Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

29.07.2005 | Наталья Серова

КАСТИНГ КВАСЬНЕВСКОГО

Информационно-дипломатическое противостояние между Минском и Варшавой не только чуть ли не еженедельно плодит новые сюжеты - от правозащитных до шпионских - но и втягивает в себя, как в воронку, все новых участников. Вот и президенты двух стран не выдержали и принялись обсуждать злокозненность соседа.

Но если мотивы мечущего громы и молнии Александра Лукашенко совершенно прозрачны - ему в 2006-м переизбираться на новый срок, то активность Александра Квасьневского, президентские полномочия которого, как известно, закончатся в октябре этого года, вызывает изумление.

Между тем 28 июля белорусская сторона, "зачистив" штаб-квартиру "Союза поляков Белоруссии" и отказав в воздушном коридоре над своей территорией самолету с польской правительственной делегацией, подняла планку и перевела "военные маневры" в новую фазу - фазу прямых действий на государственном уровне. И хотя Минск объяснил инцидент с самолетом техническими накладками, мало кто сомневается в том, что на самом деле эпизод сей носил демонстративный характер.

Ведь в злополучном самолете находились политики, направлявшиеся в Россию для участия в мероприятии по случаю 5-летия открытия памятника жертвам Катыни, и эта подробность, как бы отсылающая самолетный сюжет к провокационным заявлениям польского сейма накануне празднования 60-летия Дня Победы, напрямую адресована не только Варшаве, но и Москве, а заодно и постоянно третирующему Лукашенко Вашингтону.

Реакцию на эту историю польских СМИ легко представить, вспомнив недавние заголовки польских газет: "Лукашенко пугает поляков" ("Gazeta Wyborcza", 26.07.2005), "Лукашенко развязывает белорусско-европейскую войну" ("Polonia", Польша, 27.07.2005). Правда, и Минск времени даром не теряет: первый государственный телеканал уже обвинил польские общественные организации и польских дипломатов в подрывной деятельности на территории Белоруссии.

Одновременно обе стороны охотно стимулируют ротацию сотрудников "вражеских" дипломатических миссий, с известной периодичностью находя поводы для объявления персонами нон грата советников посольств Белоруссии в Варшаве и Польши - в Минске. Громкие заявления делаются и на высшем государственном уровне, и через этот кажущийся хаос шпионских, дипломатических и чисто информационных сюжетов отчетливо пробиваются два главных тренда, внедряемых в сознание непосвященной в тонкости политической игры публики.

"Лукашенко - последний диктатор Европы, он должен быть отстранен от власти", - атакует подпевающая Вашингтону Варшава. "Польша и Запад готовят "оранжевую революцию" в Белоруссии, они пойдут на все ради свержения Лукашенко", - отвечает Минск. При этом как-то так получается, что обе стороны вроде бы правы: ведь и Лукашенко очень уж похож на тоталитарного лидера, и интриги против него, судя по всему, плетутся.

Одновременно бросается в глаза тот факт, что во всем этом тянущемся уже больше четырех месяцев сюжете отчетливо выделяются три временные точки наибольшего обострения польско-белорусского противостояния: март, май и июль 2005 года.

Первый, мартовский сюжет, развивавшийся в обстановке эйфории, связанной с недавней победой демократии в Украине, начался с заявления Джорджа Буша о намерении поддержать демократические процессы в страдающих от тирании странах, в том числе и в Белоруссии. Следом США приняли решение выделить 5 миллионов долларов на поддержку белорусской оппозиции. Одновременно в самой Белоруссии начался конфликт вокруг выборов руководства общественного объединения "Союз поляков Беларуси".

По версии белорусской стороны, выборы были проведены с грубейшими нарушениями при вмешательстве Польши, которая не только финансирует сепаратистскую деятельность белорусских поляков, но и предприняла попытку поставить "своих людей" во главе Союза поляков с тем, чтобы использовать польскую диаспору в качестве "пятой колонны" при подготовке нелегитимной смены белорусской власти.

Заметим, что искусственное нагнетания ситуации в зоне компактного проживания "угнетаемых" национальных меньшинств не раз использовалось в сценариях смены власти, и советники Лукашенко наверняка помнят, что именно таким образом западным спецслужбам - в чем они сегодня спокойно признаются перед телевизионными камерами - удалось в ноябре 1989 года спровоцировать беспорядки в населенном венграми Тимишоаре и ускорить падение коммунистического лидера Румынии Чаушеску, которого, кстати, тоже называли "последним диктатором Европы".

Второй пик обострения польско-белорусских отношений пришелся на май этого года. Поводом стали практически синхронные заявления Джорджа Буша и Михаила Саакашвили о поддержке освободительных движений в "недемократических" странах, к которым наряду с Зимбабве и проч. была причислена и Белоруссия. Одновременно, и столь же синхронно, представители российских и белорусских спецслужб озвучили информацию о подготовке "цветной революции" в Белоруссии, а глава ФСБ России Николай Патрушев сообщил, что Запад уже выделил средства под проект свержения Лукашенко.

Напомним, что происходило все это через полтора месяца после государственного переворота в Киргизии, и в этом контексте информация белорусских и российских спецслужб выглядела вполне правдоподобно, тем более что к концу мая в СМИ появились сообщения о том, что Евросоюз уже подготовил решения о финансировании сети радиостанций, которые должны начать вещание на территории Белоруссии.

Картину дополнили комментарии представителей белорусской оппозиции, сообщивших, что базироваться эти радиостанции будут в соседних Литве и Польше. На этом многообещающем фоне Варшава потребовала, чтобы страну покинул секретарь белорусского посольства в Польше Максим Рыженков, в ответ из Минска был выдворен советник посольства Польши в Белоруссии Марека Бутько. После чего наступило непродолжительное затишье.

