» Андрей Санников (он ушел в отставку с госслужбы еще в 1996 году в знак протеста против политики Лукашенко); лидер Европейской коалиции Николай Статкевич, кадровый офицер и сторонник военной реформы, в прошлом лидер социал-демократов, подвергавшийся преследованиям со стороны Лукашенко. В 2005 году он был приговорен к ограничению свободы за организацию уличной протестной акции, наказание отбывал на племенном заводе в Минской области. По данным НИСЭПИ, за каждого из них в июне готовы были проголосовать менее 1% избирателей. 44-летний Юрий Глушаков - первый заместитель председателя Белорусской партии «Зеленые» представил ярко выраженную экологическую программу.

Зато известный поэт, бывший председатель правления Союза белорусских писателей Владимир Некляев, в 1999 году порвавший с режимом Лукашенко, и несколько лет проведший в эмиграции, пока не объявлял о своих президентских амбициях, зато в последнее время активно занимается оппозиционной общественной деятельностью. В нынешнем году он стал лидеров кампании «Говори правду», по словам Некляева, цель кампании - пробудить белорусское общество, «которое живет в условиях обмана и как бы не замечает его». К обращению Некляева «Скажем правду вместе» присоединились ряд известных белорусских деятелей, в том числе международный гроссмейстер по шахматам Виктор Купрейчик, народные писатели Белоруссии Геннадий Буравкин и Рыгор Бородулин, политолог Александр Федута. Участники кампании собирали подписи за увековечение памяти знаменитого белорусского писателя Василя Быкова, выступавшего в конце жизни против Лукашенко, презентовали сборник, посвященный проблеме безработицы (поддержав программу Романчука по созданию рабочих мест), провели ряд региональных акций.

Перспективы оппозиции

Несмотря на раскол, сама идея объединения оппозиции продолжает сохранять популярность в оппозиционной среде (как это было в течение многих лет в России во взаимоотношениях правых и «Яблока»). Поэтому с приближением выборов возникают различного рода объединительные инициативы, призванные продемонстрировать способность оппозиции к консолидации; однако пока они приводят к противоположному результату. В частности, выбор единого кандидата попыталась взять на себя Рада белорусской интеллигенции, включающая в себя ряд известных интеллектуалов. В августе Рада опубликовала короткий список из пяти возможных кандидатов, в который попали Романчук, Санников, Козулин, Калякин и Некляев. При этом о желании выдвинуться из них заявили пока только первые двое, а Козулин не имеет права баллотироваться из-за неснятой судимости. Характерно, что в список не попали кандидаты от партий, вышедших в 2009 году из ОДС; неудивительно, что политики, не оказавшиеся в «шорт-листе», не признали права Рады на согласование единого кандидата.

В конце августа ряд оппозиционных партий подписали документ, предусматривающий координацию действий «по ряду направлений». Среди подписантов – ОГП, «Справедливый мир», Белорусская социал-демократическая партия «Грамада». БНФ присоединился к соглашению, но с оговорками. Движение Милинкевича воздержалось от подписания документа, а «Европейская Беларусь» Санникова пока не определилась. Таким образом, объединения вновь не получилось.

Есть ли шанс у оппозиции победить Лукашенко? По данным июльского исследования компании NOVAK, 51% опрошенных хотели бы видеть во власти новое лицо. 40% не доверяют старым политикам из оппозиции и власти. Именно поэтому ОГП выдвинула на пост президента Романчука, который не воспринимается как «старый политик», а БНФ – кандидатуру Костусёва, также ранее не участвовавшего в президентской гонке. Объективно существующий запрос белорусского общества на обновление политической элиты стремятся использовать и молодые кандидаты – Михалевич и Рымашевский. Проблема не только в раздробленности оппозиции, но и в нехватке у оппозиции ресурсов (финансового, информационного и др.). В этих условиях крайне трудно «раскрутить» новых кандидатов и довести до белорусского общества особенности их программ.

Кроме того, сама востребованность изменений носит противоречивый характер. По данным НИСЭПИ, 62% жителей Белоруссии полагают, что страна нуждается в переменах. Однако при этом лишь 22,4% респондентов полагают, что после ухода Лукашенко с поста президента жизнь в Белоруссии улучшится. Таким образом, желание перемен носит достаточно абстрактный характер, а ответ на более конкретный вопрос свидетельствует о том, что общество скептически относится к самой возможности позитивных изменений в случае прихода к власти оппозиционеров. Рейтинг доверия оппозиционным политическим партиям крайне невысок: по данным НИСЭПИ, доверяют им только 14,4% (это примерно вдвое меньше доли убежденных противников Лукашенко), не доверяют - 65%.

