Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

Басманный суд Москвы принял решение об аресте до 19 августа владельца холдинга «Русское молоко» Василия Бойко-Великого. Предпринимателю вменяется особо крупная растрата, совершенная организованной группой (ч. 4 ст.160 УК). Следствие считает, что он и его подельники получили доступ к средствам на депозитных счетах банка «Кредит-Экспресс». Фигурантами дела также стали экс-директор банка Алла Кабанова, главный бухгалтер Мария Антонова, менеджеры Анастасия Новотная, Егор Пихтин, Елена Чуева и Наталья Ципинова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

29.07.2011 | Сергей Слободчук

Волгу круто штормит

Громкая политическая сенсация с арестом украинского топ-чиновника по обвинению в коррупции получила логичное продолжение. Президент Украины Виктор Янукович своим указом освободил от должности главу национального регулятора финансового рынка – Государственной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг – Василия Волгу. В качестве официальной причины было обозначено «нарушение присяги госслужащего» – формулировка, под которую, как мы понимаем, можно подогнать все что угодно. Сам «герой дня» на момент увольнения содержался в Лукьяновском СИЗО, где пребывает и по сей день по обвинению в попытке получения взятки в полмиллиона долларов, вместе с рядом других чиновников ведомства, арестованных с 15 по 19 июля.

Арест действующего главы ведомства – беспрецедентный случай в новейшей истории (если не считать бывших министров и чиновников из правительства Тимошенко, то последний такой случай произошел весной 2003-го, когда по обвинению в превышении служебных полномочий и получении взятки в СИЗО упекли аграрного вице-премьера Леонида Козаченко, правда, на тот момент, уже бывшего). Что же на самом деле стоит за арестом чиновника такого ранга? И какие повороты в украинской политике символизирует?

Начать с того, что в «деле Волги» со старта смущают несколько важных моментов. Во-первых, спустя всего несколько дней Генеральная прокуратура обнародовала блок-схему «организованной преступной группировки», окопавшейся в Госфинуслуг и якобы возглавляемой Василием Волгой. Казалось бы, определить все взаимосвязи и расписание ролей в преступной группировке ГПУ сможет только по итогам следствия. А здесь получается, что не успели арестовать всех подозреваемых, как без всяких допросов уже известна вся подноготная. Так бывает только в том случае, если деятельность чиновников Госфинуслуг долго разрабатывалась прокуратурой – а отсюда вывод, что к задержаниям правоохранители готовились заранее.

Если же говорить о подноготной, все причины уголовного преследования чиновника такого ранга можно уложить в несколько плоскостей – юридическую (точнее, уголовную), политическую и коммерческую.Итак, может быть, в Украине наконец-то началась беспощадная борьба со взяточниками и казнокрадами, невзирая на чины и лица? Насчет этого - большие сомнения. Юридическая база обвинения, на основе которой в СИЗО вместе с Волгой закрыли еще несколько человек, чрезвычайно хлипкая. Подозреваемым инкриминируют создание организованной преступной группы для получения взяток. Самого же Волгу задержали по подозрению в попытке получении взятки в 500 тысяч долларов. То есть, речь идет даже не о свершившемся факте, а всего лишь о преступном намерении. Здесь надо обозначить, что украинское уголовное и уголовное процессуальное законодательство выписаны таким образом, что даже свершившийся факт получения взятки доказать крайне трудно. Здесь же речь шла в лучшем случае только о вымогательстве – то есть, оперативная группа не задерживала никого из чиновников в служебном кабинете с мечеными купюрами в руках, с обязательными в таких случаях понятыми, обыском и другими процессуальными требованиями. И если даже дела взяточников, застигнутых «на горячем» на месте преступления и по всем правилам, регулярно разваливаются в судах, что говорить о таком шатком обвинении как попытка (которое еще надо доказать)?

Может быть, причины коренятся в политической подоплеке событий? К примеру, с помощью ареста Волги власть «зачищает» левый фланг в преддверии парламентских выборов? Начнем с того, что возглавляемый Волгой Союз левых сил на сегодняшний день не имеет никакого политического веса, а потому не может рассматриваться в качестве конкурента Партии регионов. СЛС ни разу самостоятельно не участвовал в парламентских выборах, не говоря уже о том, чтобы иметь своих представителей в исполнительной власти. Сам Волга впервые попал в поле зрения широкой общественности в 2004-м году в качестве одного из кандидатов в президенты. Тогда ажиотаж президентской кампании помог раскрутиться ему самому и раскрутить свою организацию «Громадський контроль» («Общественный контроль», - рус.) На выборах 2006-го «Общественный контроль» пошел на союз с украинскими социалистами, благодаря чему его лидер получил проходное место в списке СПУ и мандат депутата Верховной Рады. Впрочем, уже в 2007-м на досрочных выборах СПУ ожидает крах, соглашение о стратегическом сотрудничестве между двумя партиями расторгается, а на президентских выборах 2010-го Волга и его Союз левых сил поддерживают Виктора Януковича. Что касается должности руководителя Госфинуслуг, которая считается по украинским меркам «хлебной», то она была получена по квоте Коммунистической партии Украины, с которой СЛС вместе с рядом мелких левых партий создают Блок левых сил.