А с середины июля конфликт перешел в активную фазу, начало которой положили действия белорусской власти, открыто перешедшей к изоляционистской политике. Приметами ее стали такие решения, как ограничения на стажировку и учебу в странах Запада, высылка из страны американской профессуры, а также массированная атака на Европейский фонд "Диалог", сотрудничавший с минскими вузами.

Легко видеть, что все эти действия официального Минска были направлены на ограничение контактов белорусской молодежи с представителями демократического Запада. С другой стороны, Лукашенко явно решил полностью очистить Белоруссию и от таких "очагов дестабилизации", как международные правозащитные и прочие неправительственные организации, о деструктивной деятельности которых российские и белорусские СМИ писали еще три года назад - сразу после парламентских выборов в Украине.

20 июля, как будто подтверждая обоснованность мер, принимаемых белорусским руководством, Палата представителей конгресса США проголосовала за расширение американского теле- и радиовещания на Белоруссию, выделив на эти цели 10 миллионов долларов в дополнение к 24 миллионам, которые выделялись на "развитие политических партий, независимых СМИ и неправительственных организаций, обеспечение свободных выборов, соблюдение прав человека и главенства закона" в Белоруссии.

На этом фоне позиция белорусских властей получила поддержку России. Глава ФСБ Николай Патрушев еще раз сообщил о подрывной деятельности, которой под прикрытием научных и гуманитарных организаций занимаются в Белоруссии западные разведки. А через несколько дней о недопустимости финансирования из-за рубежа деятельности общественных организаций и политических партий - правда, применительно к России - высказался Владимир Путин.

На следующий день в Москву - обсуждать вопросы сотрудничества в космической сфере и укрепления Союзного государства - прилетел Александр Лукашенко, а в самой Белоруссии как раз в эти дни началась интенсивная "промывка мозгов". 21 июля белорусское телевидение подробно рассказало согражданам о подрывной деятельности сотрудников польского посольства и Европейского фонда "Диалог", выдворения которого из страны уже на следующий день потребовал представитель белорусского МИДа.

Еще через день первый канал белорусского телевидения снова обвинил сотрудников польского посольства в шпионской деятельности и попытках вербовать белорусских офицеров. В ответ в польском сейме заговорили о необходимости "временного закрытия" посольства, с тем, чтобы интересы Польши в Белоруссии представляла "третья сторона", например, Швейцария.

Затем "свежую струю" в обсуждение двусторонних отношений внесли президенты. 25 июля президент Польши Александр Квасьневский, выступая с радиообращением к согражданам, заявил, что конфликт достиг такого размаха, когда для урегулирования отношений с Минском придется обратиться к лидерам Евросоюза, которые, заметим, не проявляли особого желания вмешаться в польско-белорусский скандал.

На следующий день, 26 июля, Александр Лукашенко, в ходе совещания по вопросам внутренней и внешней политики, не ограничивая себя в выражениях, снова поднял вопрос о злокозненности западных спецслужб и базирующихся на территории Польши, Литвы и Украины общественных организаций. По словам Лукашенко, подготовка к смене власти в стране идет полным ходом: "определенные группы в нужный момент выдвинутся в Минск и на площади будут творить революцию. Известные организации будут сконцентрированы на территории Литвы, в Польше, Украине. Даже пробуют сформировать такие отряды в России. Хочу предупредить, что мы об этом знаем. И знаем, как действовать против интервенции".

Всю эту возню белорусский президент связал с намеченными на осень 2006 года президентскими выборами, но попросил своих подчиненных не устраивать предвыборной истерии, а Россию - не беспокоиться, поскольку Белоруссия в состоянии сама решить свои проблемы и даже защитить Россию, которая в случае неблагоприятного развития событий в Минске тут же получит "оранжевую революцию" в Москве.

В тот же день Белоруссия и Польша в очередной раз обменялись высылкой дипломатов, а на следующий день белорусский ОМОН "зачистил" расположенную в Гродно штаб-квартиру "Союза поляков", после чего Минск закрыл свое воздушное пространство для самолета, на борту которого находилась польская правительственная делегация.

Подводя итог сказанному, можно констатировать, что участие Польши в американском проекте насаждения демократии на постсоветском пространстве вызывает раздражение Минска, что объясняется как особой ролью Польши в аналогичных событиях в Киеве, так и попытками Варшавы дестабилизировать ситуацию в Белоруссии, разыгрывая карту польской диаспоры.

Одновременно нельзя не признать, что, несмотря на амбиции президентов Грузии и Украины, неоднократно заявлявших о своих намерениях стать носителями идей демократии на постсоветском пространстве, пока на эту роль более успешно претендует президент Польши. И единственное, что остается непонятным, - это столь ранний старт президентский кампании в Белоруссии и причины необычайного рвения, проявляемого Александром Квасьневским.

Впрочем, как утверждают некоторые эксперты, Лукашенко может легко переиграть своих врагов, перенеся дату выборов на более ранний срок, и эта перспектива не может не беспокоить его оппонентов, которые в этом случае могут просто не успеть отмобилизовать все свои ресурсы.

Что касается Александра Квасьневского, то для него после завершения президентских полномочий было бы совсем неплохо получить должность какого-нибудь "комиссара по делам оранжевых революций на постсоветском пространстве". То есть активность Квасьневского, судя по всему, связана с тем, что - как еще в разгар украинской революции заметил Владимир Путин - он ведет себя "не как действующий президент Польши, а как человек, который устраивается на работу в связи с истечением срока своих полномочий".

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net