Отношение оппозиции к российскому фактору отличается противоречивостью. С одной стороны, часть оппозиции готовы к диалогу с Россией с учетом изменившегося отношения Кремля к Лукашенко. Она учитывает, что российское телевидение может дать им информационный ресурс, которого оппозиционеры в Белоруссии в настоящее время лишены. Не исключено, что оппозиционеры рассчитывают и на некоторую политическую поддержу со стороны Москвы, и на отказ России признать результаты выборов, которые объявит режим Лукашенко. Характерно, что трое лидеров ОГП – Лебедько, Романчук и Добровольский – в июле посетили Москву, где участвовали в праздновании дня рождения советника Анатолия Чубайса Леонида Гозмана. Они провели неофициальные встречи с представителями российской власти – похоже, что эти контакты носили характер взаимного зондажа. Видимо, на сближение с Россией могут рассчитывать не только либералы, но и левые, а также часть кандидатов-прагматиков (например, Санников).

С другой стороны, оппозиционеры-националисты критически относятся к влиянию России на белорусский политический процесс. В августе БНФ презентовал Манифест защите национальных интересов, в котором говорится о том, что угрозу национальной безопасности представляет не только режим Лукашенко, но и российские власти. По словам Милинкевича, «в условиях серьезных экономических проблем в стране, становится вероятным приход к власти и нового популиста, пророссийского, например. Важно, чтобы все понимали, что идет борьба не только за права человека, но и за независимость страны, которую мы легко можем потерять». Такая позиция националистов вполне устраивает Лукашенко – равно как и их прошлогодний выход из ОДС.

Что касается России, то она, похоже, присматривается как к оппозиционным кандидатам, так и к фигурам из числа действующих и отставных белорусских чиновников. Тем более, что если оппозиция неоднократно критиковала Россию и исторически ориентирована на Запад, то чиновники имеют опыт совместной работы с российскими госструктурами (например, в рамках Союзного государства). Среди возможных кандидатов нередко называют премьер-министра Сергея Сидорского, однако пока он не демонстрировал даже минимальной нелояльности по отношению к Лукашенко. Сдерживающим фактором для белорусских чиновников является то, что при контроле за силовыми структурами у Лукашенко есть возможность организовать преследование любого из них, официально за экономические преступления (как это произошло с первым лукашенковским премьером Михаилом Чигирем, перешедшим в ряды оппозиции). В числе далеких от оппозиции фигур, на которых может сделать ставку Москва, называют бывшего главу МВД Владимира Наумова, занимавшего свой пост почти девять лет и отправленного в отставку в прошлом году. Переехав в Москву, он стал советником главы «Ростехнологий» Сергея Чемезова. На Западе Наумова, как и других силовиков из окружения Лукашенко, обвиняли в нарушении прав человека, что, впрочем, вряд ли может быть серьезным ограничителем для его взаимодействия с российской властью. Впрочем, Наумов не имеет права участвовать в президентских выборах – он родился за пределами Белоруссии в Смоленске.

В любом случае, сейчас у Лукашенко нет реального конкурента на электоральном поле. Оппозиция может в лучшем случае рассчитывать на повышение известности своих кандидатов, выстраивая долгосрочные стратегии – на тот случай, если, оставшись без поддержки России, нынешний белорусский режим подвергнется эрозии в связи с ухудшением социально-экономической ситуации и угрозой изоляции. Политический шанс оппозиции связан, таким образом, только с возможной деградацией правящего в стране режима под влиянием как внутренних, так и внешних факторов.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Когда испанские завоеватели-конкистадоры открыли эту землю, ее сгоряча назвали Коста-Рикой, что в переводе означает богатый берег. Они надеялись обнаружить там ценные полезные ископаемые, которые в огромных количествах вывозили бы на родину. Но таковых в недрах не оказалось. Позднее обнаружилось, что непреходящей ценностью страны оказались неутомимые труженики, постепенно, шаг за шагом, соорудившие государство устойчивой демократии, ставшей примером для беспокойных соседей.

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Эта страна, расположенная на северо-западе Южной Америки, славится божественными орхидеями, которые поставляются во многие уголки планеты. Но она известна и тем, что на протяжении длительного времени в стране шла кровавая гражданская война, унесшая жизни миллионов людей. Тем не менее, сохранилась приверженность демократическим институтам. В этом ее специфика.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net