Если сам Блок при условии верного позиционирования и предвыборной стратегии еще имеет какие-то парламентские шансы, то СЛС сам по себе не может конкурировать ни с «партией власти», ни с одним из левых проектов, а потому не представляет абсолютно никакой угрозы. Да и назвать партию левоцентристской можно разве что по причине наименования – показателен случай, когда несколько лет назад сам Волга на пресс-конференции так и не смог пояснить журналистам, что такое социал-демократия, дав совет посмотреть значение термина в энциклопедии.

Что еще более важно, лично Василий Волга как «лицо» СЛС прочно ассоциируется с правящей администрацией, уровень поддержки которой в Украине стабильно падает и, словно камень на шее, тащит за собой всех, кто у избирателя ассоциируется с правительством, Администрацией президента, Верховной Радой и т.д. Для полноты картины добавим, что привязка к левому, левоцентристскому, социал-демократическому и любому другому спектру очень условна - украинский избиратель в своей основной массе в принципе не различает идеологических направлений и оттенков, различая разве что тех, кто находится при власти, а кому не посчастливилось с оппозицией. Как видим, предвыборная версия не выдерживает проверки фактами.

Но, возможно, «дело Волги», равно как «дело Кучмы» и ряд арестов чиновников меньшего ранга по обвинению в коррупции (к примеру, практически день в день с экс-главой Госфинуслуг задержали мэра Красноармейска в Донецкой области) нацелено стать логическим фоном для осуждения Юлии Тимошенко? Но против такой версии работают факты – что для Запада, что внутри страны Волга и Тимошенко абсолютно не равновеликие фигуры – так что комбинация банально не сработает. Даже если отправить в СИЗО не только Волгу, а половину нынешнего Кабинета Министров, для Запада это не станет оправданием уголовного преследования Тимошенко. Хотя бы потому, что половина министров не является лидерами оппозиции, не являлась конкурентами Виктора Януковича на президентских выборах и потому что для стран ЕС, Великобритании и США они не являются узнаваемыми политическими фигурами.

Остается «коммерческая» версия случившегося. А именно, банальный передел должностей внутри правящей партии, вследствие чего «за борт» выбрасывают (и, мы еще увидим, как будут выбрасывать) всех «чужаков». Здесь к месту будет вспомнить, что работа Волги в Госфинуслуг вызвала ряд конфликтов с компаниями, работающими на рынке, вплоть до требования уволить в открытом письме страховых компаний, кредитных обществ и других. Но Волга появился на «хлебной» должности не сам по себе, а по квоте Коммунистической партии. А здесь нужно учесть, что акции самих коммунистов на бирже Верховной Рады и Администрации президента в последнее время серьезно пошатнулись. В чем дело? Как бы парадоксально это ни выглядело, но коммунисты Петра Симоненко решили идти на выборы под оппозиционными лозунгами, при этом, не переходя в оппозицию. И присутствие в коалиции с Партией регионов не мешает коммунистам обвинять власть в реализации неолиберального курса и работе «на олигархов», используя риторику похлеще, чем у Блока Юлии Тимошенко, «Фронта перемен» или «Свободы». Плюс ко всему свою «отдельную позицию» КПУ начала проявлять и при голосовании – все члены фракции голосовали «против» пенсионной реформы, которую правящая администрация протаскивала любой ценой. Судя по всему, Администрация президента начала «зачистку» исполнительной власти от коммунистов – в один период с арестом Волги и других чиновников Госфинуслуг с занимаемых должностей был уволен ряд ставленников коммунистов (к примеру, стандартная квота коммунистов во всех правительствах замминистра Василий Мармазов).

Поэтому жизнеспособная версия заключается в пересечении последних перечисленных факторов. А именно, что реальная причина заключается в борьбе за «хлебную» должность. Лоббистам нового назначенца требовалось дождаться нужного контекста – когда акции коммунистов серьезно пошатнулись, с одной стороны. А с другой, опереться на цепочку: с 1-го июля в Украине действует новое антикоррупционное законодательство, вследствие чего появилось специализированное подразделение Генеральной прокуратуры, которому нужно оперативно демонстрировать результаты работы и доказывать свою необходимость на деле. На успех операции сработал и жесткий негатив со стороны рынка в отношении бывшего руководства финансового регулятора – Волгу не успели уволить, как страховщики с кредитчиками обнародовали список желаемых кандидатур на его место. Но если так, то получается, что «дело Волги» - просто повод для смены руководства Госфинуслуг, а политика и борьба против коррупции – пристяжные поводы. Конечно, главных фигурантов еще какое-то время помучают – в самом деле, ведь их еще можно применить как иллюстрацию тезиса «перед законом все равны» для «дела Тимошенко». Но смысла сажать нет, ведь с назначением нового главы Госфинуслуг требуемый результат - как говорится в математике, «необходимо и достаточно»» - будет достигнут. А украинские власти с чистой совестью смогут записать в свой актив бескомпромиссную борьбу с коррупцией, невзирая на чины и лица…

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Когда испанские завоеватели-конкистадоры открыли эту землю, ее сгоряча назвали Коста-Рикой, что в переводе означает богатый берег. Они надеялись обнаружить там ценные полезные ископаемые, которые в огромных количествах вывозили бы на родину. Но таковых в недрах не оказалось. Позднее обнаружилось, что непреходящей ценностью страны оказались неутомимые труженики, постепенно, шаг за шагом, соорудившие государство устойчивой демократии, ставшей примером для беспокойных соседей.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net